<< 1 2 3 4 5 6 7 8 >>

Субмарин
Андреас Эшбах

– Раздавать! Раздавать!

Пройдет пара дней, и я пойму, как это устроено у субмаринов. Если кто-то, скажем, поймал рыбу, он всегда делится ею с остальными. Но это всё равно его рыба, его имущество, а значит, только он вправе решать, как с ней быть. Другие правила действуют только для металлических предметов – вещей из надводного мира, которые необходимы для выживания племени.

Ну хорошо. Я достаю первую бусину – из зеленого стекла, с толстым колечком и множеством граней – и вкладываю ее в ближайшую протянутую ко мне руку. Следующая бусина, красного цвета, отправляется к другой женщине. И так далее. Только Всегда-Смеется качает головой, когда я предлагаю бусину ей. Я замечаю, что наибольшим спросом пользуются синие и сиреневые бусины, а красные скорее считаются утешительными призами. И всё же мои подарки охотно разбирают, а пластиковый пакетик и на этот раз находит счастливого владельца. Девушки сразу же начинают вплетать бусины в волосы, хотя там и без них полно всяких украшений: всевозможные ракушки, стекляшки, а кое-где еще и колечки от алюминиевых банок.

После этого мне, редкой гостье из земель, которые они себе даже и представить не могут, приносят угощение – кусочки водорослей, рыбы и прочие лакомства. Иногда я даже не могу предположить, что я кладу в рот, но всё очень вкусное. Ну, почти всё: содержимое маленькой конусообразной ракушки, которую мне впихивают под конец, когда я уже неоднократно заявила, что сыта, жуется с большим трудом. Хотя так, наверное, и должно быть: это что-то вроде жвачки, средство для чистки зубов.

Пока все вокруг меня жуют, приходит время отвечать на вопросы.

Субмарины невероятно любопытны, они расспрашивают меня о самых неожиданных вещах.

– Правда ли, что в воздухе нельзя плавать, – интересуется одна девочка.

– Да, – отвечаю я, на что она удивляется:

– А как же тогда перемещаются воздушные люди?

– Они ходят, – объясняю я, и пальцы моей правой руки маршируют по тыльной стороне левой ладони – субмаринам это кажется невероятно смешным.

Дети начинают бегать по морскому дну, что, конечно, выглядит куда более странно, чем если бы они делали это на суше, и хохочут от всей души.

Но не всем так смешно. Кое-кто из взрослых не смеется. Например, Плавает-Быстро.

Потом мне приходится объяснять, где живут люди воздуха (в пещерах, которые сами себе строят), что они едят (это сложно, потому что знаки, обозначающие овощи и фрукты, большинству субмаринов ничего не говорят) и что это за темные штуки, которые то и дело с шумом проплывают по небу… По небу? Мне требуется некоторое время, чтобы сообразить, что они имеют в виду: поверхность воды! И я пытаюсь объяснить, что такое корабли. С ума сойти, думаю я при этом. У меня школьные каникулы, и чем я занимаюсь? Играю в учительницу!

Но я прилежно отвечаю. И мне нравится, с каким любопытством они смотрят на меня и с каким воодушевлением реагируют на всё, что я рассказываю. Еще никогда в жизни мне не случалось так долго «говорить» руками.

Я всё еще отвечаю на вопросы, когда наступает ночь и темнота прячет мои жесты. Время ложиться спать. Всегда-Смеется берет меня под руку и тянет за собой. Меня ждет еще один сюрприз: женщины и дети устраиваются спать все вместе, в самой глубокой точке лагеря. С одной стороны их защищает большая скала, а с другой – мужчины, которые ложатся полукругом к нам спиной. Они располагаются на некотором расстоянии, копья и ножи держат под рукой.

И вот, прежде чем я успеваю понять, что происходит, я уже лежу среди других субмаринов: голова на бедре девочки примерно моего возраста, за спиной огромный живот Всегда-Смеется, а с боков ко мне притерлись двое детей. Мне становится не по себе. Я к такому не привыкла! Я ведь уже давно не младенец и всегда сплю одна, в собственной постели, под теплым одеялом. Мне хочется вырваться на свободу и лечь отдельно от всех, но я сдерживаю себя.

Что-то есть в том, чтобы лежать здесь вместе со всеми. Женщины и девочки продолжают ворочаться в поисках позы поудобнее и при этом издают тихие булькающие звуки… Я, конечно, не сомкну глаз, но ощущения всё равно приятные. Не могу представить себе более милого способа показать кому-то, что ему рады.

Становится всё темнее, и наше лежбище постепенно затихает. Я прислушиваюсь к сердцебиению девочки, на бедре у которой лежит моя голова, смотрю во всеобъемлющую тьму и жду, что ночь будет длинной.

