<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 11 >>

Алексей Логвинченко
Три «П». На что готов ты, чтобы осуществить мечту?


Глава вторая. Идея на грани безумства

Знаете это ощущение, когда уходите мыслями глубоко в себя и ничего не замечаете вокруг? Когда нужно просто выйти и идти куда-то в неизвестном направлении. Когда никто и ничего не нужно. Когда на момент посылаешь мир на три буквы и живешь для себя. Когда предстоят перемены. Этакое затишье перед бурей. Я вновь перестал следить за временем, гулял весь день. Когда вернулся в реальный мир, был уже очень далеко от банка, было уже темно. Нужно было хорошо выспаться, завтра предстояло обдумать свое будущее и принять верное решение. Я дошел до ближайшей станции метро и поехал домой.

Скрипнула входная дверь, я вошел и стал разуваться. Сегодня здесь уже не пахнет заброшенностью и одиночеством. Сегодня этот дом принял меня теплее, чем обычно. Я был ему очень благодарен. В моей жизни больше не оставалось работы, и я нуждался в тепле родного дома, как нуждается человек в кислороде. Как всегда направился прямиком в душ, смыть с себя весь негатив. Из душа я вылез, как бы вам это сказать, более свежим, чем обычно, что ли. Я чувствовал себя хорошо, чисто. Хотя думаю, что это вовсе не из-за душа.

Залез под одеяло и поставил четыре будильника с разницей в пять минут, начиная с шести утра. Отложил телефон и только потом понял, что мне больше не нужно никуда вставать. Выключил будильники и облегченно вздохнул. Под одеялом было жарко. Отбросил его в сторону и попытался заснуть. Стало холодно. Укрыл одну ногу, вторую оставил открытой. До сих пор не понимаю, как это работает, но есть в таком приеме какая-то магия удобства и комфорта. Через несколько минут в квартире воцарился легкий ритмичный храп.

К утру комната полной чашей наполнилась солнечным светом. Мне снился чудесный сон. Я очень давно не спал так крепко и умиротворенно. Покинув царство снов, я еще около получаса лежал в кровати с закрытыми глазами, наслаждаясь трапезой отдыха и покоя. Мешки под глазами исчезли как по волшебству, лицо стало выглядеть более здоровым.

Наконец, наступил тот нелегкий переломный момент, когда желание поесть преодолевает желание поспать. Пришлось открывать веки навстречу новому дню, который нес мне неизвестность. Встав с кровати, медленно направился в сторону кухни. Холодильник не изобиловал ассортиментом. Сделав себе кофе, я устроился поудобнее на диване. Телефон до сих пор был выключен, звонки на номер не проходили, и в квартире устоялась тишина, которой мне так не хватало долгое время, чтобы спокойно все обдумать и решить, что же делать дальше.

Но только стоило приступить к думам, как ворчливый желудок начал подавать свой вой. Мною было принято решение сходить позавтракать в кафе неподалеку от дома. Я не делал так с тех пор, как слез с родительских карманных денег. Именно тогда я всецело понял слова родителей о том, что деньги они не печатают и нужно быть экономнее. Тогда, помню, я обижался, мне хотелось гулять, тратиться на развлечения. В то время мы не думали о работе, о будущем, не были закованы в тяжелые кандалы взрослой жизни, ответственности. Больные прокрастинацией мы жили одним днём. Вот бы и сейчас так же…

Начав зарабатывать на жизнь самостоятельно, я очень быстро перестал посещать кафе, бары и рестораны.

Вытащив старые лохмотья из шкафа, я принялся одеваться, и уже через минут десять был около входа в кафе, что находилось неподалеку от дома.

Внутри было не так много людей. По будням в такое время здесь могут быть либо подростки, либо люди, которые в жизни добились явно больше моего, раз могут так распоряжаться своим временем. Распахнув двери, я услышал беглое здравствуйте от официанта, указывающего мне пальцем на столик в дальнем углу заведения.

