<< 1 2 3 4 5 6

Миссия выполнима. Удары израильского спецназа
Александр Брасс


ФАТХ придерживается левой буржуазно-националистической идеологии. Удачно совмещает политическую демагогию и откровенный терроризм. Специализируется на захвате заложников, взрывах в многолюдных общественных местах и мелких терактах на территории Израиля.

Имеет наибольшее влияние в Организации Освобождения Палестины. В основном за счет председательства покойного Ясира Арафата ФАТХ оказал существенное влияние на формирование лица палестинского национального движения.

По инициативе и личному распоряжению председателя ООП на пост военного руководителя ФАТХ назначается его друг Халиль аль-Вазир, более известный под именем Абу Джихад (Khalil al-Wazir Abu Jihad). Личность не менее известная в израильских и иорданских спецслужбах, чем сам Арафат. По заданию Ясира Арафата Абу Джихад разрабатывает долгосрочную стратегию прорыва на территорию Израиля со стороны моря или через ливанскую сухопутную границу. С этой целью вдоль южного ливанского побережья Средиземного моря создаются секретные морские базы ФАТХ, с которых палестинские боевики начинают совершать прорывы на израильскую территорию морским путем.

Некогда самый благополучный и спокойный район Израиля (Верхняя Галилея) все больше начинал напоминать передовую. Именно по этой причине израильским спецслужбам было крайне важно захватить живым хотя бы одного боевика, чтобы получить жизненно важную информацию о размещении и деятельности террористических баз, находящихся по ту сторону ливано-израильской границы.

Такая возможность неожиданно представилась 1 января 1971 года. Израильский военный патруль обратил внимание на небольшую быстроходную резиновую лодку, на большой скорости рвущуюся в направлении территориальных вод Израиля. Приглядевшись более пристально, пограничники заметили на борту пятерых вооруженных до зубов боевиков. Об этом тут же по рации было доложено военному командованию. Спустя несколько минут поступил приказ: «Держаться на расстоянии, не выпускать из поля зрения лодку с нарушителями границы, докладывать о любых изменениях, обеспечить террористам беспрепятственный проход к израильскому побережью…» К району предполагаемой высадки боевиков сразу же были стянуты крупные силы армии, включая морских коммандос «Шайетет-13». Любой ценой террористов следовало захватить живьем, что и было безукоризненно выполнено. Лишь только лодка коснулась берега, боевики ФАТХ оказались поваленными на землю, даже не успев оказать сопротивления.

По оперативным соображениям сам факт захвата террористической группы держался в строгом секрете. На предварительном следствии террористы даже не пытались скрывать своей принадлежности к ФАТХ. По их словам, группа должна была похитить гражданина Израиля, желательно представителя силовых структур, после чего попытаться пробиться на свою базу. Однако далее на сотрудничество со следствием террористы идти отказывались, ссылаясь на свою неосведомленность, пытаясь представить себя «разменным товаром одноразового использования», не посвященным в планы своего руководства.

После нескольких дней интенсивных допросов террористы окончательно сломались и стали более разговорчивыми со следователями. В тот же день на стол начальника «Амана» легла информация чрезвычайной важности. Согласно показаниям террористов, в 12 километрах от Сайды была расположена секретная морская база ФАТХ, о существовании которой знал крайне ограниченный круг людей из ближайшего окружения Абу Джихада. Один из захваченных боевиков даже смог указать на карте ее точное место расположения. С виду она ничем не отличалась от обычного рыбацкого поселка, вместе с тем на ее территории одновременно проходили специальную подготовку около 30 боевиков. Террористы показали, что несколько месяцев назад на базу поступили быстроходные моторные лодки со 130-миллиметровыми пушками на борту, при помощи которых ФАТХ собирался прорваться в район Хайфского порта и атаковать стоящие на рейде торговые суда. Добытая информация не принесла ничего нового, о маниакальном стремлении палестинских террористических организаций любой ценой прорваться в порт Хайфы и устроить показательную диверсию в израильских спецслужбах знали давно.

Захваченные боевики также сообщили о том, что за подготовку диверсантов отвечал высокопоставленный офицер ФАТХ, один из наиболее приближенных людей Арафата, некто Махмуд Юсуф аль-Наджар (Mahmud Yusuf al-Nadjar), известный под именем Абу Юсуф (Abu Yusuf). Личность, попавшая в поле зрения «Моссада» и «Амана» еще в начале 1968 года.

