1 2 >>

Пена мятежа
Алексей Сергеевич Банный

Распутье. Эксперимент. Том 2
Алексей Сергеевич Банный

Инопланетный плен закончился для героев по-разному. Марта Эрнхарт получила новое задание: расследовать нападения на отдаленные колонии Земли. А Иван обрел веру и смысл жизни: вернуть под власть Саат целую планету. И теперь им предстоит долгий и опасный путь к своей цели через Вселенную, замершую на грани большой войны

ПРОЛОГ

Немолодой уже мужчина стоял почти у самого ограждения маленькой деревянной башенки, и смотрел в дождливое небо. Предупреждение находившегося в паре шагов за спиной второго мужчины он, как всегда, проигнорировал. И без него прекрасно знал, как опасны эти редкие дожди. Да и застарелый шрам от химического ожога на руке был более, чем красноречивым напоминанием. Сегодня он был в защитном скафандре, он стоял под навесом, собранным из местных, стойких к кислоте пород дерева, и только вчера перекрытый свежими мясистыми листьями. Сегодня бояться было не чего. Сегодня было, за что переживать.

Третий день не было ответа от тринадцатой группы. Все двадцать отправленных в космос за ресурсами команд вернулись, кроме нее. И это беспокоило мужчину больше всего. Что случилось в рядовом рейде, что целая группа опытных каперов, совершивших не один налет на колонии Земли, не подает о себе вестей. Засада? Но это значит, что его информатор в правительстве раскрыт и больше верить его данным нельзя. А это смерть для его поселения и его людей. Или просто они нарвались на такой же отряд «свободных». Анархистов – пиратов, не признающих ни правительство, ни повстанцев, тоже в космосе хватает после стольких лет войны. Что же все-таки случилось?

В гарнитуре связи раздался встревоженный голос дежурного диспетчера порта Фортуны, маленького припортового форпоста, и единственного поселения на планете с гражданским населением.

– Господин генерал, орбитальная группировка доложила о появлении странного корабля на границе системы. Корабль просит проход и права приземления.

– Что значит странный? Доложите по существу, капитан! – Мужчина развернулся, и жестом приказал адъютанту следовать за ним.

– Как доложили с орбиты, он не похож ни на один известный тип кораблей правительства. На запросы по коду не отвечает, но обычный канал связи они поддерживают, и говорят по-русски.

– Передай, мы готовы принять делегацию не более пяти человек на десантном боте. Кораблю пусть отведут место на орбите, и держат на прицеле. И предупредите, что у нас дождь.

Оборвав связь, генерал замер перед дверью, и обернулся к сопровождавшему его мужчине.

– Что скажешь, Егор?

– Скажу, господин генерал, что вчера инженеры докладывали про странный белый камень в толще породы. Они об него бур сломали. Думаю, гости как-то могут быть с этим связаны.

– Пойдем. – Генерал первым прошел в открытую дверь, за которой оказалась уводящая далеко вниз лестница. – Оракул сказал, связаны… Ты же знаешь, что гарнизон тебя оракулом прозвал?

– Так точно. – Голос Егора остался спокоен.

– Почему не доложили про бур.

– Починили быстро. Но пока чинили, успели умники прибежать, настучал кто-то. Бурить запретили, пытаются понять, что это за камень.

– Сам там был?

– Нет. Собирался сегодня.

– Отправь лучше кого повнимательней. Сам рядом будь, надо гостей встречать.

До конца спуска мужчины шли молча. Так же молча ехали по монорельсу на транспортной платформе по тоннелю, вырытому кем-то в неизвестно какие времена. Первые колонисты нашли эти тоннели в том же виде, в каком они находятся сейчас. Идеально утрамбованные земляные стены и пол, сводчатый потолок, к которому без труда удалось прикрепить фонари освещения, и при этом ни одного подтека дождевых или грунтовых вод, ни одного участка обсыпавшейся земли. И за почти триста лет существования колонии ни одного упоминания о том, что в этих тоннелях что-то приходилось ремонтировать. В тех, что пристраивали колонисты, приходилось вести работы постоянно, а в этих – никогда. Но к этой странности все давно привыкли. Проложили свет и монорельс, пробили выходы к смотровым площадкам и огневым точкам, оборудовали склады, казармы, и продолжили жить. И живут до сих пор.

