<< 1 2 3 4 5 6 7 >>

Альберт Иванович Кравченко
Экономическая социология

Четко размежевались две ветви социологии труда – академическая и заводская. Первая концентрировалась в институтах и вузах, занималась теоретическим анализом, совершенствованием методологии и методики, проведением крупномасштабных эмпирических исследований. Вторая обосновалась на предприятиях и в органах местной власти, занималась разработкой практических рекомендаций, приложением открытых академическими учеными методик, а отчасти и их модернизацией, проведением локальных, в основном однообъектных, исследований.

1970-е годы ознаменовались продолжением крупномасштабных исследований труда, начатых теми же самыми коллективами и лабораториями в 1960-е гг. В частности, в 1976 г. проводят повторное исследование молодых рабочих ленинградские социологи (В.А. Ядов), в 1979 г. свое повторное обследование на горьковском полигоне проводят московские социологи (Г.В. Осипов). Характерная черта обоих повторных исследований – усиление анализа субъективных компонентов трудовой деятельности, которые раньше, по признанию их авторов, явно недооценивались.

Повторное исследование 1976 г. ленинградцев обнаружило заметные изменения в показателях социальной мобильности: среди работников малоквалифицированного и непрестижного труда увеличилась текучесть кадров, среди квалифицированных сократилась доля выходцев из села, а возросла – выходцев из семей интеллигенции и кадровых рабочих. Обнаружился заметный сдвиг в сторону сбалансированного интереса и к содержанию работы, и к материальному вознаграждению. Одновременно резко возросли запросы к условиям труда. Ученые пришли к выводу, что у рабочих формируется рациональное отношение к труду, пришедшее на смену энтузиазму.

Феномен расхождения социальных установок (вербальное поведение) и реального поведения в начале 80-х гг. основательно будет изучен одесскими социологами во главе с И.М. Поповой. В опубликованной в 1985 г. монографии при помощи самых современных методик были проанализированы данные 25 исследований на предприятиях, проведенных за период с 1970 по 1983 г. Такого рода работа практически беспрецедентна даже в рамках мировой социологии труда. Ученые обнаружили сложный веер взаимоотношений между удовлетворенностью трудом (вербальное поведение) и текучестью кадров (реальное поведение), их расхождение и совпадение.

Проблемы инженерного труда изучались в другом исследовании, которое, как и упомянутые выше, стало классическим наследием отечественной социологии труда. В 1965, 1970, 1976– 1977 гг. группа социологов (Л.С. Бляхман, В.Р. Полозов, В.Я. Суслов, Ф.Л. Мерсон, Ю.Г. Чуланов, Г.Ф. Галкина, А.К. Назимова, Г.В. Каныгин и др.) под руководством О.И. Шкаратана провела повторное исследование на машиностроительных предприятиях Ленинграда. Основная задача – изучение социальной структуры рабочей силы, изменений в содержании и характере труда, условий труда и быта, мотивации и отношения к труду. Ученым удалось выявить ряд важных тенденций и особенностей в сфере труда: снижение престижа цеховых руководителей, изменение ценностных ориентаций на содержание труда у инженеров, связь внутризаводской мобильности и удовлетворенности работой, взаимосвязь эффективности труда с его условиями, зарплатой и квалификацией работника. В частности, установлено, что эффективность квалифицированного работника, его вклад в общество выше, чем малоквалифицированного.

Ленинградские социологи во главе с О.И. Шкаратаном добились не только впечатляющих эмпирических результатов, но и заметного продвижения в теории. Им удалось связать в единое концептуальное целое категории социальной структуры, характера и содержания труда, образа жизни. Соединительным звеном выступило понятие социального слоя. Эмпирически было выделено восемь слоев – от рабочих малоквалифицированного физического труда до работников высококвалифицированного управленческого труда.