Краткое досье

Махмуд Юсуф аль-Наджар (Абу Юсуф), член ЦК Организации Освобождения Палестины. 42 года, женат, имеет семерых детей.

Профессиональный разведчик. Является одной из самых влиятельных фигур ООП. Руководитель отдела внешней разведки ООП и «Черного Сентября». Принимает непосредственное участие в разработке террористических операций как на территории Израиля, так и в других частях мира.

В 1969 году в качестве главы палестинской делегации принял участие в работе форума Лиги арабских государств. В феврале того же года по личной инициативе Арафата введен в состав ЦК ООП. Последнее время совмещает посты руководителя отдела внешней разведки ООП и высшего военно-политического ведомства этой организации в Ливане. Постоянный член политбюро ООП. Долгие годы является одним из ближайших военно-политических советников Ясира Арафата.

Именно ему принадлежит авторство доктрины, согласно которой «палестинские народно-освободительные отряды должны стремиться к дестабилизации ситуации на Ближнем Востоке…».

По линии внешней разведки «Моссад» проходила информация о том, что Абу Юсуф был одним из основателей и непосредственных военных руководителей террористической группировки «Черный Сентябрь», входившей в структуру ФАТХ в качестве разведывательного подразделения. На самом же деле это была откровенно террористическая организация, созданная осенью 1970 года, с единственной целью: для осуществления диверсий против высших представителей иорданских властей, в частности, против самого короля Хусейна. Формально возникновение «Черного Сентября» явилось ответом на резню палестинцев летом – осенью 1970 года. На этот же раз боевики «Черного Сентября» решили нанести удар по Израилю.

Нельзя сказать, что раскрытые планы террористов застали израильтян врасплох. После бегства ООП из Иордании в Ливан ВМС Израиля были готовы к подобному развитию событий. Только за год было предотвращено несколько десятков попыток террористов прорваться в территориальные воды страны. Однако захваченные боевики поведали нечто, что повергло в настоящее смятение израильское руководство. Ни с чем подобным ранее израильтянам не доводилось сталкиваться. С середины осени на секретной морской базе ФАТХ проходила подготовку особая группа, состоявшая из 5–7 опытных боевиков. Несмотря на то что группа была намеренно изолирована от остальных «курсантов», дабы избежать невольной утечки информации, ни для кого на базе не было особым секретом, что ФАТХ готовит акцию, способную спровоцировать новый военный конфликт на Ближнем Востоке. Несколько судов должны были попытаться прорваться к устью реки Кишон[12 - Река Кишон впадает в Средиземное море чуть севернее Хайфы.] и обстрелять крупный химический завод «Батей Зекук». Малейшее возгорание на территории химического завода, не говоря уже о намеренной диверсии, грозило одному из самых густонаселенных и стратегически важных районов Израиля экологической катастрофой, о масштабах которой даже страшно было подумать. Подобный теракт в одночасье мог унести тысячи жизней.

Тут же в канцелярию главы правительства в экстренном порядке были вызваны высшие руководители израильских спецслужб. Каждый из присутствовавших прекрасно отдавал себе отчет в том, что мегатеракт спровоцирует не только глубокий внутриполитический кризис, но и новую арабо-израильскую войну. Ни к тому, ни к другому израильское общество не было готово. Ничего иного не оставалось, как нанести упреждающий удар. Чтобы предотвратить дальнейшее воспаление, следовало «хирургическим скальпелем» аккуратно вырезать очередной гнойник палестинского терроризма на теле Южного Ливана. Политическим руководством Израиля было принято решение о проведении силами спецназана территории Южного Ливана наземной спецоперации под кодовым названием «Бардес-20», целью которой являлась ликвидация секретной базы ФАТХ, а также захват или пленение ее руководителя Абу Юсуфа.

