<< 1 2 3 4

Анастасия Анатольевна Козлова
Теория и практика домоведения


Ученый XIX века М. Туган-Барановский под домашним производством понимает «изготовление промышленных изделий для собственных нужд данного хозяйства и притом, как общее правило, из сырья, добытого в пределах данного хозяйства» и далее «вплоть до настоящего времени большая часть потребностей крестьянской семьи в тех местностях, где обмен слабо развит, удовлетворяется трудом самого семейства, которое само изготовляет себе одежду из льна или пеньки, выросших на поле, обработанном тем же крестьянином, живет в доме, построенном из своего же леса своими же руками, ходит в лаптях собственного приготовления». Нужно заметить, что домашнее производство является основой для организации кустарного производства и ремесла, так как зачастую излишки продуктов труда в домашнем производстве идут на продажу, формируя у домохозяйств желание регулярно получать деньги для расширения товарообмена и удовлетворения своих потребностей. «Разложение домашнего хозяйства приводит к тому, что обособляющиеся отрасли промышленного труда принимают характер наемного или продажного ремесла». Таким образом, прослеживается переход от хозяйственно-бытовой функции домохозяйства к производственной как таковой, то есть работе не для своих нужд, а на посторонних потребителей. Ремесленник в случае продажного ремесла является собственником изготовляемого продукта, обрабатывая сырой материал, принадлежащий ему самому и продавая данный продукт на рынке, а при работе по найму не является владельцем сырья и средств производства. Главным фактором в том, и в другом случае выступает труд, оплата которого является доходом домохозяйства.

Ремесло не следует путать с кустарной промышленностью, так как «она тем существенно отличается от ремесла, что между производителем и потребителем в этом случае всегда стоит разделяющий их посредник». Кустарная промышленность в рамках домохозяйства может быть как зависимой – работа на одного и того же торгового или промышленного капиталиста, так и свободной – на любого торговца по усмотрению.

Как ремесло, так и кустарная промышленность домохозяйств в России, имели гораздо меньшее распространение, чем на Западе и являлись не основной, а дополнительной формой занятости в крестьянском хозяйстве, так как «наши русские города были не промышленными, а частью административными, частью торговыми центрами». Поэтому главными проблемами для русских домашних хозяйств были земельные вопросы, что связано, в первую очередь, с общинным землепользованием, которое обладает рядом характерных черт, снижающих эффективность работы. Среди них можно отметить: принудительный севооборот, временность владения, периодическое изменение размеров и плодородия земельного надела.

Крестьянское хозяйство относится к домохозяйству в чистом виде, так как большая часть продуктов, изделий и услуг потребляется внутри данного сообщества.

В начале XX века в связи с активным развитием капиталистических отношений уже просматривается выделение домохозяйств крестьянского и городского типа. При этом крестьянские домохозяйства с сельскохозяйственным и ремесленным типами производства преобладали, объединяя в себе до 3/4 русского населения. Городские домохозяйства были представлены семьями рабочих и служащих.

Ярким представителем данной эпохи был А. Чаянов. Наибольший интерес автора вызвал труд «Организация крестьянского хозяйства», в котором подвергаются глубочайшему анализу все факторы, влияющие на функционирование и развитие хозяйствующей семьи. А. Чаянов не отделяет семью от домохозяйства, что следует из цитаты: «прежде всего, что понятие семьи, в особенности в крестьянском быту, далеко не всегда бывает тождественно биологическому понятию, лежащему в его основе, и дополняется в своем содержании рядом осложняющих хозяйственных и бытовых элементов». Автор приводит и другую трактовку, «так, например, русская земская статистика, пытавшаяся при проведении подворных переписей выделить содержание этого понятия в сознании самого крестьянства, устанавливала, что, по представлению крестьян, в понятие семьи входит круг лиц, постоянно питающихся за одним столом или евших из одного горшка», а также «…крестьяне вводили в понятие семьи группу лиц, запирающихся на ночь за одним замком».

Наиболее важными критериями, влияющими на деятельность и процветание семейного хозяйства, А. Чаянов считает число «душ» в семье и соотношение количества работников и едоков, так как «семейный состав прежде всего определяет собою высший и низший пределы объема ее хозяйственной деятельности. Рабочие силы трудового хозяйства всецело определяются наличностью работоспособных членов семьи. А потому возможный наивысший предел объема хозяйства зависит от размера той работы, которую могут дать эти рабочие силы при наибольшем своем использовании и напряжении». Низший объем хозяйства определяется автором как сумма материальных благ, которые абсолютно необходимы для существования семьи.

При рассмотрении в данном контексте влияния воспроизводственной функции домохозяйства на его размер и благосостояние, формируется зависимость: в период рождения и воспитания детей объем хозяйства и доход от него будет таким же, если не меньшим, как и до появления нового поколения, а по мере увеличения возраста и, соответственно, обретения детьми трудоспособности, объем семейного хозяйства должен значительно увеличиться, что не всегда соответствует действительности, А. Чаяновым не выделяется хозяйственно-бытовая функция и к труду относится только хозяйственная деятельность, то есть производственная функция.

Все потребности крестьянской семьи удовлетворяются лишь посредством материальных ценностей, полученных трудом в земледелии и промыслах.

Таким образом, практически полностью упускается из вида труд, затраченный на воспитание детей, приготовление пищи, стирку белья и другие, достаточно трудоемкие, хозяйственно-бытовые функции.

Социолог Н. Бухарин связывал уровень развития государства и промышленного производства в нем с обогащением всех слоев крестьянства. Таким образом, платежеспособность домохозяйства должна напрямую влиять на потребительский и производительный (то есть на средства производства) спрос, что подтверждает важность накопления в крестьянском хозяйстве.