Примерно в те же годы, а именно в 1971 – 1979 гг., московские социологи из Института международного рабочего движения АН СССР (руководитель В.В. Кревневич) провели международное исследование «Автоматизация и промышленные рабочие» в 15 странах (ВНР, ГДР, ПНР, СССР, СФРЮ, ЧССР, США, Австрия, Швеция, ФРГ, Англия, Дания, Италия, Финляндия, Франция). Хотя по продолжительности оно занимало 10 лет, исследование не являлось повторным (полевая стадия – 1974 г.). Координатором выступал Венский центр.

В этот период доминировало несколько региональных научных школ, отличавшихся друг от друга составом ученых, тематической ориентацией, предпочитаемыми методами исследования. Наиболее сильной была ленинградская школа, возглавлявшаяся в те годы В.А. Ядовым, О.И. Шкаратаном, Л.С. Бляхманом. Основная тематика: ценностные ориентации, мотивация и отношение к труду, социальная структура рабочего класса и инженеров, организация и условия труда. Московская школа представляла собой менее однородное явление, в ней преобладали разные стили и тематические ориентации, идейные позиции. Наряду с Г.В. Осиповым, В. Подмарковым, М.Н. Руткевичем, Ф.Р. Филипповым и др., больше ориентировавшимися на социальную структуру и научно-технический прогресс, в ней выделяются Н. Наумова, А.К. Назимова, Л.А. Гордон, занимавшиеся мотивацией и формами производства, а также переехавшие в Москву А.Г. Здравомыслов и О.И. Шкаратан. Теоретическими вопросами организации коммунистического труда занималась И.И. Чангли, проблемы социологии организации и управления изучались, и очень плодотворно, Д.М. Гвишиани, Н.И. Лапиным, А.И. Пригожиным, социология профессий – В.Н. Шубкиным.

В новосибирской школе доминировала аграрная социология (Т.И. Заславская), социальное планирование (В.И. Герчиков), социология управления (В.Р. Рывкина), социальный конфликт (Ф. Бородкин). В уральской школе наиболее продвинутыми областями оказались социальное планирование (Н.А. Аитов), культура труда (Л.Н. Коган). В таллинской школе наиболее успешно изучались профессиональные ориентации и социальная мобильность (М.Х. Титма) и прикладные аспекты управления (социологи фирмы «Майнор»). В Одессе сформировалась оригинальная научная школа, изучавшая ценности и мотивацию труда (И.М. Попова, В.Б. Моин). Лидером минской школы социологии труда следует признать Г.Н. Соколову, исследовавшую культуру труда рабочего класса.

Первоначально социологические и психологические службы на предприятиях формировались прежде всего для обеспечения научно-методического и профессионального уровня работы в сфере социального планирования. По существу, до середины 1980-х гг. оно оставалось основным объектом деятельности заводских социологов. Если вопросы теории и методологии социального планирования разрабатывались в основном академической (вузовской) наукой – это работы Н.А. Аитова, Ю.Е. Волкова, В.И. Герчикова, Л.П. Когана, Н.И. Лапина, А. Русалинова, Б.И. Максимова, В.Г. Подмаркова, В.Р. Полозова, М.Н. Руткевича, Ж.Т. Тощенко, З.И. Файнбурга, С.Ф. Фролова, Б.Г. Тукумцева, А.В. Тихонова и др., – то методическое обеспечение и организация работы в основном стали предметом усилий социологических служб отраслей и предприятий. В середине 1960-х гг. практика социального планирования и деятельность социологической службы на предприятиях сложились в самостоятельное направление. В 1964 году на Пермском телефонном заводе возникла социологическая лаборатория, а через три года на ее базе действовал отраслевой научно-исследовательский отдел социологии и психофизиологии труда (ОНИОСПТ).

Достаточно широко развивалось в 1980 –90-е гг. управленческое консультирование с применением инновационных и организационных игр. Сегодня в системе повышения квалификации используются начавшиеся разрабатываться в те годы социолого-психологические и менеджмент-бизнесовые курсы. Активные методы обучения – деловые игры, анализ конкретных ситуаций, ролевые, коммуникативные и сенситивные тренинги – знакомят участников занятий с психологической теорией и методикой, отрабатывают у них навыки общения и взаимодействия с коллегами, подчиненными и руководителями, помогают освоить систему оценки резерва руководящих кадров, психологическое тестирование, с помощью деловой игры участвовать в разработке профессиограмм, наконец, познакомиться с методологией профессионального клиринга.

