<< 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 >>

Алексей Васильевич Шишов
Белые командиры Гражданской войны


За бои под Ставрополем Врангель производится в генерал-лейтенанты. Его белоказачья конница в тех боях захватила две тысячи пленных, 40 пулеметов, 7 орудий и огромный обоз. Успеху сопутствовало то, что белые перехватили приказ командования противника об общем наступлении и за несколько часов его начала сами перешли в решительную атаку. И победа была одержана при почти полном израсходовании боеприпасов.

Личный авторитет П. Н. Врангеля в белоказачьих войсках был высок. Ряд станиц Кубанского, Терского и Астраханского казачьих войск избрали его в «почетные» казаки. В феврале 1919 года Кубанская рада награждает боевого генерала орденом Спасения Кубани 1-й степени.

После заключения союзного договора со всевеликим войском Донским генерал-лейтенант А. И. Деникин становится главнокомандующим Вооруженными силами Юга России. За три дня до наступления нового, 1919 года Врангель назначается командующим Добровольческой армией, а 10 января – Кавказской Добровольческой армией, в своей массе состоявшей из кубанцев – конных полков и пластунских батальонов.

На начало лета 1919 года белая Кавказская армия состояла из следующих корпусов:

– 1-го Кубанского генерал-лейтенанта В. Л. Покровского (1-я Кубанская и 2-я Терская (Горская) дивизии);

– 2-го Кубанского корпуса генерал-майора С. Г. Улагая (2-я и 3-я Кубанские дивизии, 3-я Кубанская пластунская бригада);

– 4-го Конного корпуса генерал-лейтенанта П. Н. Шатилова (1-я конная и Астраханская дивизии);

1-го Сводно-Донского корпуса генерал-майора В. З. Савельева (4-я и 13-я Донские дивизии);

отдельных дивизий: 6-я пехотная и Атаманская (Донская);

Отдельной Астраханской бригады.

Состав Кавказской армии за время командования ею бароном П. Н. Врангелем постоянно менялся, но основа сил – кубанское казачество – оставалось неизменным. Это была преимущественно конная армия, хорошо организованная для маневренных действий в южных степях. Она оказалась малопригодной для осады и штурма укрепленного Царицына, известного в истории Гражданской войны как «Красный Верден».

В ходе последних боев на Северном Кавказе Врангель, постоянно пребывавший в войсках, заболел сыпным тифом. Командование армией временно принял генерал-лейтенант Я. Д. Юзефович. Болезнь протекала в тяжелой форме, мало оставляя надежд на выздоровление. Супруга (она заведовала госпиталем в Екатеринодаре) не отходила от постели больного. Кризис миновал только на семнадцатые сутки, и все обошлось удачно, если учесть многотысячные потери белой и красной армий от эпидемий сыпного тифа во все годы Гражданской войны.

Для поправки здоровья супруги уехали в Сочи, но вскоре им пришлось перебраться в Екатеринодар. По словам Врангеля, Сочи постоянно подвергались угрозе нападения с гор банд «зеленых», которых поддерживали грузинские войска. Врангель вернулся в армию, когда начались бои на Маныче.

Деникин не свел белую конницу в единый атакующий кулак, чем умело пользовалось командование противной стороны. Начальник его штаба генерал Романовский предложил Врангелю объединить под своим командованием всю стянутую на Маныч белоказачью конницу и разбить красных. Врангель вспоминал в эмиграции:

«Я охотно согласился, ясно сознавая, что это единственная возможность закончить, наконец, бесконечно затянувшуюся операцию. Радовала меня и возможность, непосредственно руководя крупной массой конницы, разыграть интересный и красивый бой».

Прибыв на Маныч, Врангель понял, что причина прежних неудач кроется в невозможности переправить через мелкую реку с ее топкими берегами артиллерию. Он приказал из деревянных заборов сколотить щиты и уложить их на речное дно. Артиллерия перешла по ним на противоположный берег Маныча без сложностей. Красная кавалерия Думенко была разбита и отступила, оставив белым за три дня боев около 15 тысяч пленных, 55 орудий и 150 пулеметов. Этому успеху в немалой степени способствовала атака красной конницы белой авиацией в числе сразу 8 аэропланов.

Разгромив советские войска на Манычском фронте, чему в немалой степени способствовала вспыхнувшая в их рядах эпидемия сыпного тифа, армия Врангеля начала продвижение к Царицыну. Именно в этот период между Деникиным и Врангелем начались серьезные разногласия. Первый считал главные усилия направить на харьковском направлении и в перспективе наступать на Москву. Второй настаивал на поход в Поволжье для соединения с тогда успешно наступавшей армией адмирала Колчака, чтобы создать с ним единый фронт. Пока же этот фронт единился по линии расселения астраханского и уральского казачества.