Самолеты-разведчики неоднократно посещали район, указанный террористами, тем не менее аэрофотосъемка не обнаружила ничего, что хотя бы отдаленно напоминало секретную базу ФАТХ. Однажды ночью в территориальные воды Ливана вошло израильское военное судно, в воду спустились несколько боевых пловцов спецподразделения «707». Аквалангисты подошли к району, в котором предположительно размещалась морская база ФАТХ. Чтобы подготовить удар, следовало, во-первых, собрать как можно больше информации о базе террористов, во-вторых, подготовить высадку морского десанта, поскольку спецоперация была возложена на «Шайетет-13». Для этого необходимо было исследовать береговой ландшафт, подводные и надводные течения, подходы к базе, количество боевиков и их вооружение, а также изучить систему охраны.

По возвращении морские разведчики сообщили о том, что в районе высадки ими была обнаружена не одна, как предполагалось ранее, а две базы ФАТХ, размещенные в непосредственной близости от берега моря. На одной из них палестинские боевики обучались проведению наземных террористических операций, на другой – готовились морские диверсанты. Опасаясь налета израильской авиации, террористы предусмотрительно разместили обе базы в рыбацких поселках, рассчитывая на то, что израильтяне даже в случае обнаружения объекта не решатся нанести удар по «сугубо гражданским» целям.

Морская база ФАТХ, о которой сообщили захваченные боевики, включала в себя две постройки, внутри которых круглые сутки находилось не менее десяти вооруженных человек. Там же располагался и дом Абу Юсуфа, в котором, кроме него самого, проживали несколько женщин. Можно было, как всегда, штурмом взять первый этаж, заложить взрывное устройство и отойти, однако израильское военное командование настояло на том, чтобы перед тем, как взорвать дом Абу Юсуфа, проследить, чтобы его покинули все гражданские лица. Возле его дома несли дежурство несколько вооруженных охранников, один из которых постоянно сидел в машине. Рядом находилось офицерское казино, а также высотное здание, с верхних этажей которого можно было легко контролировать всю береговую полосу. Чтобы достигнуть базы, следовало миновать банановые плантации, железнодорожное полотно и хорошо освещенную дорогу. Все это значительно усложняло выполнение операции, поскольку не было практически никакой возможности подойти к дому Абу Юсуфа незамеченными. В случае раннего обнаружения десанта он мог без труда скрыться на автомобиле или найти убежище в садах, раскинувшихся за его домом.

Тщательно изучив разведданные, израильское военное командование приняло решение одним ударом ликвидировать сразу две базы террористов. Кроме «Шайетет-13» к операции подключился спецназ ВДВ, в задачу которого входило уничтожение сухопутной базы ФАТХ. На резиновых моторных лодках десантники должны были достигнуть береговой черты, углубиться в банановые плантации и ожидать, пока морские коммандос не выйдут к своему объекту. Чтобы застать врасплох террористов, удар по обеим базам следовало нанести одновременно. В противном случае уничтожение, а тем более захват Абу Юсуфа представлялся весьма проблематичным.

Все было готово к проведению операции. Спецназовцы до мельчайших деталей отработали на моделях все элементы высадки. Тем не менее спецоперацию пришлось отложить на неопределенный срок, причиной тому явились крайне неблагоприятные погодные условия. В первой половине зимы в районе высадки бушевали непрекращающиеся проливные дожди. Из-за сильных порывов ветра и гигантских волн не было никакой возможности спустить на воду легкие моторные лодки. С другой стороны, террористы тоже не могли выйти в море, однако рассчитывать на эту отсрочку было по меньшей мере неразумно, именно по этой причине операцию следовало провести в крайне сжатые сроки и любой ценой.

К середине января морская буря несколько успокоилась, поэтому было принято решение незамедлительно реализовать операцию «Бардес-20». 14 января 1971 года с первыми проблесками рассвета в море вышли ракетные катера, на борту которых разместился сводный десант. С наступлением ночи они должны были войти в территориальные воды Ливана и спустить легкие десантные лодки.

Прежде чем начать операцию, в районе морской базы ФАТХ высадился вместе с двумя боевыми пловцами командир спецподразделения «707» подполковник Шауль Села. Боевые пловцы исследовали береговую черту и заняли наблюдательные позиции, чтобы исключить возможность засады.

