<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 13 >>

Александр Александрович Тамоников
Пятеро смелых

– Достаточно. Я и раньше не раз слышал, как наши старики отзывались о России.

– Надеюсь, по-доброму?

– Исключительно, – подтвердил Умабор. – Они рассказывали, как вы помогли арабам в войне с Израилем, а ваши специалисты строили у нас плотины, оросительные каналы, гидроэлектростанции и заводы.

– Все верно. Старики врать не будут. Я вот о чем хотел тебя спросить. – Офицер поднялся, в задумчивости прогулялся по кабинету, остановился возле окна, обернулся и посмотрел в глаза сирийцу. – Ты не хотел бы помочь нам?

– Каким образом? – Тахир заметно растерялся.

– Не стану ходить вокруг да около. Нам нужен надежный агент в Сирии, способный внедриться в оппозицию и приблизиться к ее руководству. К слову, знаешь, чем я занимался этой ночью?

– Нет, господин полковник.

– Я знакомился с материалом, имеющимся у нас на тебя.

– Откуда он взялся?

– Из разных источников. Кое-что накопилось, – сказал русский офицер и снова сел за стол. – Негусто, конечно, но несколько страниц плотного текста имеются. Помогли коллеги из службы безопасности Асада.

– Понятно, – буркнул Умабор и поморщился.

– Напрасно ты считаешь, что я копался в твоем досье только ради поиска отрицательных характеристик. Я почерпнул и кое-что положительное.

– Разве спецслужбы Сирии могли написать обо мне что-то хорошее?

– Нет, конечно, – с улыбкой проговорил полковник. – Но я умею читать между строк и уяснил самое важное.

– Что же именно?

– Мне стало ясно, что твоя кандидатура нам подходит. Ты умен, расторопен, легко находишь контакт с незнакомыми людьми, знаешь почти все местные языки и диалекты. – Произнося это, офицер наблюдал за подопечным.

Тот все еще находился в растерянности и наверняка не был готов дать определенный ответ на весьма неожиданное предложение.

– Послушай, нам нет дела до того, чем ты занимался в былые времена, – сказал русский полковник и глянул на часы. – Попробуй понять самое главное. Если ты согласишься сотрудничать с нами, то у тебя появится шанс начать новую жизнь. С чистого, так сказать, листа.

– А как отнесутся к этому сирийские спецслужбы? – задал Умабор вполне резонный вопрос.

– На этот счет можешь не волноваться. Если ты станешь работать на нас, то ты получишь полную неприкосновенность. В конце концов, мы с сирийскими спецслужбами делаем общее дело. Какими именно способами – это уже решать нам. Тут есть еще одна деталь, немаловажная для тебя лично.

– Какая же?

– За свою работу ты станешь получать неплохое жалованье. Мы откроем тебе счет в банке Иордании, куда будем переводить приличные суммы за каждое выполненное задание. Плюс наличные, которые тебе будет передавать сотрудник нашей разведки. Никто об этих контактах, разумеется, не узнает. Ну а после победы над оппозицией – а она, полагаю, не за горами – решишь сам, чем заняться дальше. Можешь пойти учителем в школу или купить дом в столице. К тому времени у тебя накопится достаточно денег.

– Разрешите? – спросил сириец и потянулся к сигаретам.

– Да, конечно.

Тахир щелкнул зажигалкой, затянулся, откинулся на спинку стула, выпустил в сторону дым.

– Какие у меня еще есть варианты после победы над оппозицией и окончания гражданской войны? – спросил он через минуту.

Полковник красноречиво развел руками, показывая, что вариантов огромное множество.

– Мы готовы предложить тебе российское гражданство и предоставить жилье на территории нашей страны. При желании ты сможешь продолжить работу в качестве сирийского офицера.

После долгого молчания Умабор со вздохом признался:

– Это очень неожиданное предложение. Я должен разобраться, правильно ли будет бороться с оппозицией, работая на разведку другой страны.

– Что ж, разумное желание. Но я хотел бы напомнить тебе вот что. Не все то, что кажется нам плохим и подозрительным, является таковым на самом деле. Хочешь, расскажу короткую историю из моей личной практики?

– С удовольствием послушаю.