Расцвет прикладной социологии и психологии труда приходится на 1970-е и начало 1980-х гг. К этому времени службы сформировались не только на многих крупных предприятиях и объединениях, но и в отраслях и регионах; возникли самостоятельные школы и направления в ряде отраслей (Минэлектропром, Минрадиопром, Минпромсвязи, Минсудпром). Сложилась разветвленная система заводских служб. Наконец, выделились районы, наиболее продвинутые в социологическом и психологическом обеспечении нужд производства – Прибалтика, Ленинград, Днепропетровская область, Москва.

Когда прояснились методологические основания социального планирования, то оказалось, что в нем следует выделить в качестве самостоятельных направлений социальное прогнозирование, социальное проектирование и социальную инноватику. Чуть позже, а именно во второй половине 1980-х гг., из недр социального планирования либо шире – из методов заводской социологии, появились, как самостоятельные образования, социальная инженерия и социальные технологии, имеющие свой предмет, методы, задачи и средства решения проблем. К середине 1980-х гг. следует относить расцвет игротехники, методологические корни которой уходят в 1960-е гг. в независимую от заводской социологии деятельность московских философов. Сегодня игровые методы применяются практически повсеместно, а разнообразие их форм и видов не поддается учету. В конечном счете и внутри игротехнического направления выкристаллизовались самостоятельные научные школы, направления, парадигмы, сообщества.

В начале 1990-х гг. на научном горизонте появились три новых направления – экономическая социология, маркетинговые исследования и социальная работа. Первые два непосредственно связаны с социологией труда и ее переориентацией на рыночные отношения, а третье направление связано с ней косвенно. Социальная работа призвана латать те социальные дыры, которые вызваны обвальным переходом российского общества от социалистической плановой экономики к стихийным рыночным отношениям.

К середине 1970-х гг. сформировалось управленческое консультирование. Оно зародилось десятилетием раньше, когда в поле зрения социологов попали проблемы несоответствия формальной и неформальной организации и организационных конфликтов, принятия управленческих решений. Основными центрами профессионализации консультантов явились учебные учреждения – Институт управления и Институт народного хозяйства, а также научно-исследовательские учреждения – Институт системных исследований и Институт США и Канады. С началом процесса перестройки после 1985 г. спрос на консультантов по управлению резко возрос. Они получили возможность заниматься мотивацией в инновационных процессах, планированием нововведений, коммерческим риском, состязанием предприятий за выживаемость.

Приблизительно в середине 1960-х гг. зарождаются две другие дисциплины – социология менеджмента и социология организаций. Их предметные области во многом пересекаются, тем не менее каждое направление имеет собственную специфику. Социология организаций затрагивает широкий спектр проблем – от общетеоретических проблем власти и легитимного порядка в организации до методов оценки личных и деловых качеств персонала. Социология менеджмента касается теории рационального управления и организации труда, стилей руководства, принципов управления и т. п. Сегодня основы менеджмента и социологию менеджмента преподают в сотнях, если не тысячах государственных и частных учебных учреждений: университетах, колледжах, лицеях, гимназиях, школах бизнеса и даже в средних общеобразовательных школах.

В настоящее время сошла на нет некогда многочисленная социология производственного коллектива, в круг интересов которой входили адаптация и профессиональный отбор кадров, стабилизация и текучесть кадров, сплоченность первичного коллектива и социально-психологический климат на производстве, трудовая дисциплина, организация и условия труда, мотивация и стимулирование труда. Данное направление безоговорочно лидировало в социологии на протяжении 30 лет.