Деникин, как главнокомандующий Вооруженными силами Юга России, остался при своем мнении, начав воплощать свой стратегический замысел. Между ним и Врангелем возникла первая «натянутость». Рано или поздно она должна, перерастая во взаимоотношениях во взаимную нелюбовь, была разрешиться конфликтом, что и случилось в недалеком времени, в начале 1920 года.

Бои не утихали. В итоге 150-тысячная Красная Армия на Северном Кавказе была разгромлена. Немногие конные отряды ушли в Астраханскую степь, пехота же, артиллерия и обозы достались белым. На подступах к городу Кизляру на 25 верст тянулись брошенные воинские эшелоны. Счет трофейным орудиям пошел на сотни, пленных красноармейцев – на десятки тысяч, боеприпасов и военного имущества – на целые эшелоны. Разъезды врангелевской казачьей конницы вышли к берегу Каспийского моря.

Генерал-лейтенант барон П. Н. Врангель объявил поход на красный Царицын, запиравший собой Волжский путь в сердце России:

«Приказ

Кавказской армии

№ 1

8 мая 1919 г. Станица Великокняжеская.

Славные войска Манычского фронта.

Волею Главнокомандующего, генерала Деникина, все вы объединены под моим начальством и дано нам имя „Кавказская армия“.

Кавказ – родина большинства из вас. Кавказ – колыбель вашей славы…

От Черного и до Каспийского моря пронесли вы, гоня перед собой врага, – палящий зной и стужа, горы Кавказа и безлюдные ставропольские степи не могли остановить вас, орлы…

Орлиным полетом перенеслись вы и через пустынную степь калмыков к самому гнезду подлого врага, где хранит он награбленные им несметные богатства, – к Царицыну, и вскоре напоите усталых коней водой широкой матушки-Волги…

Генерал Врангель».

Войска Кавказской армии продолжали наступать, преследуя разбитого противника, в направлении пока еще далекого Царицына. В мае 1919 года белые захватили Котельниково и форсировали реку Курмоярский Аксай. Барон Врангель явно не справлялся с руководством армейскими корпусами из-за почти полного отсутствия средств связи, если не считать «летучей» (конной) связи. В итоге 1-й Кубанский корпус генерала Покровского вырвался далеко вперед, оторвавшись от 2-го Кубанского корпуса генерала Улагая.

Красному командованию об этом стало известно, и оно нанесло удар крупными силами в образовавшийся разрыв. В ходе боев у белых оказалась разгромленной 6-я пехотная дивизия (ее командир генерал Патрикеев был убит). Положение спасла вовремя подоспевшая 2-я Кубанская дивизия генерала Репникова, отбросившая советские войска на север.

Войска Кавказской армии прошли 300 верст пути по степи и за три недели вышли на ближние подступы к Царицыну, который был опоясан несколькими линиями обороны. Белая конница силой в три корпуса город взять не смогла. Под городом завязались тяжелые бои. Наконец, к Врангелю прибыла обещанная Деникиным помощь – 7-я пехотная дивизия генерала Н. Э. Бредова, 4 танка и бронепоезда.

Решающий штурм Царицына начался 16 июня. Танки, которые сопровождали три бронеавтомобиля, смяли проволочные заграждения, фронт красных был прорван, в прорыв устремилась пехота и конница. Первыми ворвались в город белоказаки-кубанцы генерала Улагая. «Красный Верден», так много значащий в истории Гражданской войны на Юге России, пал. Советские войска спешно отступали от него берегом Волги на север.

За сорок дней наступления от Маныча до Царицына белая Кавказская армия взяла 40 тысяч пленных, 70 орудий, 300 пулеметов, два бронепоезда «Ленин» и «Троцкий». 19 июня Деникин и Врангель прибыли в Царицын, сделав там смотр войскам.

Победа далась белым ценой больших потерь. Начавшийся поход на Москву еще более обескровил Кавказскую армию: из нее была взята 7-я пехотная дивизия. Врангель опять почти не имел пехоты. Белоказачьи корпуса, сохраняя большой боевой дух, двинулись в поход на север берегом Волги. К тому времени армии Верховного правителя адмирала А. В. Колчака после ряда поражений стали отступать и о создании единого белого фронта уже не могло быть и речи.