Я расположился в углу в ожидании вкусного завтрака. Пока не понимал, что хочу заказать, но был уверен, что пойму, когда увижу. Прошло около десяти минут, а меню до сих пор не принесли. Я пару раз предпринимал попытки дозваться официанта, но меня не было ни слышно, ни видно из дальнего угла. Голод не тетка, пришлось вставать и подходить к барной стойке, чтобы попросить меню. Официант почему-то очень недовольно на меня посмотрел, будто это я его плохо обслуживаю, а не вовсе наоборот. Я вернулся в свой неприметный уголок. Меню принесли еще минут через пять. Официант встал возле столика, приготовив блокнот, и стал ждать, судорожно постукивая по страницам блокнота ручкой. Это вызвало у меня небольшую порцию раздражения. Казалось, что он тем самым хочет меня поторопить и не дает мне времени спокойно обдумать свой заказ. Открыв меню, я несколько растерялся и на мгновение даже забыл о странном официанте. Я отвык от такого количества выбора еды. Меню предлагало мне море позиций, которые, как мне казалось, одна вкуснее другой.

– Вы определились с заказом? – Видя, что я не определился, спросил официант.

– Нет, дайте мне минутку, пожалуйста.

Тот еще звонче начал бряцать ручку о блокнот. С трудом определившись с выбором, я продиктовал заказ.

– Я буду порцию вареников с вишней, чизкейк и свежевыжатый апельсиновый сок.

– Еще раз. – Ответил официант, будто я заказал большой список блюд, и он не успевает записывать.

– Вареники с вишней, чиз…

– Секундочку. – Посреди моего слова вставил тот свое. Он медленно выводил буквы на странице блокнота, буквально выцарапывал их.

– Чизкейк и свежевыжатый апельсиновый сок. – Продолжил я.

– Записал.

После он отлучился обратно к барной стойке. Я подумал, что этот день нельзя портить плохим настроением и не стоит обращать внимания на такие мелочи. Быть может, он работает здесь первый день и еще не научился правильно обслуживать клиентов. С навыками ведь не рождаются, навыкам обучаются, так что вполне себе можно войти в его положение. Тем более что мне как никому другому знакомо ощущение, когда тебе постоянно хамит клиент. Я такого и врагу не пожелаю.

Завершив «разбор полета» официанта, я захотел сходить в туалет, чтобы помыть руки. Оглянувшись вокруг, никаких сопутствующих моему интересу надписей вроде «Туалет» или «WC» я не обнаружил. Тогда я встал и пошел во вторую часть кафе, от первой отделяемой той самой барной стойкой. Проходя мимо нее, никто из персонала даже не обратил на меня внимания, чтобы помочь и подсказать мне, где именно находится искомое мною место. Туалет, как и планировалось, был найден во второй части заведения. В промежутке между баром и туалетом была дверь, на которой висела табличка, коя строго настрого запрещала вход в эту дверь всем, кто не работает в этом кафе. Это была кухня. Но удивило меня во всем этом вот что. Сантиметрах так в тридцати от этой таблички, прямо возле двери, на стене, на уровне глаз, висела рамка с фотографией моего официанта. Подпись ниже гласила, что мой неопытный знакомый является работником месяца в данной конторе. Мой разбор полетов оказался максимально далеким от действительности.

В туалете я задержался на больший срок, чем планировалось изначально. Потребовалось несколько минут и недюжинных усилий, чтобы понять, как включить воду, когда у крана нет ручки. Признаться честно, хоть и стыдно, не знаю, сколько бы я еще так стоял, если бы в туалет не вошел мужчина. На первый взгляд выглядел он уверенно и достаточно обеспеченно. Приглядываться я не стал. Было бы странно, учитывая обстоятельства места. Да и мне куда важнее было узнать секретный механизм крана. Мужчина подошел к раковине и легким движением руки перед краном заставил воду литься. Я, не подавая вида, со спокойным лицом повторил операцию, и вода начала литься прямо мне в руки. А ларчик просто открывался…

Помыв руки, я вдоль стены прямиком через все кафе проследовал обратно за свой столик. На полпути меня по неосторожности слегка зацепило входной дверью. В нее вошел мужчина лет тридцати, в качественном, но не кричащем об этом налево и направо костюме. Лицо у него было светлое, не было привычных мешков под глазами, лысины или других последствий плохой жизни и генетики. Он был хорошего телосложения и выглядел весьма приятно.

Сделав шаг от входной двери, к нему тут же подбежал официант, двадцать минут назад обслуживающий меня, если это можно было назвать обслуживанием. Он ласково, чуть ли не игриво поздоровался с новым солидным гостем.

– Добрый день! Рад приветствовать вас в нашем заведении! Меня зовут Дмитрий. Сегодня я буду вас обслуживать. Пожалуйста, пройдемте, я покажу вам столик.

