Фото на память
Анатасия Олеговна Караева

Фото на память
Анатасия Олеговна Караева

Рейдер – человек, организующий единоличные набеги на систему городских свалок в поисках нужных роботизированных компонентов. Андроид, сохраняющий активность головного процессора на протяжении выше двадцати лет нахождения на свалке. История о том, как история неживого намного человечнее, чем жизнь человека.

Свалка была пуста. В ночное время единственным звуком здесь был дождь, с громкими ударами осыпающий горы металлического и пластмассового мусора. В последние годы его становилось все больше, и причина крылась в стремлении человечества все свести к сети, роботизации и упрощенной жизни. И сейчас, покрываясь лужами, городская свалка погрязла в ночи, сверкая мокрым металлом и грязным пластиком в свете редких фонарей. Не самое приятное место, куда хотел бы попасть человек, если не говорить о рейдерах и расхитителях, решивших поживиться. Один такой человек точно был.

Среди всего хлама, который люди годами сбрасывают на территорию свалки, остро выделялся человеческий силуэт. Тот, кого ночью, под дождем, можно принять за нуждающегося в помощи человека, на деле никогда им не был: темный пошарпанный пластик вместо кожи; отсутствие каких-либо волос на теле; отсоединенные каким-то жуликом ноги, наверняка уже проданные на черном рынке; никакой одежды. Такие силуэты можно найти на каждом углу, стоит только углубиться между горами мусора. Единственное отличие этого выброшенного робота от других – положения рук и головы, точнее, их периодическая смена, что любому завсегдатаю этих мест казалось странным и мистичным. Андроид, лежащий на горе мусора с незапамятных времен, словно целенаправленно перекладывающий конечности – что может быть страннее в месте, где все имеет статус «Изношено и утилизировано»?

Дождь усилился. Шлепающий звук смешался с иными шумами, и в них было нечто человеческое. Некто, торопящийся мимо гор хлама, шел сгорблено, изредка оглядываясь по сторонам в поисках преследования. С козырька кепки, накрытой капюшоном, быстро сбегали капли, закрывая обзор. Мужчине приходилось щуриться, не давая тяжелым каплям попасть на ресницы, но, как бы он не старался, дождь все равно ударял в лицо.

Его темный силуэт приближался к выброшенному андроиду все быстрее, и уже через минуту мужчина сидел на корточках перед грудой мусора. Все его движения были торопливыми и резкими, как если бы в любую минуту мог ворваться хозяин или охранник склада. Наученный опытом, рейдер знал, что в подобную погоду это невозможно, и все же острое желание свершить задуманное подгоняло человека. И мужчина торопился, вытаскивая из рюкзака ноутбук, прикрытый курткой, и протягивая кабель к главному процессору робота.

Подключение должно было пройти без ошибок. Он знал это наверняка! Он готовился к этому долгие недели, раз в несколько дней патрулируя свалку! Он был уверен, что все пройдет как надо! Потому рейдер, без колебаний, отыскал разъем в голове отключенного андроида и вставил в неё кабель, намереваясь подключиться к системе. Смотреть в лицо робота мужчина не желал – каждый раз это делать все сложнее, даже несмотря на то, что андроиды устаревшего образца походили на людей намного меньше, чем современные модели, выпускаемые крупными корпорациями едва ли не каждый год.

Век технологий продолжает поражать своей гибкостью и адаптацией. Кажется, что дальше удивить человека уже ничем невозможно, и вдруг какая-нибудь крупная техническая компания вдруг выдумывает невообразимое. Поначалу это были обычные роботы, чьи сходства с человеком ограничивались силуэтом и наличием окуляров. Две руки, две ноги, голова – что еще нужно для робота, предназначенного для упрощения человеческой жизни? Но мир науки шагнул дальше, решив подарить машине лицо. Вскоре, лицо дополнилось фигурой, четко разделяющей гендерную принадлежность робота. Ведь люди, приобретающие машину для работы по дому или в цеху, имеют право решать, какую фигуру она будет иметь, верно? Как оказалось, мир науки не только гибок и адаптивен, но и продажен, ведь именно потребности и спрос являлись его движущей силой. Таковы законы две тысячи сорокового года.

Все было готово. Запустив сканирование активных компонентов системы, мужчина приготовился провести под дождем не одну минуту. Процесс анализа всегда был долгим, иного человек и не ждал. И он готов был перетерпеть ради своей цели, в конечном итоге наверняка озябнув и простудившись. Оно того стоило.

? Вы убьете меня?

Женский надломанный системой голос ворвался в мысли мужчины. Резко дернувшись, человек недоверчиво взглянул в лицо андроида. Он был готов спорить, что когда оказался рядом с роботом – глаза были закрыты! Не говоря уже о том, что сама голова висела безжизненно и беспомощно, как у куклы. Сейчас же робот с женскими очертаниями смотрел зелеными глазами устало, как будто только проснулся от долгого сна.

? Отключу, ? мужчина, от испуга оперевшийся ладонью о мокрую землю, вернулся в прежнее положение. Грязь поспешно стерлась с руки о куртку. Чистота – последнее, о чем человек мог думать, хмуро пряча глаза.

Робот ничего не сказал, сместив взгляд с мужчины на ноутбук. Анализ, выведенный на экране, ясно показал истощение энергетического блока, и, хоть андроид в принципе не может оказать сопротивление, в силу установленных в нем поведенческих рамок ? все же малое количество энергии придало рейдеру смелости перед неожиданной активацией машины.

? Я видела вас здесь раньше. Полагаю, подобное место не подходит для вечерних прогулок.

? Будешь много болтать – отключу коммуникатор.

? Прошу прощения.

Андроид мгновенно замолчал, откинув голову на мусор. Он не реагировал на капли дождя, стекающие по его лицу, даже когда те заливали окуляры. Существо, лишенное чувств в силу своего строения, спокойно реагировало на взлом своей системы. Только позже рейдер, начинающий дрожать под холодным дождем, задастся вопросом «Почему», прокручивая его раз за разом до конца своей жизни.


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера: