Алексей Александрович Калугин
Хозяева резервации

– Сколько человек прибыло на втором челноке? – спросил Василий.

– Не более тринадцати, – ответил Тейнер.

– Ну, это не проблема, – улыбнулся Василий. – С ними мы справимся. Если, конечно, бешеные хоть что-то от них оставят.

– У них много оружия, Василий, – серьезно сказал Стинов. – Огнестрельного оружия.

– Это уже хуже, – сразу же помрачнел монах. – Но, по крайней мере, мы сможем организовать наблюдение за ними.

– Нам стоит обсуждать этот вопрос с иерархом? – спросил Стинов.

– Обязательно, – ответил Василий.

Глава 10
Второй челнок

Извернувшись, Юрген расстегнул-таки перекрученный страховочный ремень и вывалился из амортизирующего кокона. Поднявшись на ноги, он, чтобы удержать равновесие, схватился рукой за поручень. Перед глазами бешено вращались полупрозрачные радужные шестеренки, а в голове со скрипом и скрежетом медленно проворачивался огромный мельничный жернов.

Перед самой посадкой челнок трясло и бросало из стороны в сторону с такой неимоверной силой, что даже амортизирующие коконы не могли справиться с запредельной нагрузкой. А под конец – удар, от которого полопались едва ли не все страховочные ремни.

Еще хуже пришлось тем, кому мест в коконах не хватило. В углу, возле пульта управления, бесформенной грудой лежали один на другом трое заложников. Рядом с ними на четвереньках стоял, тряся головой, долговязый террорист с непропорционально длинными руками. Звали его Крис Саепин, но все называли его просто Нос. Саепин, хотя и не подавал виду, в душе жутко обижался, считая данное ему прозвище глупым и оскорбительным.

– Жив, Нос? – окликнул его Юрген.

Саепин что-то промычал, попытался подняться на ноги, но снова упал. Тогда он просто перевернулся на спину и, подтянувшись, сел, привалившись спиной к стене. Та часть лица, которая подарила ему прозвище, действительно отличавшаяся феноменальными размерами, больше всего пострадала во время аварийной посадки. Кровь, струившаяся из ноздрей, была размазана по всему лицу.

Со всех сторон доносились стоны и ругань. Выбираясь из своих коконов, террористы на чем свет стоит костерили создателей челнока, не позаботившихся об удобстве пассажиров.

– Утрись, – Юрген кинул Саепину пачку гигиенических салфеток. – Все целы? – спросил он, оглядев свою команду.

– Ну, по крайней мере, все способны стоять на ногах, – ответил ему невысокого роста черноволосый Рик Азолиньш.

– Ну и отлично, – кивнул Юрген. – Гонсалес, осмотри заложников. Что-то они не шевелятся.

– И что потом с ними делать?

– Прикуй наручниками к поручням.

Гонсалес занялся заложниками.

Еще один террорист склонился над приборной доской.

– Судя по показаниям приборов, мы в Сфере, шеф, – сказал он.

– Отлично, Ферри, – Юрген подошел к нему сзади и положил руку на плечо. – Теперь объясни мне, что за болтанка была перед посадкой?

– Не знаю, шеф, – растерянно произнес Ферри.

– Какого черта мы вообще сюда притащились! – воскликнул кто-то за спиной Юргена. – Нас осталось чуть больше половины первоначального состава! Профессор улетел на другом челноке! Что нам теперь здесь делать?

Стремительно обернувшись, Юрген холодным взглядом пригвоздил раскричавшегося террориста к переборке.

– В чем проблема, Растяпин? – медленно, растягивая слова и присвистывая на шипящих, произнес главарь террористов. – Ты уже забыл, зачем мы сюда летели?

– Нет, – отвел взгляд в сторону Растяпин. – Я просто считаю, что план полетел к черту и нам надо возвращаться.

– Чтобы попасть прямо в руки спецслужбам, которые сейчас рыскают по стартовой площадке? – усмехнулся Азолиньш.

– Верно замечено, Рик, – одобрительно кивнул Юрген. – Но даже если не брать этого в расчет, ни один из нас не покинет Сферу, пока задание не будет выполнено. То, что нас пока только восемь, хотя должно было быть четырнадцать, дела не меняет. – Он взглядом обвел свою команду. – У кого еще есть вопросы на этот счет?

– Почему ты сказал «пока только восемь»? – спросил Азолиньш.

– Потому что есть еще Профессор, – ответил Юрген. – Он сейчас в экспедиционной группе, и возможно, что в данной ситуации там он нам будет даже полезнее. Нужно только найти способ связаться с ним.