Он тараторил так быстро, что гость не успел даже банально поздороваться в ответ.

Официант повел его по залу и остановился у самого хорошего столика у окна, где был довольно хороший вид на местный прудик.

Не более чем через минуту, на столе у него лежало меню. Нотка раздражения внутри меня, зародившаяся двадцать минут назад, теперь играла немного громче. Сейчас Дмитрий не стоял над посетителем, не колотил пишущей палкой о бумагу и не поторапливал его глупыми вопросами. Как только посетитель выбрал, что он хочет, и оторвал глаза от ламинированных страниц меню, официант тут как тут подбежал к столику и вежливо поинтересовался:

– Вы готовы сделать заказ?

– Да. Я хочу вареники с вишней… – Он продолжил свой заказ. Тут я ему не позавидовал, так как я уже знал, что ему предстоит долгое ожидание драгоценных вареников.

Дмитрий все записывал быстрее, чем диктовал посетитель, будто наперед знал, что именно тот закажет. Записав заказ, он удалился на кухню.

Через пару минут он вышел оттуда с порцией вишневых вареников, чизкейком и свежевыжатым апельсиновым соком. Выйдя, он тут же направился к моему столику. Выложил с подноса на стол чизкейк и сок, развернулся, и начал уже было уходить, как я его окликнул:

– Дмитрий, вареники тоже мои, я заказывал их вместе с чизкейком и соком.

– Нет, это не ваши вареники. Подождите еще немного, пожалуйста. Скоро они будут готовы.

– В каком смысле не мои вареники? Что за бред? Я сижу и жду уже больше двадцати минут! И у вас на подносе самые что ни на есть настоящие вареники с вишней. Мои, черт возьми, вареники с вишней!

– Ваши вареники скоро будут готовы, не переживайте.

Он развернулся и ушел. По дороге на кухню он остановился около столика, куда пару минут назад посадил своего обеспеченного клиента.

– Ваши вареники с вишней, пожалуйста. – С улыбкой произнес официант, перемещая тарелку с подноса на стол.

– Спасибо. А скоро…

– Да, через несколько минут принесу вам все остальное. Простите за ожидание. – Ответил Дмитрий, будто снова заранее знал, о чем спросит посетитель. – И кстати, для вас действует скидка десять процентов.

Мужчина не понял фразы про скидку, но уточнять не стал. Трюк со скидкой придуман давно. Дай человеку скидку десять процентов, тот из вежливости оставит чаевыми двадцать.

Видя всю эту сцену своими глазами, я был шокирован. Нет, я вовсе не дурак, меня учили в детстве, что людей встречают по одежке, но это уже казалось мне за гранью, конкретным перебором.

Я не стал устраивать сцен скандала. Мужчина почему-то был мне слишком приятен, чтобы портить ему аппетит. Я принялся есть свой чизкейк, запивая его свежевыжатым соком. По завершению недотрапезы, я громко окликнул официанта, уже куда смелее и грубее, чем полчаса назад, когда предпринимал безуспешные попытки получить меню. Тот услышал меня с первого раза и нехотя побрел в мою сторону. Я попросил счет.

– Ваши вареники будут готовы буквально через пару минут.

– Я уже не хочу. Принесите счет.

– Как скажете.

Официант Дмитрий снова отлучился и через минуту у меня на столе уже лежал счет. Я не был удивлен скорости выполнения моей просьбы. Как мы знаем, быстро и качественно люди действуют только тогда, когда пахнет деньгами или получением… Есть у этого ненормативного слова приемлемый для повествования синоним?

Я открыл счет и прочитал содержимое. В счет были включены мои вареники. Или не мои вареники, не знаю, как правильно сказать. Это было кульминацией моей злости. Я был вне себя от того хамства, что позволяют себе люди. Взяв в руки ручку, я большими толстыми буквами выцарапал на чеке свою резолюцию официанту: «козел». Я не оставил ни копейки денег, встал и вышел из кафе, пока тот обхаживал своего клиента с вишневыми варениками.

Утро было основательно испорчено такой глупой мелочью. Я пошел домой. Открыв входную дверь, увидел на полу записку. Это было странно. На дворе двадцать первый век и у всех есть мобильные телефоны. Вспомнил, что мой до сих пор стоит в авиарежиме. Я поднял записку. Она была от Жени и содержала в себе следующее:
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 11 >>