Сегодня карта научного знания в социологии труда представляет пестрое одеяло, скроенное из лоскутков разных размеров и цветов. В конце 1980-х гг., но главным образом в начале 1990-х, в социологии труда намечается тематический сдвиг исследований. Среди новых проблем, которые начинают интенсивно изучаться социологами, следует отметить трудовые конфликты и забастовки рабочих, экономическая преступность и ее социальные последствия, рынок и поведение потребителей, многообразие форм собственности на производстве, занятость и безработица, рабочее движение, предпринимательство, приватизация, экономическая социология. Вместе с тем продолжали исследоваться проблемы, характерные для предыдущих этапов развития социологии труда, в том числе вопросы оплаты труда и материального стимулирования, участие работников в управлении, организация и условия труда, стабилизация коллектива и социально-психологический климат и др.

Теоретическая социология труда в 1990-е годы, как и прикладная, также испытывает кризис, но по другим причинам, прежде всего вследствие переключения внимания академической (включая университетскую) социологии в новые, ранее не существовавшие либо запретные темы (например, политическая социология, исследования социального неравенства, конфликтология и т. д.). Проблематика социологии труда вливается в экономсоциологию, частично присутствует в тематике изучения сдвигов в системе ценностей, в исследованиях новых социальных слоев, предпринимательства и бизнеса.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Какие этапы прошли в своем развитии отечественная социология труда и экономическая социология?

2. Почему в ХIХ в. на передний план выдвигается «рабочий вопрос»?

3. Кто внес наибольший вклад в становление промышленной социологии дооктябрьского периода?

4. Подготовьте письменную работу о достижениях и проблемах земской статистики.

5. Расскажите об идеях В. Берви-Флеровского.

6. Чем прославились А.А. Исаев и М.И. Туган-Барановский?

7. Составьте эссе о творчестве Н.И. Бухарина и А.В. Чаянова.

8. Как развивалась в нашей стране экономическая социология в послевоенный период?

9. Кто изучал проблемы инженерного труда?

10. Собрав дополнительную информацию, расскажите о деятельности заводских социологов.

11. Опишите процесс появления новых направлений и дисциплин в рамках социологии труда и экономической социологии.

12. Составьте более развернутое, чем в данной главе, сообщение о современном периоде развития экономической социологии в России.

ГЛАВА 2

ИСТОРИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СОЦИОЛОГИИ В ЕВРОПЕ И США: КЛАССИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

АНГЛИЙСКАЯ ПОЛИТЭКОНОМИЧЕСКАЯ ШКОЛА

Важным событием следует считать переворот, совершенный родоначальниками классической политэкономии Уильямом Петти (1623– 1687) и Адамом Смитом (1723– 1790). Они поставили моральное воззрение на твердую почву науки, перевели религиозные ценности в плоскость теоретического анализа. Иначе говоря, религиозный переворот, начатый Лютером и Кальвином, завершился переворотом теоретическим, связанным с именем А. Смита.

Теоретические основы английской политэкономической школы, идеи которой позже позаимствовал К. Маркс, заложил А. Смит. Хотя понятия меновой и потребительной стоимости, ставших опорными точками учения и А. Смита, и К. Маркса, ввел в употребление еще Аристотель, они существовали на протяжении веков скорее как теоретическая догадка, нежели как теоретическая гипотеза, вокруг которой может сформироваться целостная система экономических представлений. Теоретической догадкой долгое время оставались и платоновские воззрения на разделение труда. Понадобился гений Адама Смита для того, чтобы соединить столь далекие на первый взгляд категории, каковыми являются меновая и потребительная стоимость, с одной стороны, и общественное разделение труда, с другой стороны, и создать новое теоретическое учение о капиталистическом обществе. Если поглубже присмотреться, то в основе действительно лежат разделение труда, ведущее к появлению профессионального труда, и меновая стоимость, без которой невозможно себе представить категории наемный труд.

Таким образом, именно А. Смит впервые предложил систематическое учение о разделении труда, но не в качестве социологического учения, как позже попытался (и довольно успешно) сделать это Э. Дюркгейм, а в качестве политэкономического. А. Смит очень удачно и вполне органично смонтировал понятие разделения труда в систему других политико-экономических категорий – капитал, дифференциальная и абсолютная рента, стоимость, цена, прибыль, прибавочный труд, заработная плата, рабочая сила и т. д., – благодаря чему впервые дал научно-теоретическое объяснение труда как экономического, а отчасти и социального явления.