– Не нравится мне все это, – покачал головой Растяпин.

– Что именно тебе не нравится? – повернулся в его сторону Юрген.

– То, что все пошло не так, как задумывалось, – угрюмо произнес террорист. – То, что вместе с нами в Сфере оказалась еще и экспедиционная группа. То, что мы потеряли Профессора…

– Достаточно, – остановил его Юрген. – А это тебе нравится?

Стремительным, почти незаметным для глаза движением он выдернул из кобуры пистолет и приставил ствол к горлу Растяпина. Террорист дернулся рукой к поясу, где у него тоже был пистолет, но Юрген надавил на свой пистолет чуть сильнее, и рука Растяпина замерла в воздухе. Усмехнувшись, Юрген поставил пистолет на предохранитель и спрятал его в кобуру. Растяпин незаметно перевел дух.

– Я хочу, чтобы все работали так, словно ничего не произошло, – сказал, обращаясь одновременно ко всем, Юрген. – Будем считать, что нас так и должно было быть восемь человек, и экспедиция прилетела в Сферу тоже в соответствии с нашим планом. В ее составе есть наш человек, и, думаю, он сможет оказаться нам полезен. Если кто-то станет мутить воду, как Растяпа, я пристрелю его не задумываясь. Главное для меня – чтобы работа была выполнена точно и в срок. Растяпа, Москвин и Роу, поскольку вы раньше со мной в деле не бывали, считайте, что эти слова обращены к каждому из вас персонально. Больше к этой теме я возвращаться не буду.

Сделав короткую паузу, Юрген повернулся к Гонсалесу.

– Ну, как там дела, Тед?

– Порядок, шеф, – ответил Гонсалес. – Укачало их малость. У одного прострелено плечо, но рана неопасная – жить будет.

– Ну тогда займись моей рукой, – Юрген протянул Гонсалесу кровоточащую ладонь, пробитую метательной стрелкой.

К тому времени, когда ладонь Юргена была обработана и перевязана, все уже почти пришли в себя. Один только Растяпин с мрачным видом сидел в углу. Остальные были заняты тем, что доставали из мешков оружие, проверяли и заряжали его.

– Сразу видно, что команда настроена по-деловому, – одобрительно улыбнулся Юрген. – Пора посмотреть, что происходит снаружи.

Грохот от рухнувших стен прокатился по проходам сектора.

Плотная пелена серой пыли, поднявшаяся к потолку, еще не успела осесть, когда из развалин появились бешеные. Медленно и осторожно приближались они к источнику разрушительного вихря, пронесшегося по центральному проходу. Любопытство боролось в них с чувством страха. Однако верх над всеми остальными чувствами брала нахальная самоуверенность бешеных, привыкших считать, что на их территории им ничто не может угрожать. Единственной неконтролируемой силой в секторе Ньютона были только они сами.

Вскоре бешеные осмелели настолько, что выбрались из развалин в проход. Их было около пятидесяти человек, разодетых пестро и аляповато. Все, включая женщин, которых по внешнему виду было сложно отличить от мужчин, были вооружены. Из оружия бешеные предпочитали секиры, топоры и дубинки. Только у одного за спиной висел большой арбалет с тяжелым ложем, который служил скорее предметом декоративным, поскольку натягивающий тетиву ворот отсутствовал.

Вперед вышел главарь банды, одетый в алый халат с вышитыми золотом драконами, перетянутый широкой портупеей из искусственной кожи, на которой у него висели ножны большого ножа танто. Главарю было положено вести себя безрассуднее и мужественнее, чем его подчиненным, однако, приблизившись на пару шагов к странному металлическому цилиндру, покрытому поблескивающей чешуей, он все же не решился подойти к нему вплотную. Предмет был неподвижным, не издавал никаких настораживающих звуков, и все же своей явной чужеродностью, не вписывающейся в окружающий ландшафт, внушал бешеному опасение.

Аварийная посадка не прошла для челнока бесследно. Правый боковой стабилизатор был погнут, левый – отсутствовал. Обшивка корпуса была частично содрана. Расплющенный нос напоминал кузнечный молот, переходивший по наследству от отца к сыну на протяжении десяти поколений. Удивительно было, что аппарат вообще не развалился при посадке.

– Ну! – Нервно передернув плечами, главарь обернулся к своей банде. – Кто скажет мне, что это за штуковина и как она сюда попала?

– Эй, Тык, мне кажется, что ты боишься! – насмешливо заметил кто-то из бешеных. – Может быть, Чутик окажется смелее тебя?

Вперед вытолкнули тощего, нескладного парня с всклокоченными волосами и покрытым фурункулами лицом. Из одежды на нем были только оборванные у колен штаны, такие грязные, что первоначальный их цвет определить было невозможно.