Согласно общему плану, первыми на ливанском берегу ровно в 23:30 высадились спецназовцы ВДВ. Укрыв резиновые лодки в зарослях кустарника, они обогнули рыбацкий поселок и совершили марш-бросок на несколько километров в глубь ливанской территории, с тем чтобы выйти в тыл базы террористов. Ливень был настолько плотным, что можно было не опасаться нарваться на случайного прохожего. Тем не менее на подходе к учебной базе ФАТХ их уже ожидала засада. Подпустив десантников на близкое расстояние, боевики ФАТХ открыли огонь в упор из автоматического оружия. Изначальный план был сорван, и ничего иного не оставалось, как перейти в контратаку и попытаться захватить базу. В ходе скоротечного ожесточенного боя десантникам удалось уничтожить шестерых боевиков и прорваться на территорию базы, оттеснив террористов к садам. Заняв круговую оборону, они принялись минировать здания, на что ушло около 10 минут, после чего десантники отошли к береговой черте, унося с собой шестерых раненых и захваченные на базе секретные документы ФАТХ.

Параллельно с высадкой спецназа ВДВ берега вплавь достигли 13 морских коммандос «Шайетет-13», неся на плечах десятки килограммов груза. В последний момент военное командование решило ограничить их задачу лишь ликвидацией Абу Юсуфа, а уничтожение морской базы ФАТХ поручить спецназу ВДВ. С этой целью морские коммандос были усилены дополнительной группой спецназа ВДВ. Десантники должны были достигнуть ливанского берега на двух вертолетах и, пока бойцы «Шайетет-13» будут штурмовать дом Абу Юсуфа, взорвать все здания морской базы ФАТХ.

Из-за сильного ливня и нулевой видимости никак не удавалось подвести вертолеты с десантниками. Все это время морским коммандос пришлось провести в ледяной январской воде, ожидая появления десантных вертолетов.

Бегом преодолев открытое пространство, морские коммандос углубились в банановые плантации, тянувшиеся вдоль береговой полосы, и разделились на три группы. Первая группа, во главе которой шел капитан Ханина Амишав (Hanina Amishav), должна была атаковать дом Абу Юсуфа. Во вторую входили взрывники. После уничтожения или пленения Абу Юсуфа они должны были взорвать его дом. Задача третьей группы заключалась в прикрытии двух других групп. Достигнув объекта, бойцы третьей группы должны были сосредоточиться исключительно на высотных зданиях и в случае необходимости подавить ручными гранатометами огневые точки противника.

Пройдя примерно 150 метров, группа морских коммандос и спецназа ВДВ залегла у окраины банановой плантации. С каждым часом погода ухудшалась. Ураганный ветер и проливной дождь не позволяли видеть более чем на 20–30 метров. Это давало некоторое преимущество, но и создавало свои дополнительные сложности. Чтобы приблизиться к дому Абу Юсуфа, следовало пересечь ветку железнодорожного полотна и хорошо освещаемую дорогу. Однако особую опасность представляли высотное здание, в котором жили семьи террористов, и казино. Чтобы не попасть под перекрестный огонь, группа капитана Амишава должна была обогнуть казино и пересечь дорогу в неосвещаемой части, выйдя к дому Абу Юсуфа со стороны садов (см. вклейку).

Как уже было упомянуто выше, группа десантников, продвигавшаяся к сухопутной базе ФАТХ чуть севернее, неожиданно нарвалась на засаду, устроенную людьми Абу Юсуфа. Шум ночного боя, несмотря на сильный шторм, был отчетливо слышен даже за несколько километров. Фактор внезапности был утерян, и капитан Амишав принял решение незамедлительно штурмовать дом Абу Юсуфа, отказавшись от обходного маневра.

Как назло, ливень еще более усилился. Теперь даже через прибор ночного видения невозможно было что-то различить. Тем не менее бойцам «Шайетет-13» все же удалось рассмотреть два легковых автомобиля, припаркованные у самого входа в дом. Шум ночного боя нарастал, однако на улице, как ни странно, не было замечено никакого особого беспокойства. Капитан Амишав уже собирался подать команду к началу атаки, как в самую последнюю секунду послышался шум приближающегося грузового автомобиля. Спустя полминуты у казино остановился огромный крытый брезентом грузовик, из которого спешно в направлении парадного входа, спасаясь от дождя, выбежали несколько вооруженных человек. Рыбацкий поселок постепенно просыпался и приходил в движение. В нескольких окнах высотного здания загорелся свет. На одном из балконов, как и опасались израильские коммандос, появились вооруженные люди. В свете уличных фонарей можно было отчетливо рассмотреть их встревоженные лица. Расстояние между боевиками ФАТХ и израильскими спецназовцами было настолько близким, что капитан Амишав невольно приглушил свою рацию, чтобы звук переговоров не выдал их присутствие.