Основной экономический труд А. Смита, «Исследование о природе и причинах богатства народов», занимает выдающееся место в истории новоевропейской мысли. Здесь развиваются многие ключевые для социологии труда и экономической социологии идеи, в частности, трудовая теория стоимости, которая получила свое логическое завершение и стала объектом резкой критики со стороны Г. Зиммеля и М. Шелера. По мнению К. Маркса, огромным шагом вперед явилось понятие труда вообще, которое впервые ввел в научный обиход именно А. Смит. Отбросив всякую неопределенность деятельности, созидающей богатство, т. е. абстрагировавшись от конкретно-исторических форм – мануфактурного, коммерческого, земледельческого, – А. Смит нашел исходную клеточку научного анализа – «просто труд».

Английская политэкономическая школа, главными представителями которой принято считать Адама Смита (1723– 1790) и Давида Рикардо (1772– 1823), которые вместе с Уильямом Петти (1623– 1687) и Робертом Оуэном 1771 – 1858) составили первое поколение, а также Джона Стюарта Милля (1806– 1873), основателя английского позитивизма, разработавшего индуктивную логику, Альфреда Маршалла (1842– 1924), распространившего социальный дарвинизм на сферу экономического поведения, которых относят ко второму поколению, явилась первой научной школой в истории европейской социальной мысли, вплотную приблизившейся к решению социологических проблем труда и экономики.

ФРАНЦУЗСКАЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА: ПЕРВОЕ ПОКОЛЕНИЕ

Другой школой, внесшей заметный вклад в развитие социологии труда, является французская социологическая школа. В ней также выделяются два поколения. К старшему следует отнести двух великих социалистов-утопистов – Шарля Фурье (1772– 1837) и Клода Анри де Сен-Симона (1760 – 1825). Молодое поколение составили два других великих француза – «отец социологии» Огюст (или Август) Конт (1798– 1857) и самый молодой из них – Эмиль Дюркгейм (1858– 1917).

Всем им присущи некоторые общие черты. Так, например, социалистическим идеям сочувствовали не только Фурье и Сен-Симон, но также Конт и Дюркгейм, хотя социализм в понимании первого и второго поколения означал не одно и то же. Другая особенность – стремление соединить научно-технический и социальный прогресс в некоем утопическом проекте. Наконец, приоритет коллективного труда над индивидуальным, альтруистических ценностей над эгоистическими. Все это родовые черты именно французской школы. Напротив, для английской школы общими свойствами являлись утилитаризм и этика индивидуализма, акцент скорее на экономических, чем на социальных аспектах труда, трезвый расчет и реализм, приоритет ценностей капитализма над социализмом.

Подчеркивая значение общеполезной трудовой деятельности как наиглавнейшего фактора, создающего взаимную связь людей, Сен-Симон отводил ей исключительную роль в историческом движении общества индустрии. Смена общественных систем у него происходила под влиянием господствующих форм собственности и производства. Критерием прогресса выступало удовлетворение важнейших жизненных потребностей. Будущее общество рисовалось как огромная добровольная ассоциация людей, основанная на плановой организации производства и обязательном труде ее членов. Сен-Симон ввел в научный оборот термин «индустриальное общество», положив начало теоретической линии, которую продолжили Конт, Спенсер, Дюркгейм и другие вплоть до широкого распространения теории в США и Западной Европе в середине ХХ в. (Р. Дарендорф, Р. Арон, У. Ростоу, Д. Белл, А. Турен и т. д.).

У Сен-Симона нет четкого классового деления населения: буржуазия и пролетариат объединены в один класс «индустриалов». Нет у него и отказа от религии. Он понимает, что без религиозной поддержки мотивация труда рушится как карточный домик. Правда, место традиционного христианства у него занимает некое «новое христианство», в котором значительное место занимают утопические и научные идеалы. Разработанная Сен-Симоном религиозная концепция «нового христианства» призвана была дополнить материальные стимулы экономической деятельности моральными требованиями, основным среди которых выступал социалистический лозунг «все люди – братья».