– Давай, Чутик, давай! – кричали, подбадривая дурачка, со всех сторон. – Разберись с этой хреновиной!

Глупо скалясь, парень бестолково озирался по сторонам – он не понимал толком, что происходит, но ему несомненно льстило то, что он вдруг стал объектом всеобщего внимания.

Кто-то сунул в руки Чутику тонфу и подтолкнул его вперед.

– Давай, Чутик, врежь по этой железяке! – засмеялся главарь, делая вид, что включился в общую игру, поскольку в противном случае идти выяснять, что за странная штуковина появилась на территории банды, пришлось бы ему самому.

Подскочив к челноку, Чутик размахнулся от плеча и что было сил врезал тонфой по отставленной чуть в сторону посадочной опоре. Радостно засмеявшись, он посмотрел на остальных бешеных и снова ударил палкой по железу.

Дурачок восторженно колотил тонфой по посадочной опоре, до тех пор пока к нему не подошел Тык. Отобрав у него палку, главарь грубо оттолкнул Чутика в сторону, как выполнивший свое предназначение и теперь уже ни на что не годный предмет.

Тык провел рукой по чешуйчатой обшивке челнока. Затем хохотнул и похлопал по ней ладонью.

Глядя на то, что ничего ужасного с главарем после этого не произошло, челнок обступили остальные бешеные. Кто-то уже начал ковырять обшивку ножом, рассчитывая отодрать блестящие чешуйки и использовать их для украшения одежды. Трое бешеных обнаружили в кормовой части челнока люк и теперь, пытаясь вскрыть его, искали неплотности и зазоры, куда можно было бы вставить острие ножа.

– Кончай! – заорал Тык и тонфой, отобранной у Чутика, протянул вдоль спины одного из наиболее активных добытчиков чешуи.

– Верно, Тык! – раздался насмешливый голос со стороны. – Не стоит портить вещь, которая тебе не принадлежит!

Тык и находившиеся рядом с ним бешеные, побросав свои дела, обернулись в сторону, откуда прозвучал голос.

Голос принадлежал главарю другой банды, появившейся из бокового прохода. Он был одет в ярко-желтые шаровары и короткий кожаный жилет, распахнутый на груди так, чтобы была видна большая, искусно выполненная татуировка, изображающая свернувшегося кольцами змея. Стоял он, широко расставив ноги и положив на плечо булаву на длинной рукояти с навершием, утыканным острыми шипами. От других бешеных его отличало более живое и осмысленное выражение лица.

Вторая банда была многочисленнее, и те, что уже обосновались вокруг челнока, медленно попятились, освобождая место пришельцам. Не двинулся с места один только Тык.

– Ты опять лезешь на чужую территорию, Снейк, – зло процедил он сквозь стиснутые зубы, обращаясь к предводителю банды пришельцев.

– Я хожу там, где хочу, и беру то, что мне нужно, – ответил Снейк, неторопливо, вразвалочку приближаясь к Тыку.

Два полукольца перекрыли проход с обеих сторон от челнока. Тык и Снейк оказались в центре импровизированной арены. Их разделяли всего три шага – расстояние, на котором вопрос еще можно было решить мирным путем.

– Славная штуковина, – ладонью свободной руки Снейк похлопал по обшивке челнока так, словно он уже был его собственностью. – Кто ее сюда приволок?

– Тебе что за дело? – прошипел Тык.

– Что ты собираешься с ней делать, Тык? – насмешливо спросил Снейк. – Я же тебя знаю, у тебя фантазии хватит только на то, чтобы разломать ее.

– Мое дело, – насупился Тык. – Захочу, так и разломаю.

Снейк снова похлопал ладонью по обшивке.

– Сдается мне, что внутри эта штуковина пустая, – сказал он. – Пожалуй, я стану в ней жить.

– Сдохнешь скорее! – закричал Тык и кинулся на противника.

Рассчитывая на внезапность нападения, он собирался концом тонфы нанести Снейку сокрушительный удар в солнечное сплетение. Однако, сохраняя беспечный вид, Снейк внимательно следил за каждым движением противника и вовремя успел увернуться от удара. Пройдя вскользь, тонфа Тыка только содрала клок кожи с его живота.

Одновременно с уходом в сторону Снейк легко, одной рукой вскинул тяжелую булаву и обрушил ее на спину противника. Перехватив тонфу за боковую рукоятку, Тык подставил ее под удар, да так ловко, что, соскользнув по палке, булава противника ударила в пол.