Тем временем из дома Абу Юсуфа выскочили несколько вооруженных человек и, сев в припаркованный у входа автомобиль, на большой скорости покинули поселок. Далее медлить было невозможно.

Израильтяне открыли плотный огонь из автоматического оружия по балкону, на котором находились боевики. Атака была столь неожиданная, что в первые минуты террористы даже не попытались открыть ответный огонь. Волоча за собой раненых и убитых, террористы поспешили укрыться внутри дома. Прежде чем перебежать через открытую площадку, один из коммандос выстрелил из ручного гранатомета по балкону, на котором еще несколько мгновений назад находились боевики. Снаряд влетел в комнату, но не разорвался. Однако замешательства террористов вполне хватило, чтобы отряд морских коммандос преодолел открытое место и укрылся в канаве перед самым домом Абу Юсуфа. Перезарядив гранатомет, боец сделал повторный выстрел. На сей раз поселок осветился яркой вспышкой. Практически со всех этажей здания боевики ФАТХ открыли беспорядочный огонь, однако пару выстрелов из ручного гранатомета заставили их укрыться внутри здания. Тем не менее в рядах морских коммандос и группы спецназа ВДВ произошло некоторое замешательство. События развивались столь молниеносно, что спецназовцы на некоторое время потеряли связь друг с другом. Потребовалось по крайней мере около минуты, чтобы переорганизоваться и приступить к штурму дома Абу Юсуфа, а также двух зданий морской базы ФАТХ.

Неожиданно дверь распахнулась, и из дома Абу Юсуфа выбежали несколько женщин. Невзирая на жуткий холод и проливной дождь, они принялись в истерике носиться по поселку, оказавшись прямо на линии огня. Один из спецназовцев стал кричать на арабском языке, чтобы женщины приблизились, однако обезумевшие от страха женщины продолжали вопить и носиться из стороны в сторону, рискуя попасть под автоматную очередь. Ничего иного не оставалось, как сделать в их сторону предупредительный выстрел. Эта мера подействовала лучше любых уговоров и приказов. Одна из женщин легла на землю, другие поспешили ретироваться. Но дверь дома Абу Юсуфа вновь растворилась, и на улицу, опираясь на палку, вышла старуха. Она не кричала и не проявляла ни малейших признаков испуга. Приблизившись к спецназовцам вплотную, она попыталась бросить в их сторону палку, но тут же повалилась на землю. Один из бойцов подхватил старуху и оттащил ее к канаве, чтобы допросить. Женщина ответила, что Абу Юсуфа нет дома и внутри находятся еще несколько женщин и малолетний ребенок.

Выслушав старуху, капитан Амишав все равно приказал начать зачистку дома. Спецназовцы приблизились к двери, но в этот момент со стороны казино донеслись звуки выстрелов. Откуда-то из темноты появилась большая группа вооруженных боевиков. Между ними и группой прикрытия завязался ожесточенный бой. Стремясь поддержать группу прикрытия, капитан Амишав с несколькими своими людьми зашел во фланг террористов и тремя выстрелами из ручных гранатометов уничтожил по крайней мере более десятка боевиков. Остальным пришлось тут же отступить, оставив на месте боя раненых и убитых.

События развивались столь стремительно, что решение о судьбе операции приходилось принимать не раздумывая. Штурм дома Абу Юсуфа на данном этапе уже не имел никакого смысла. По всей видимости, Абу Юсуф успел покинуть поселок еще до подхода основных сил морского десанта. Времени на зачистку дома совсем не оставалось. В любую минуту к террористам могло подойти подкрепление. Весь смысл операции заключался в нанесении неожиданного удара. В противном случае у израильтян не оставалось серьезных шансов на успех против превосходящих сил противника. Небеспочвенно опасаясь быть отрезанным от моря и оказаться в полном окружении, капитан Амишав отдал приказ к отходу своего отряда к точке высадки.

Перед тем как отступить, морские коммандос и группа спецназа ВДВ обрушили на высотные здания такой мощный залп из всего имевшегося в их распоряжении арсенала, что строения еле выдержали. Казалось, что в любую секунду они просядут, как песочные домики.