Вообще французы, в отличие от англичан и немцев, очень склонны к изобретению новых религиозных систем. Этим занимались Сен-Симон, Конт, отчасти Дюркгейм. Может сложиться впечатление, что подобная склонность – национальная черта если не французов, то французских социальных мыслителей. Немцы скорее предпочитали основательно изучать ту религиозную систему, которая существует. Именно на этом поприще прославился М. Вебер. Да и М. Шелер посвятил анализу религиозного обоснования трудовой деятельности и разбору традиционного христианства свои лучшие страницы. А вот англичанам присуще скорее полное отстранение от религии. Они как бы провели между экономикой и религиозным миром демаркационную линию и провозгласили принцип невмешательства. Исключением является, пожалуй, К. Маркс, которому в силу национальной принадлежности следовало бы заниматься глубоким религиозным изучением, но он, как известно, стал воинствующим атеистом. Возможно, что в его социально-экономических воззрениях сильнее проявился английский, нежели немецкий тип мышления. Не случайно, что в своих экономических штудиях Маркс проявил себя последовательным учеником не немецкой, а именно английской политэкономической школы.

Ш. Фурье, как и Сен-Симон, резко критиковал существовавший строй, хотя в его суждениях доминировали романтически-утопические мотивы. Его никак не назовешь сторонником «индустриализма». Промышленное общество вызывало в нем открытый и скрытый протест. Во Франции капитализм развивался с огромными общественными издержками. Его движение не было таким гладким и восходящим, как в Англии. Общество то и дело сотрясали социальные противоречия и, как их следствие, политические перевороты. (К слову сказать, в Германии капитализм развивался еще медленнее и, быть может, в силу своей медлительности – менее противоречиво, т. е. спокойно, нерасторопно). Естественно, что характер социально-экономического развития общества в конечном итоге определил характер социально-экономической мысли в данной стране.

Францию никак не назовешь страной классического капитализма. Стало быть, нечего было там ждать и научных теорий, оправдывающих капитализм. Никто из перечисленных выше французов безоговорочно не принял новый строй. Так или иначе, они пытались «насолить» ему, без конца обнажая «язвы капитализма» и дискредитируя его в глазах общественности. Не отрицая необходимости разделения труда как экономического института, ведущего к прогрессу общества, Фурье и Сен-Симон предлагали задуматься о той социальной цене (рост преступности и социальная дифференциация населения), которую приходилось платить за технический прогресс.

История свидетельствует, что на поворотных моментах, когда общество переходит от одной экономической формации к другой, появляется группа мыслителей, которая, в целом выступая за прогресс, предлагает остановиться, задуматься о том, а не слишком ли большую цену приходится платить за движение к новому. В конце ХХ в. Россия переходила от социализма к капитализму, в конце ХVIII в. Франция переходила от феодализма к капитализму. И в том, и в другом случае функцию тормоза выполняли социалисты-утописты. Правда, в ХVIII веке их выступление считалось прогрессивным, ибо они призывали к общественному устройству, которое предстояло еще построить, а в ХХ в. они, но под другим политическим наименованием, призывали к общественному устройству, которое уже существовало в стране и принесло ей невосполнимые беды. Естественно, что теперь они считались консерваторами.

Фурье и Сен-Симон обличали недостатки капитализма и вообще развития промышленности, но делали это в ситуации, когда страна переживала все-таки экономический подъем. Французская промышленность, форсированно входившая в рынок, не переживала спадов и кризисов. Российская промышленность двести лет спустя переживала глубокий спад: многие предприятия остановились вовсе, другие работали вполсилы, росла безработица (а с ней и преступность), миллионам людей месяцами не выплачивали зарплаты. Согласимся, что социалистическая или коммунистическая критика в таких условиях носит совсем иной характер, нежели она носила в условиях экономического подъема Франции конца ХVIII – начала ХIХ вв.

<< 1 2 3 4 5 6 7 >>