<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>

Александр Мелентьевич Волков
След за кормой


Годы исканий

Шли годы. Бирк рос и мужал, и его всегда преследовала мысль: как усовершенствовать лодку, чтобы волны не заливали ее во время бури. Помогли Бирку ореховые скорлупки.

Половина скорлупки грецкого ореха – это ведь маленькая лодочка. Если ее осторожно спустить на воду, она поплывет, слегка покачиваясь. Но стоит набежать волне, заплеснуть в скорлупку воду, и лодочка идет ко дну или опрокидывается.

Однажды Бирк сидел на берегу, раскалывая орехи, выковыривая вкусную мякоть и небрежно бросая скорлупу в воду. Дул ветер, и крошечные лодочки, когда вода переливала через край и наполняла скорлупку, быстро шли ко дну.

«Что, если закрыть половинку ореха так, чтобы вода в нее не попадала?»

Эта мысль пришла неожиданно, и Бирк страшно взволновался. Он помчался домой и вернулся с запасом орехов и черепушкой, в которую набрал смолы.

Расщепляя орех, Бирк уже не думал о мякоти и небрежно бросал ее в сторону. Сорвав с дерева лист, юноша намазал его смолой, заклеил им половинку скорлупки и спустил ее в реку. И что же? Скорлупка легко заколыхалась на воде. Скоро она попала на большие волны, но и там с ней ничего не случилось. Она гордо поднималась на пенистый гребень, скатывалась в ложбину между волнами и как ни в чем не бывало появлялась на следующем гребне. Одну за другой швырял Бирк заклеенные скорлупки в реку. Флотилия неуязвимых маленьких суденышек заколыхалась на волнах…

Решение мучительной загадки было найдено: лодку надо закрыть сверху.

Быть может, кое-кому из моих юных читателей покажется, что Бирк потратил слишком много времени, раздумывая над таким простым делом. Чего легче: сделал у лодки палубу, и все тут! Но не будем забывать, что Бирк жил более трех тысяч лет назад и что мозг древних людей соображал не так быстро, как наш. Люди старались во всем подражать своим отцам и дедам. Все новое казалось им ненужным, лишним или даже пугало.

Великой заслугой Бирка было уже одно то, что он понял, как защитить лодку, чтобы ее не заливало водой. Но не считайте, что после опыта с орехами у Бирка все пошло гладко и легко и что он вскоре же построил первую палубную лодку.

Нет, далеко не так. Когда Бирк радостно рассказал отцу о своем открытии и предложил построить лодку по его замыслу, Урт глубоко вздохнул.

Как посмотрят на это богачи? Одобрят ли строительство новых лодок жрецы?

В ту эпоху жрецы уже, по существу, являлись повелителями племен и власть их была гораздо больше власти старейшин. Ни одно дело в семье не начиналось без совета с жрецами. Они сумели убедить простых и доверчивых людей, что находятся в постоянном общении с богами, что боги благоволят к ним, жрецам, открывают им будущее и исполняют их просьбы.

Урт размышлял несколько дней, а потом сказал Бирку:

– Вот что, сынок! Ты хорошо придумал, но не надо, чтобы об этом проведали богатые. Учись строить закрытые лодочки, но втайне от всех.

Бирк решил сделать модель лодки с палубой из тонких дощечек. Он спрятал свои инструменты в укромном месте, в лесу, и там строгал дощечки, выгибал их, скреплял…

Прошло несколько месяцев. Не раз модели Бирка опрокидывались, потому что молодой строитель утяжелял палубу, и лодочке не хватало устойчивости. Наконец, после многих неудач, Бирку удалось построить модель маленького кораблика с палубой, прочно прикрывающей его внутренность, и с мачтой.

«С мачтой?» – спросит читатель.

Да, с мачтой, потому что еще за много-много столетий до того времени, когда жили Урт и Бирк, люди научились водить лодки под парусом.

Двигать большую лодку на веслах трудно, особенно против быстрого течения, и люди стали пользоваться силой ветра.

Вы помните, как радовался.

У-Нак, когда ветер, ударяя ему в спину, подгонял его дерево к берегу широкого О-Тала. Еще сильнее гонит ветер легкую лодку, если человек стоит в ней и, особенно, если распахнет полы одежды.

Вероятно, первыми парусами были грубые рогожи, сплетенные из растительных волокон и прикрепленные к рее – поперечине, подвешенной к верхнему концу мачты. Быть может, парусами служили и звериные шкуры.