Наблюдавшие за схваткой главарей бешеные подбадривали их громкими криками и улюлюканьем. При этом им было абсолютно безразлично, чей представитель одержит верх, – их занимало само зрелище, а не исход поединка.

Снейк оказался чуть медлительнее своего противника. Он еще не успел заново поднять булаву, когда Тык ударил его ногой в живот. Снейк согнулся пополам. Тык вскинул тонфу и со всего размаха ударил ею по локтевому суставу руки противника, в которой тот держал булаву. Пальцы Снейка безвольно разжались, и рукоять булавы выпала из руки.

Издав ликующий крик, Тык занес тонфу, для того чтобы нанести последний удар по затылку противника. Но рука его так и осталась поднятой вверх. Взгляд его был устремлен на люк челнока, створка которого откатилась в сторону. В открывшемся проеме стояли люди.

– О черт!.. – только и произнес Ферри, глядя на представшую перед ним картину.

Челнок был окружен странными людьми, похожими на толпу бродяг, раздобывших одежду не иначе как на мусорной свалке. Однако все они были при оружии. А двое из них самозабвенно мутузили друг друга всего в каких-то нескольких метрах от люка.

Отодвинув Саепина в сторону, к краю люка подошел Юрген.

– Ну, и кто мне объяснит, куда мы попали? – окинув взглядом то, что происходило вокруг челнока, спросил он.

– Судя по вони, – зажав пальцами свой огромный нос, просипел Саепин, – в общественный сортир.

Воспользовавшись временным замешательством Тыка, Снейк не упустил своего шанса. В руке его сверкнуло закругленное лезвие тэкко, и в следующее мгновение Тык с истошными криками корчился на полу, зажимая обеими руками распоротый живот.

– Бешеные, – уверенно произнес Ферри.

– Челноки должны были сесть на крышу сектора Ньютона, – сказал Юрген. – Нос, ты забыл ввести поправку на лишний вес?

– Я дал максимальную поправку, – обиженно ответил Саепин. – Наш челнок был перегружен сверх всякой меры, вместо семи человек – одиннадцать, поэтому и поправка не смогла удержать его на курсе.

– Значит, надо думать, мы сейчас находимся в секторе Ньютона, населенном бандами антиобщественных элементов, именующих себя бешеными, – вынес заключение Юрген.

– Похоже на то, – потирая пальцами нос, кивнул Саепин.

Выпрямившись, Снейк посмотрел на странных чужаков.

– Я так и знал, что эта штуковина внутри пустая! – воскликнул он, восхищенный собственной догадливостью. То, что внутри оказались еще и люди, его ничуть не смутило. – Выметайтесь! – приказал он им.

– Резвый парень, – усмехнулся Ферри, но, увидев, что Снейк поднимает с пола булаву, на всякий случай взял его на прицел.

Юрген выдвинул трап и спустился вниз на пару ступеней.

– Как тебя зовут? – спросил он у главаря банды.

– Снейк, – ответил тот.

– Насколько я понимаю, ты один из представителей этой компании? – Террорист указал рукой на стоящих чуть в стороне бешеных.

– Я главарь банды бешеных! – гордо заявил Снейк. – А это Тык, – указал он на мертвое тело у своих ног. – Он был главарем другой банды, но я убил его.

– Отлично, – Юрген спустился вниз еще на одну ступеньку. – Послушай-ка, Снейк, у меня для тебя есть интересное предложение. Твоя физиономия не обезображена интеллектом, но, думаю, даже ты сумеешь понять, какую пользу можно извлечь из дружбы с нами.

– У тебя есть «дурь»? – быстро спросил Снейк.

– «Дурь»? – удивленно переспросил Юрген. – Нет, «дурь» – это не для меня.

– Тогда что ты собираешься мне предложить? – с явным разочарованием спросил Снейк.

– Я просто пристрелю тебя, если ты окажешься глупее, чем кажешься на первый взгляд, – ответил Юрген.

– Пристрелю? Это как?

– Вот так, – Юрген вскинул автомат.

Выстрел разнес навершие булавы, которую держал в руке Снейк.

Бешеный с любопытством посмотрел на свое сломанное оружие.

– И голову так можно? – спросил он.

– И голову тоже, – подтвердил Юрген.

Снейк с восхищением цокнул языком и покачал головой.

– Что ты хочешь за эту штуковину? – спросил он, указав рукояткой булавы на автомат в руках террориста.

– Это не для тебя, – усмехнулся Юрген. – Но с помощью этой, как ты выражаешься, штуковины я могу поставить тебя во главе всех бешеных, обитающих в секторе Ньютона.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 9 форматов)
<< 1 2 3 4 5 6