Красная Армия в полосе наступления армии Врангеля усиливала сопротивление. Более трех недель шли бои за город Камышин, взятие которого стало апогеем в боевых действиях обескровленной Кавказской армии в Поволжье. Захват около 13 тысяч пленных не давал белым перспектив дальнейшего продвижения вверх по Волге: казачьи полки уже имели только треть своего прежнего состава; резервов не было.

Тем временем у верховного командования Советской России появилась возможность перебросить с Восточного фронта против сил Деникина войска 2-й и 4-й армий, так как необходимость их пребывания в Сибири уже отпала. Колчаковские войска откатывались все дальше по линии Транссиба к Забайкалью. 10-я Красная Армия и 1-я Конная армия Буденного, получив значительные подкрепления (в том числе за счет мобилизаций в прифронтовой полосе), начали контрнаступление на Кавказскую армию.

Камышин белые сдали без боя, отступив к Царицыну. Теперь город штурмовали красные. Врангелю удалось при помощи танков в тех боях разбить пехоту противника, и его отступавшие войска воспрянули духом. Белые взяли под Царицыном 18 тысяч пленных, 31 орудие и 180 пулеметов. В том же сентябре красные повторили штурм города, но были отбиты. Не удалась попытка высадить в городскую черту и закрепиться там десанту с кораблей красной Волжской флотилии.

Последнему крупному успеху в действиях белой Кавказской армии у Царицына в немалой степени способствовало то, что 1-я конная армия Буденного была переброшена на запад, к Новохоперску, для разоружения советской 2-й конной армии Миронова. Тем временем разбитые войска Деникина, «ходившие на Москву», отступили к Ростову и Новочеркасску. Левый фланг Кавказской армии оказался открытым.

Врангель уже не мог исполнить приказ главнокомандующего ВСЮР генерал-лейтенанта А. И. Деникина возобновить наступление. Врангель выехал в его штаб и там добился приказа его армии перейти к обороне. Ситуация на фронте для белого командования оставляла желать лучшего. Барон, посетив деникинский штаб, пришел к выводу, что в стане Белого дела развал. Он писал о том так:

«На огромной занятой войсками территории Юга России власть фактически отсутствовала. Неспособный справиться с выпавшей на его долю огромной государственной задачей, не доверяя ближайшим помощникам, не имея сил разобраться в умело плетущейся вокруг его сети политических интриг, генерал Деникин выпустил эту власть из своих рук. Страна управлялась целым рядом сатрапов, начиная от губернатора и кончая любым войсковым начальником, комендантом и контрразведчиком…

Понятие о законности совершенно отсутствовало…

Каждый действовал по своему усмотрению, действовал к тому же в полном сознании своей безнаказанности…

Хищения и мздоимство глубоко проникли во все отрасли управления».

Деникин пытался спасти Добровольческую армию от полного поражения сменой ее командующего. 26 ноября генерал-лейтенант П. Н. Врангель сменяет на посту ее командующего генерала Май-Маевского, передав командование Кавказской армией генералу Покровскому.

Тем временем в деникинском тылу, в Екатеринодаре, назревали достаточно странные для Гражданской войны события. Кубанская рада, говоря о «кубанской демократии», стала заявлять о «самостийности» области. Когда делегация ее членов в Париже заключила, по сути дела, предательский договор с правительством несуществующей «Горской Республики», терпение второго по счету Верховного правителя России генерала А. И. Деникина кончилось. Выполняя его приказ, Врангель и Покровский разогнали Кубанскую раду, предав военно-полевому суду двенадцать депутатов-«самостийников». Глава «парижской делегации» А. И. Калабухов был публично повешен в Екатеринодаре.

Добровольческая армия не смогла удержать Ростов. Она была обескровлена и потеряла большую часть своего состава. Деникин приказал переформировать ее в корпус во главе с генералом А. П. Кутеповым и подчинить командующему Донской армией генерал-лейтенанту В. И. Сидорину. Барон Врангель оказался не у дел.

Вскоре Деникин поручил ему сформировать на Кубани и Тереке свежую конницу. Но там уже такое же задание исполнял генерал Шкуро. Барон делает главнокомандующему доклад, предлагая центр тяжести борьбы Белого дела перенести на запад, где, по его мнению, следовало организовать против большевиков фронт от берега Балтийского моря до берега Черного моря вместе с поляками, болгарами и сербами. Деникин оставил доклад без ответа, понимая все его несоответствие действительности.

Врангель получает приказание заняться укреплением Новороссийского района, куда предполагалось отступать. В это время стали распространяться слухи о том, что Врангель собирается совершить против Деникина военный переворот. Тот переадресовывает поручение, связанное с Новороссийском, генералу Лукомскому.
<< 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 >>