Увеличивался размер судна, увеличивались и мачта и площадь паруса, улучшался его материал. Но очень долгое время, много тысячелетий, с парусом можно было плавать только при попутном ветре. Люди в те времена еще не умели маневрировать парусами так, чтобы использовать боковой и даже встречный ветер. Лишь попутный ветер был полезен, и о нем молили богов усталые, истомленные гребцы.

Палубная лодка

Когда модель первого корабля, спущенная в небольшой пруд на лесной полянке, легко поплыла по воде, Бирк обезумел от восторга. Схватив в руки изящный кораблик, длина которого не превышала полутора локтей,[3 - Локоть – общепринятая мера длины в древнем мире, на наши меры около 40–50 сантиметров.] он вихрем помчался домой. Было раннее утро.

Когда Бирк ворвался в дом со своим изобретением, вся семья была в сборе: мужчины еще не уехали на рыбную ловлю, женщины не начали заниматься по хозяйству.

– Вот… отец… сделал… вот!.. – бессвязно выкрикивал Бирк, размахивая моделью. – Она будет плыть при любой буре… И в нее не зальется вода!

Старик бережно взял в руки кораблик, осмотрел со всех сторон, погладил, как живое существо:

– Хорошая вещь!

Модель пошла по рукам. Последним ею завладел тринадцатилетний Стур, младший сын Урта, и уже не выпустил из своих рук. Урт объяснил, почему он приказал Бирку работать тайком.

– Я думаю, – сказал старик, – что и теперь еще нужно молчать. Давайте сделаем такую лодку, чтоб на ней можно было плавать человеку, и испробуем на реке…

– Но ведь тогда ее все увидят, отец! – перебил Бирк.

– Да, увидят, – согласился Урт. – Этого не избежать. Но, если она выдержит бурю, жрецы, быть может, не так враждебно встретят выдумку Бирка.

Посоветовавшись, решили строить новую лодку тоже в лесу, подальше от нескромных глаз. Лодка будет невелика, и рыбаки, сделав ее, легко перенесут к реке на плечах. Женщинам строго-настрого приказали молчать.

Семья Урта давно уже готовила доски для новой лодки, так как старая начала ветшать. Руководил постройкой Бирк. Закончили строить лодку через три месяца.

Изящная лодочка была перенесена на Орист поздней ночью и спущена близ дома Урта. Она держалась на воде прекрасно. Но судить о ее достоинствах было еще рано: стояла хорошая погода, и плавать по Ористу в беспалубных лодках было ничуть не опаснее.

Лодочку унесли к дому Урта и спрятали под грудой хвороста. Урт и его семейные нетерпеливо ждали бури. Бурю редко кто приветствует, но Бирк молил богов, чтобы они послали ураган, и чем он будет свирепее, тем лучше!

И вот налетел желанный ураган! Деревья в лесу стонали и падали. Слетали крыши с домов. По Ористу шли огромные валы, с ревом набегая на берег.

Время для испытания палубной лодки было самое подходящее. Урт и его домашние вынули лодку из-под хвороста и понесли к реке. Плыть собирался Бирк, но Стур с мольбой бросился к отцу.

– Я! Отец, разреши… я поплыву!

Урт поглядел на мальчика. Стройный и ловкий, с копной курчавых волос на голове, он с надеждой смотрел на отца блестящими глазами. Руки Стура были сильны, ноги цепки.

– Не боишься? – спросил Урт, указывая на бушующую реку. Лицо Стура вспыхнуло самолюбивым румянцем.

– Тогда плыви, и пусть защитят тебя боги…

Весть о том, что будет испытываться новая, невиданная прежде лодка Бирка, разнеслась по селу мгновенно. Все бедняки Бас-Турга, несмотря на ураган, собрались на берегу. Из богатых соизволил прийти сюда только владелец литейной мастерской Гурм.

Ветер трепал волосы мужчин, и женщин, развевал одежды. Стур лихо оттолкнул лодочку, вскочил на палубу.

Волны подхватили легкое суденышко и повлекли его на простор. Люди следили за движением лодки с жадным вниманием, а Бирк стиснул руки так, что суставы пальцев побелели. Матушка Кубу забрела на отмель, волны обдавали ее с головы до ног, но она не чувствовала ни холода, ни сырости и не отрывала глаз от своего ненаглядного сына.

А Стур лихо пританцовывал на палубе и махал зрителям то одной, то другой рукой. И вдруг… крик ужаса пронесся по берегу: огромный вал налетел на лодку, закружил ее и опрокинул.

Затаив дыхание люди стремились взглядом пронизать волны.

Но вот лодка показалась на гребне волны. Возле нее темнело пятно: это Стур крепко держался за мачту. Кубу взволнованно благодарила богов, Урт кричал сыну слова ободрения, но они тонули в реве урагана.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 >>