Несмотря на то что Абу Юсуфу удалось скрыться, так же как и его дом не подвергся разрушению, военное командование в целом оценило операцию «Бардес-20» как успешную. Основная задача, поставленная перед морским десантом, была выполнена. В течение 20 минут с лица земли были стерты две базы ФАТХ. Уничтожены несколько десятков террористов, готовых в любой момент совершить прорыв на территорию Израиля. Взорваны склады с оружием и боеприпасами, а также дорогостоящим подводным снаряжением. Перед отходом морские коммандос вывели из строя практически все скоростные катера ФАТХ с размещенными на них ракетными комплексами.

Спустя несколько дней секретное донесение ливанской агентуры «Амана» и «Моссада», а также интервью в одной из бейрутских газет, данное Абу Юсуфом, дополнили общую картину происходившего 14 января 1971 года, прояснив причины раннего обнаружения морского десанта. Израильтяне полагали, что проливной дождь и сильный ветер позволят десанту незамеченным высадиться на ливанском побережье и без труда приблизиться вплотную к базам террористов. Тем не менее один из местных жителей, несмотря на непогоду, вышел из дому и направился к берегу, чтобы забрать рыболовные снасти. Уже у самого моря он обнаружил большую группу вооруженных людей, пытавшихся укрыть резиновые лодки в кустарнике. Бросив все, он спешно вернулся в поселок и рассказал об увиденном палестинскому патрулю. Сразу же доложили Абу Юсуфу. Взяв с собой не менее десятка боевиков, кого можно было поднять в ту же минуту, Абу Юсуф устроил засаду отряду спецназа ВДВ, двигавшемуся севернее морских коммандос в направлении сухопутной базы ФАТХ. В короткой стычке со спецназовцами боевики потеряли нескольких человек убитыми. Одна из пуль попала в кисть Абу Юсуфа, оторвав ему фалангу пальца. Оставив базу, Абу Юсуф с уцелевшими людьми спешно отступил в поселок к своему дому и скрылся на автомобиле перед самым носом у морских коммандос капитана Амишава.

На этот раз ему удалось уйти от возмездия, однако дни его уже были сочтены. Жить ему оставалось чуть более двух лет. Однако прежде чем покинуть этот мир, в сентябре 1972 года, спустя девять месяцев после нападения на морскую базу ФАТХ, Абу Юсуф успел нанести израильскому обществу тяжкую рану, которая продолжает болеть и кровоточить по сей день.

Глава 5. 1972 год. «Аргаз-3»[13 - Аргаз – ящик (ивр.).]

Все эти дни в плену я представлял себе, как наши ребята из спецназа неожиданно врываются на территорию сирийской тюрьмы, распахивают железные двери нашего каземата и говорят: «А теперь, парни, – домой!..

    Израильский штурман Пинии Нахмани, проведший в сирийском плену более трех лет

Шестидневная война и сокрушительный разгром арабских армий не принес ни Ближнему Востоку, ни Израилю долгожданного покоя. После краткого затишья арабо-израильское противостояние вылилось в затяжной и не менее жестокий военный конфликт, переросший в так называемую войну на истощение. Короткие стычки и обоюдные вылазки нередко перерастали в широкомасштабные военные действия, во время которых обе стороны несли тяжелые потери. Это была война без правил. С трудом достигнутые соглашения о временном перемирии тут же нарушались. Тем не менее к середине августа 1970 года военные действия удалось практически свести к нулю, однако в египетском и сирийском плену продолжали томиться 15 израильских военнослужащих, большую часть которых составляли летчики, сбитые в районе Суэцкого канала и Голанских высот. В то же время количество арабских военнопленных, захваченных во время военных действий, превышало это число по крайней мере в несколько раз. Несмотря на это, египетское и сирийское руководство наотрез отказывались от ведения каких-либо переговоров об обмене военнопленными. Разведывательная информация, поступавшая из различных источников, в том числе и по каналам международной гуманитарной организации «Красный Крест», вызывала серьезную тревогу израильского правительства: сообщалось, что военнопленные содержатся в нечеловеческих условиях. Многие из них находились в крайне тяжелом состоянии и требовали срочного медицинского вмешательства. Однако наиболее изощренным издевательствам подвергались израильские летчики. Их морили голодом, систематически избивали, приковывали кандалами к стенам камер и всячески унижали, стараясь выместить на них бессильную злобу, причиной которой явилось бесспорное преимущество израильских ВВС над воздушными силами арабских стран. То, что арабы не могли сделать на поле боя, они позволяли себе в тюремных казематах.