4

Следующее, что я вижу, – множество голых тел, которые мельтешат вокруг меня. Уже рассвело, и какое-то время я не могу взять в толк, где нахожусь и что происходит. Но память возвращается ко мне, и я понимаю, что всё-таки уснула.

Передо мной возникает улыбающееся круглое лицо. Это Всегда-Смеется, которая хочет быть моей лучшей подругой.

– Доброе утро, – говорят ее руки. – Хорошо спалось?

Я киваю:

– Да.

Более того, я вынуждена признать, что так хорошо я не спала уже давно!

Но мне срочно нужно по-маленькому. Теперь, когда вокруг меня столько людей, это стало проблемой. В надводном мире, где я провела все шестнадцать лет своей жизни, я бы просто спросила, где здесь туалет. Когда я делюсь своими переживаниями с моей новой лучшей подругой, она не может понять, в чем, собственно, проблема, и говорит:

– Ну да, мне тоже надо. Пошли вместе!

Забавно, что девочки под водой тоже так делают, думаю я, и отправляюсь за Всегда-Смеется. Признаюсь честно: тут главное следить за течением. Отходы нашей жизнедеятельности не должно отнести к лагерю. По дороге обратно Всегда-Смеется говорит:

– Плавает-Быстро сказал, что ты Посредница, которая была обещана нам в пророчестве. Это правда?

Они снова за свое!

– Я не знаю, – отвечаю я. – А кто вообще это напророчил?

– Одна мудрая старая женщина, давным-давно, – объясняет Всегда-Смеется. – Ее звали Знает-Всё.

Я не могу сдержать смеха: какая нелепица!

– Ну, тогда это должно быть правдой!

Всегда-Смеется пожимает плечами – жест, общий для людей воды и людей воздуха.

– Это не важно. Мне куда важнее, что ты спасла моего мужа. Плавает-Быстро всё нам рассказал. Ты победила злого человека воздуха, который хотел его убить.

Я смущенно киваю. Это хорошая формулировка. На самом деле Плавает-Быстро был не единственным, кого хотел убить «злой человек воздуха», и об этом мне теперь часто снятся кошмары. Но я не буду рассказывать об этом беременной женщине, которая просто радуется скорому появлению своего малыша.

Племя снова собирается в центре лагеря. По кругу пускают плетеные корзины с собранными водорослями, каждый берет себе столько, сколько хочет, все жуют и обсуждают, каким будет этот день. Нет, жуют не все. Самые маленькие дети прижимаются к груди своих мам и спокойно сосут молоко. Это зрелище поначалу приводит меня в замешательство. Нет, в Сихэвэне тоже можно увидеть кормящих матерей, но так много – никогда. По-моему, это очень удобно – еда всегда под рукой. И все эти червячки, которые тянутся к своим мамам, выглядят ужасно мило.

Я жую водоросли, мечтаю о кофе и пытаюсь следить за разговорами окружающих. Они решают, кто сегодня пойдет на охоту. Похоже, здесь водится рыба какого-то вида, которую они не хотят упустить, но я не понимаю, какую именно. Когда мы проходили австралийских рыб в школе, я, как назло, слушала не особенно внимательно. Помню только, что их бесконечное количество, – так что названия вроде «Шустрый», «Красный», «Полосатый» мне ни о чем не говорят.

Всегда-Смеется опускается рядом со мной, я двигаюсь, чтобы хватило места и ей, и Плавает-Быстро, который тоже присоединяется к нам.

– Мы с тобой в любом случае останемся здесь, – говорит мне Всегда-Смеется.

– А я в любом случае поплыву с ними, – добавляет Плавает-Быстро.

– А когда мы будем искать моего отца? – спрашиваю я.

Он задумчиво кивает:

– Я не забыл об этом.

При этом он так на меня смотрит, что я понимаю: задать этот вопрос было глупостью. Ну конечно, для начала мне нужно освоиться. Прижиться. Как я собираюсь искать отца, если не понимаю, как устроен мир субмаринов?

Я знаю, что очень нетерпеливая. Я не понимаю, кто я на самом деле, какому миру принадлежу, где мое место. Поэтому я так жду встречи с отцом. Я надеюсь, что он всё прояснит и мне… ну не знаю, станет лучше?

Высокий мужчина широкими жестами рассказывает о том, как он и некий Слышит-Хорошо нашли неподалеку отсюда «поток», причем «восхитительно сильный». Мы все можем покататься на нем, предлагает он.

Понятия не имею, что он имеет в виду, но вижу, что его предложение всем очень нравится.

– О да! – восклицает симпатичная девушка примерно моего возраста, у которой с правой стороны живота растет странная узкая полоска шерсти. – Мы так давно этого не делали!

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 >>