– Лет двадцать назад я был командиром десантного взвода. Командование бригады отправило меня в один из российских городов за молодым пополнением. Тогда шла война в Афганистане, и многие наши соединения направлялись в горячую точку через республики Средней Азии. Набрал я тридцать призывников и поделил их на две равные группы – мне и моему товарищу из другой части. Когда призывники из моей группы спросили, где им предстоит служить, я честно ответил: в Средней Азии. Что тут началось! Истерики, телефонные звонки, срочные телеграммы!.. Уже через час у местного начальства раскалывалась голова от активного давления генералов, депутатов, чиновников и криминальных авторитетов. Каждый из них клялся в том, что именно этого бойца отправлять в Среднюю Азию никак невозможно.

– И что же из этого вышло? – спросил Умабор, с любопытством поглядывая на полковника.

– Двое суток я переоформлял документы на призывников. Звонки поступали постоянно, и мою группу непрерывно тасовали. В итоге у меня остались только дети трудового народа, у которых не было знакомых во власти. Все блатные оказались в группе у моего товарища из другой части. Наконец-то я покончил с документами и отвез сформированную группу в Среднюю Азию. Точнее, в Киргизию, в небольшую воинскую часть, дислоцированную на берегу озера Иссык-Куль и обеспечивающую охрану правительственного санатория. К слову сказать, на берегах этого роскошного озера расположено более ста пятидесяти курортов и здравниц. Там все эти парни благополучно отслужили положенный срок в тиши и спокойствии, при здоровом умеренном климате. Они вдыхали лечебный воздух и каждый день наслаждались ясной солнечной погодой.

– А что же вторая группа? – спросил Тахир и улыбнулся, догадываясь о каком-то подвохе.

– А вот те ребята, которые откупились и отмазались от Средней Азии, отправилась служить на архипелаг Новая Земля. Слышал о таком?

– Нет.

– Это жуткое место, состоящее из нескольких островов, расположено в Северном Ледовитом океане. Тридцать процентов площади покрыто ледниками, климат арктический, предельно суровый. Зимой минус сорок, летом – плюс четыре. Штормы и ветры до пятидесяти метров в секунду.

– Я понял мораль этой истории, – сказал сириец. – Обещаю хорошенько подумать.

– С ответом не тороплю, – спокойно проговорил полковник. – Предложение серьезное. Оно требует взвешенного решения. Но и держать тебя здесь в подвешенном состоянии долго не могу. В общем, у тебя сутки. Отсыпайся, отдыхай и думай.

Глава 2

Российская Федерация, Новосибирск. Турция, Анталья. Здесь и далее – наше время

Андрей Грибов всегда хотел быть предпринимателем. Более или менее вразумительно он припоминал свою жизнь в Новосибирске лет с семи. Даже в те младые годы, когда его сверстники все свободное время проводили за компьютерными играми или на футбольной площадке, мальчишка с удовольствием смотрел фильмы и запоем читал книги об удачливых бизнесменах. Позже он перешел на статейки об организации своего дела и пытался изучать налоговый кодекс.

Окончив школу, Грибов по настоянию родителей поступил в политехнический колледж. Учился он в силу врожденных способностей, терпения и усидчивости неплохо, но особой симпатии к наукам не испытывал. По достижении восемнадцатилетнего возраста парень втихаря от мамы с папой зарегистрировался как индивидуальный предприниматель и на пару с другом – Толей Кубаниным – открыл ларек на автобусной остановке.

Ребята торговали всякой мелочовкой: соками, минералкой, сигаретами, жвачкой, шоколадными батончиками. Все это они закупали у оптовиков; со временем научились мухлевать со сроками годности, кассовыми чеками и отчетными документами. В общем, обрастали опытом.

Колледж друзья все-таки окончили. Однако по специальности не работали ни дня. К тому моменту под крылом их индивидуального предприятия было уже четыре ларька. Товар с оптовых складов они вывозили на своем пикапе – стареньком, но надежном «японце».

Прибыль была не заоблачная, тем не менее менять ее на какой-нибудь оклад по должности Андрюха с Толяном не хотели категорически. Родители не настаивали на этом, так как видели серьезность намерений своих сыновей и реальный результат.

Он действительно был ощутимым. За четыре года упорной работы оба обзавелись собственным жильем. К выпуску из колледжа парни купили две однушки в новом доме на одной лестничной клетке, обставили их хорошей мебелью и жили самостоятельно. Ребята были целеустремленными и работящими, к наркоте и алкоголю не прикасались, с сомнительными личностями и компаниями дружбы не водили.

Что еще надо отцу или матери для осознания того, что твой ребенок твердо встал на ноги и уверенно идет по жизни?

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 13 >>