Путь на платформе от огневой точки «Дальний – 3» до Фортуны занял у генерала Эрнхарта не больше получаса. Сеть тоннелей не была большой сама по себе, да и гарнизоном в четыре десантных полка оборонять большую территорию все одно не выйдет. Правда, и правительство, помня первые восстания, проводить штурмовую операцию не спешит. Дожди опасны не столько кислотой, сколько своей внезапностью. Во время Первого Конгломерата целая армия, почти сорок пять тысяч бойцов с техникой, оказалась застигнута врасплох погодой на равнине. Повстанцы смогли спасти не больше трех, открыв проходы в баррикадах для первой линии. От остальных через шесть часов не осталось ничего.

На Фортуне генерала уже встретила целая когорта офицеров и адъютантов. Спешно доложили, что корабль гостей завис на орбите над южным полюсом планеты, а челнок с делегацией гостей, проигнорировав предупреждение о дожде, уже на подлете к Фортуне. Кто – то из офицеров, вроде капитан Синицына, отбитая сорвиголова, до сих пор тоскующая по временам лихого лейтенанства и рейдам по тылам противника, сунул ему в руку голографический планшет со снимком корабля. Идеально круглым диском не менее трехсот метров в диаметре. За спиной тихо охнул Егор, и генерал Эрнхарт тут же отреагировал на такое поведение своего, обычно хладнокровного, начальника разведки.

– Ты их знаешь?

– Мифы истории, господин генерал. Так изображали корабли пришельцев в двадцатом и начале двадцать первого веках. Но тогда их существование признали выдумкой, фактов не было.

– Ну, вот тебе факт. – Генерал передал планшет Оракулу. – Пошли встречать, чего столпились!

Еще минут десять процессия проталкивалась по довольно узким тоннелям – улочкам Фортуны к наружным воротам. За это время дежурный диспетчер успел доложить о том, что небо прояснилось, и челнок гостей уже приземлился почти у самых ворот. Генерал не стал заставлять себя ждать, и дал команду на открытие. Тяжелые, обитые снаружи сорокасантиметровой толщины бревнами, створки с натужным звуком сервоприводов разошлись, открывая собравшимся залитую бледным светом далекого от планеты светила ровную площадку, в центре которой стоял серебристый диск. Уменьшенная раз в двадцать копия корабля, зависшего над южным полюсом. Генерал сделал шаг за границу своей крепости, на уже высохшую редкую и невысокую траву. Еще один парадокс местной природы. Сколько бы ни шел дождь, трава после него сохнет почти мгновенно.

Одновременно с шагом генерала от диска отделился луч ослепительно белого, особенно в вечных здешних сумерках, света. Синицына, шедшая рядом с генералом, схватилась за оружие, но ее успели остановить и увести за спины процессии. В луче тем временем проступили очертания пяти человеческих фигур. Еще секунда, и луч погас, оставив перед генералом пять человек, одетых в одинаковые светло-синие комбинезоны. Четверо мужчин и одна совсем молодая девушка. Генерал остановился, не веря своим глазам.

– Приветствуем вас, братья наши! – громко обратилась девушка. – Мы – Азур, и волей Великой Саат присланы к вам направить вас в вашем пути и помочь вам в его достижении. Мы будем с вами. Так велела нам Саат. Она призывает всех вас.

Собравшиеся ответили ей гробовым молчанием.

Глава 1. Зерна ненависти

1. Немилый дом.

Эльтерия встречала холодом. Порт близ города Ринт, столицы колонии, немилосердно продувался злым, колючим ветром, бросая в выгружающихся из небольшого корабля людей мелким рыхлым снегом. Спустившаяся по откинутой аппарели вслед за солдатами девушка зябко поежилась. Холод в отсутствие теплой одежды мгновенно забрался под форменный комбинезон. Солдаты, с которыми они прибыли, были одеты не в пример теплее, но теплой одеждой делиться не спешили. Только лейтенант, контролировавший скорую разгрузку, повернулся на ее шаги.

– Мы почти закончили, госпожа Эрнхарт. Какие будут распоряжения?