После того, как никакие политические усилия и прямые, откровенные угрозы не принесли результатов, израильское политическое руководство приняло решение перейти к силовому варианту, дабы вернуть своих военнопленных домой. Рассматривалось несколько самых невероятных сценариев: высадка десанта и захват тюрьмы, в которой содержались израильские летчики; проведение крупных показательных диверсий в глубоком тылу Египта и Сирии; похищение первых лиц государств арабской антиизраильской коалиции. Поскольку, как считали в Израиле, арабо-мусульманский мир понимает только силу, подобные акции устрашения должны были сделать арабские режимы более сговорчивыми.

Весной 1972 года на заседании узкого кабинета министров, так называемого митбахона[14 - Митбахон – от ивритского слова «маленькая кухня». Голда Меир имела обыкновение собирать узкий кабинет министров у себя дома на маленькой кухне для решения наиболее щепетильных вопросов.], премьер-министр Голда Меир самым решительным образом потребовала от армии и спецслужб «разобраться» с сирийцами и египтянами. Как один из вариантов было предложено попытаться захватить высокопоставленных офицеров на территории Египта или Сирии, чтобы затем обменять их на израильских военнопленных.

В Генеральном штабе сразу же был поднят вопрос: кому именно поручить выполнение задания государственной важности? В спор за право реализации плана правительства вступили два элитных подразделения. Подопечные бригадного генерала Рафаэля (Рафуля) Эйтана, спецназ 35-й бригады ВДВ и подполковника Эхуда Барака (Ehud Barak), диверсионно-разведывательного спецподразделения Генерального штаба «Сайерет Маткаль». Оба подразделения к этому времени уже имели в своем активе десятки спецопераций, блестяще проведенных в глубоком тылу врага, завоевали заслуженную славу. От одного упоминания этих подразделений арабских военачальников и солдат пробивала дрожь. Ни Барак, ни Эйтан не желали уступать, приводя все более убедительные доводы, отстаивая свои позиции. Как считал бригадный генерал Эйтан, деятельность «Сайерет Маткаль» должна ограничиваться сугубо разведывательными функциями, поскольку проведение спецопераций в глубоком тылу врага исключительная прерогатива воздушного десанта. В свою очередь подполковник Барак настаивал на том, что подобного рода акциями должны заниматься только спецназовцы Генштаба. В конечном итоге конец спору положили майские события, в очередной раз поднявшие подопечных подполковника Барака на недостижимую высоту.

8 мая 1972 года четверо боевиков «Черного Сентября» захватили в воздухе пассажирский авиалайнер бельгийской авиакомпании Sabena и посадили его в израильском международном аэропорту имени Бен-Гуриона. Палестинские террористы потребовали от израильского правительства немедленного освобождения своих товарищей, в противном случае они угрожали взорвать самолет вместе с пассажирами и членами экипажа. Никогда ранее ни израильтянам, ни кому-либо другому не приходилось освобождать заложников, идя на штурм заминированного авиалайнера. Несмотря на всю, казалось бы, безысходность ситуации, израильское руководство наотрез отказалось вести переговоры с угонщиками, приняв решение силовым путем разрешить кризис с заложниками. На подготовку антитеррористической операции, получившей кодовое название «Изотоп», отводилось менее суток. Бойцы «Сайерет Маткаль» «одолжили» похожий «Боинг-707», стоявший на территории аэропорта, нашли в нем самое уязвимое место и потратили оставшееся время на отработку штурма, явившегося для угонщиков полной неожиданностью. На следующий день, 9 мая, переодевшись в белые комбинезоны техников израильской авиакомпании «El-AL», спецназовцы ввели в заблуждение террористов и спокойно приблизились к самолету. Улучив момент, штурмовая группа ворвалась в салон и в течение считаных секунд перебила боевиков «Черного Сентября». В тот же день бойцы «Сайерет Маткаль» стали национальными героями.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
всего 12 форматов
<< 1 2 3 4 5 6