В послереволюционное время данный вопрос стоял очень остро. «У нас, – писал Н. Бухарин, – зажиточная верхушка крестьянства и середняк, который стремится тоже стать зажиточным, боятся сейчас накоплять. Создается положение, при котором крестьянин боится поставить себе железную крышу, потому что опасается, что его объявят кулаком… Высшая техника становится конспиративной. Мы излишне усердно наступаем на ногу зажиточному крестьянину. Но из-за этого середняк боится улучшать свое хозяйство…».

Такая ситуация была обусловлена направленностью на социализацию земли – уничтожение земельной собственности, перевод всех земель в «трудовое пользование народа». Но подобная реформа подрывала частное семейное хозяйство, что в 1924 году доля единоличных крестьянских хозяйств и кустарей составляла 75,4 % населения России. Даже сами сторонники социализации признавали достаточно высокую эффективность частного хозяйствования.

Так, известный русский экономист Н. Кондратьев выделял три возможных формы хозяйств; мелкое трудовое, крупное капиталистическое (с использованием наемного труда) и крупное кооперативное или трудовое. Сравнивая первые два, он пришел к выводу, что наиболее экономически оправдано мелкое хозяйство, которое не связано с производством прибавочной стоимости, не зависит от рынка свободной рабочей силы, не ведет к омертвлению значительной части основного капитала в течение длительных сезонов от страды до страды. Н. Кондратьев отмечал экономическую бесперспективность как крупных капиталистических, так и «полутрудовых» (ведущихся на семейных началах, но применяющих наемную рабочую силу) хозяйств. Последние, по его мнению, по рентабельности не имели никаких принципиальных преимуществ перед средними крестьянскими хозяйствами; «их значение для народного хозяйства с успехом и без всяких потрясений, может быть замещено трудовыми крестьянскими хозяйствами».

В трудах В. Ленина видна серьезная проработка проблем крестьянских хозяйств, объяснение дифференциации крестьянства, но само отношение к частному хозяйству очень противоречиво. В частности, он пишет, что «в стране глубоко крестьянской, где индивидуальный, единоличный труд крестьянина господствует на 9/10, а вероятнее на 99 процентов, где мы имеем 20 миллионов крестьянских хозяйств, мы хотим поднять их, и мы должны это во что бы то ни стало сделать». Но в тексте «Основного закона о социализации земли» по настоянию В. Ленина было внесено следующее положение: «оказывать всяческое содействие (культурная и материальная помощь) общей обработке земли, давая преимущество трудовому коммунистическому, артельному и кооперативному хозяйствам перед единоличным». Критикуя А. Чаянова, В. Ленин стоял на той точке зрения, что «такое расхищение человеческих сил и труда, какое связано с мелким отдельным крестьянским хозяйством, дальше продолжаться не может».

Так как в крестьянских хозяйствах домашние промыслы являются необходимым элементом натурального типа производства, В. Ленин дает классификацию крестьянских хозяйств в зависимости от формы соединения промысла и земледелия:

1 «Патриархальное (натуральное) земледелие соединяется с домашними промыслами (то есть с обработкой сырья для своего потребления) и с барщинной работой на землевладельца».

Данная форма наиболее типична для средневекового хозяйственного режима, будучи его необходимой составной частью. В послереволюционной России подобное патриархальное хозяйство оставалось только в виде домашних промыслов крестьян и отработки.

2 «Патриархальное земледелие соединяется с промыслом в виде ремесла».

Этот вид соединения очень близок к предыдущему, отличаясь только тем, что здесь появляется товарное обращение, когда ремесленник получает денежную оплату труда и покупает на рынке инструменты и сырье.

3 «Патриархальное земледелие соединяется с мелким производством промышленных продуктов на рынок, то есть с товарным производством в промышленности. Патриархальный крестьянин превращается в мелкого товаропроизводителя».

Основой такого превращения является разложение крестьянства, так как мелкие хозяева принадлежат, в большинстве случаев, к зажиточной группе крестьян.

4 «Патриархальное земледелие соединяется с работой по найму в промышленности (а также и в земледелии)».

Здесь ситуация характеризуется тем, что товаром становится не продукт, а рабочая сила, то есть мелкое товарное производство в промышленности сопровождается появлением наемных рабочих и кустарей, работающих на скупщиков.

5 «Мелкобуржуазное (торговое) земледелие соединяется с мелкобуржуазными промыслами (мелкое товарное производство в промышленности, мелкая торговля и пр.)».

Отличие подобной формы состоит в том, что мелкобуржуазные отношения охватывают как промышленность, так и земледелие.

6 «Наемная работа в земледелии соединяется с наемной работой в промышленности».

Выделенные В. Лениным формы соединения земледелия с промыслами для мелких хозяйств (домохозяйств) отличаются высокой степенью адекватности и учитывают все проявления производственной функции: отмечены как выражающие собой хозяйственный строй с господством натурального хозяйства, так и показывающие высокое развитие капитализма. Также, есть и ряд переходных ступеней между ними.

Дальнейший процесс обобществления производства в России ориентирован на исследование домашнего хозяйства как личной собственности (владение, пользование, распоряжение) и ее разновидности – личного подсобного хозяйства (ЛПХ). Вместе с тем, в социологии исследовалась семья и ее воспроизводственная функция.

В послевоенный период и до начала 90-х годов среди экономистов и социологов данную проблему разрабатывали: А. Бутенко, Э. Васина, А. Вишневский, Е. Владимирский, В. Григоровский, А. Карапетян, И. Павлова, Н. Римашевская, О. Сазонова, С. Струмилин, Н. Макаров, Н. Фигуровская, А. Харчев, Г. Шмелев.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 12 форматов)
<< 1 2 3 4