– Кофе хочу. – Девушка наконец увидела стоящее в полукилометре от корабля здание порта. – Какие у вас были задачи, лейтенант?

– Доставить вас в порт Ринт, и доложиться начальнику гарнизона Эльтерия – один.

– Ну, вот и докладывайте. Мне вы пока не нужны. – Она обернулась, и громко крикнула, обращаясь к кому-то внутри корабля. – Ты где там?!

– Я тут! – Ее спутница, невысокая, крепкая, поджарая, с тренированным рельефным телом, сразу привлекла к себе внимание находившихся рядом мужчин.

– Давай пробежимся. Не хватало еще замерзнуть.

Не дожидаясь ответа, Марта первой побежала по направлению к зданию порта, сразу взяв отчаянно быстрый темп. Ее тело, казалось, только и ждало возможности разогнать кровь. И потому на то, чтобы пробежать эти полкилометра, у нее ушло не больше минуты. Даже дыхание не сбилось. Но и теплее от этого спринта не стало. Разве что удалось сэкономить несколько минут. Вторая девушка отстала метров на двадцать, а потому лишь секундой спустя остановилась рядом. Тоже не сбив дыхания ни на йоту.

Первую неделю ожидания отлета к Эльтерии Марта провела за подробным изучением действующей политической системы и экономической модели современного человечества. И сильно разочаровалась. Ничего принципиально нового за четверть тысячелетия ее отсутствия человечество не придумало. Все та же зависимость метрополии от колоний, поддержанная сильными и многочисленными гарнизонами. Все та же необходимость тотального контроля и постоянные нарывы социального недовольства. Но, с другой стороны, эта система была ей хорошо знакома, со всеми ее слабостями и возможностями. И она была не самым рядовым винтиком этой системы. А потому две оставшиеся недели девушка посвятила изучению новых образцов оружия, новым тактикам ведения боя, в том числе и в составе тактических групп. В здании военного министерства оказались отличные боевые тренажеры дополненной реальности, и превосходный тир.

Алиса за это время сумела выпытать у военных все характеристики экзокостюмов, и еще много разной полезной информации о мире за стенами министерства. Настолько полезной, что Марта окончательно уверилась в бессмысленности побега здесь и сейчас. Выжить на разрушенных улицах древнего города без костюмов было невозможно. Да и костюм давал защиту только на шесть часов, после чего требовались обеззараживание и реактивация защитного слоя. А потому девушки терпеливо ждали транспорт до Эльтерии, чтобы начать выполнять первое свое задание на службе в армии, и попытать счастья уже там.

Дверь порта открылась, и в лицо ударил поток теплого воздуха. Девушки прошли внутрь, и очутились в просторном холле. Не таком просторном, как в орбитальном порте, все-таки все планетарные порты были невелики по своим размерам, и предназначались для приема исключительно челноков с орбиты, но способным, тем не менее, вместить около трех сотен человек. Сейчас этот холл был пуст. Если не считать невысокую темноволосую девушку в темно-зеленой форме, ожидавшую возле информационной стойки в центре зала. Заметив вошедших, девушка незамедлительно направилась навстречу, но, не дойдя до Алисы и Марты нескольких шагов, остановилась и по-военному представилась.

– Заместитель начальника штаба гарнизона Эльтерия-один Москвина Елена.

Алиса молча обняла опешившую девушку. Марта, выждав пару минут, негромко откашлялась, заставив помощницу смущенно отступить на пару шагов назад, после чего обратилась к Елене.

– Я так понимаю, вам не сказали, кого встречать?

– Никак нет. – Девушка хорошо владела собой, но нотки неподдельного удивления в голосе все – же проскальзывали. – В приказе значится встретить полковника Эрнхарт с адъютантом, и сопроводить к командиру гарнизона.

Марта едва заметно скривилась, услышав свое новое звание.

– Если можно, то оперативник Эрнхарт. А это оперативник Москвина Алиса. Надеюсь, Елена, вы не заставите нас идти пешком…

– Ты… Вы… – Глаза Елены, казалось, увеличились втрое. Она переводила взгляд с Марты на Алису, и обратно около минуты, прежде чем смогла взять себя в руки. – Невозможно! Это просто невозможно!!
1 2 >>