Вячеслав Владимирович Шалыгин
Восход Водолея (сборник)


– Стреляли, – попытался пошутить Дмитрий.

– А точнее? – Гордиенко был подчеркнуто серьезен. – Следил?

Дмитрий кивнул.

– За мной или за ней?

– Давайте поговорим где-нибудь в сухом месте, – вмешалась Татьяна. – Иначе я кончусь.

– Что сделаешь? – теперь Евгений не смог удержаться от улыбки.

– Ласты склею. Как раз отросли, пока в речке сидела.

– Есть поблизости сухое место? – обратился Гордиенко к Дмитрию.

– Да, – парень завел мотор и развернул лодку против течения. – Минут пятнадцать, и будем на месте. Если вода не спадет.

– Так быстро – не надейся. А что за местечко?

– Бывшая ракетная «точка», – охотно поделился Дмитрий.

– Серьезно? – Евгений иронично выгнул бровь.

– Ее давно уже забросили, ну, мы с приятелями и облюбовали. Все равно пропадает.

– Здесь же заповедник.

– А мы не охотимся! Просто... ходим. Маршрутами.

– Туристы старой формации?

– Да. Именно так.

– Врешь ты, друг Дмитрий, – Гордиенко неожиданно ухватил его за лацкан плаща и притянул к себе. – Какие у тебя дела с Агентурным Управлением?!

– Никаких! Поверьте! Я не с ними!

– Женя, отпусти его! – вступилась Татьяна.

– Верю, – офицер разжал пальцы. – Раз не стал делать вид, что не понимаешь, о чем речь, значит, действительно не с ними. И с кем же тогда? Кому потребовалось за нами следить? Раскалывайся до седалища, раз уж начал. Чекист?

– Нет, я вообще не из... структур. Я... мы... наблюдаем.

– Астрономы-любители? Или клуб вуайеристов? За кем вы наблюдаете?

– Мы собираем данные о Системе «Водолей»... Я не знаю, в курсе ли вы, что это такое. Хотя, судя по тому, что вытащили из их логова Таню...

– Да, я в курсе, – подтвердил Евгений. – Дальше.

– Мы считаем, что Система – это зло, и собираем этому доказательства. Пока их мало, но мы работаем не покладая рук. К нам попала серьезная улика... через Татьяну... и я опасался, что об этом узнают агенты САУ. Поехал к ней, а там уже никого. Тогда я махнул к офису сотовой компании... увидел, как вы садитесь в машину... ну и вот...

– Видимо, так и произошло, – задумчиво произнес Гордиенко. – Агенты пригласили Татьяну к себе не за красивые глаза. Что за улика?

– Пленка. От фотоаппарата. Ну, в смысле – фотопленка.

– Я понял. Что на ней?

– Мы сейчас приедем, и я покажу вам снимки. Словами это не опишешь!

– Что, так вот запросто возьмете и покажете? – удивился Евгений. – Первому встречному-поперечному.

– В вас стреляли агенты, значит, вы для меня союзник. Раз стреляли, но не убили – выгодный союзник.

– Логично, – признал Гордиенко. – У вас в бункере согревающее имеется?

– Печка.

– А для внутреннего употребления?

– Чай. Я его на лесных травах завариваю. Так тонизирует!

– Танюша, и ты дружила с этим занудой?

– Сама удивляюсь, – вздохнула Таня.

Дмитрий насупился и до самого убежища не произнес ни слова.

Когда же лодка причалила к подножию холма, в склоне которого располагался вход в бункер, заговорить ему помешали несколько беглых выстрелов. Дима схватился за плечо и со стоном завалился на дно лодки.

– Накрылась печка с чаем! – Гордиенко пересел за руль и резко вывернул рукоятку газа. Мотор чихнул облачком сизого выхлопа, и лодка помчалась в «заливную» долину между сопками, навстречу едва забрезжившему рассвету.

– Надо чем-то перевязать! – запаниковала Татьяна.

– Если найдешь – чем, перевяжи, – одобрил Евгений. – Если нет, просто зажми.

– Как... рукой, что ли?

– Да.

– Голой рукой?

– Да, я же сказал.

Таня пошарила вокруг себя, но никаких перевязочных материалов не нашла и нерешительно протянула руку к плечу раненого.

– Так?

– Больно! – возмутился Дмитрий. – У меня платок есть.
<< 1 ... 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 >>