<< 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 14 >>

Госдачи Черноморского побережья Кавказа. Недавно рассекреченные документы и бумаги из личного архива И. В. Сталина об истории возникновения и функционирования данных правительственных резиденций
Андрей Евгеньевич Артамонов


Особо стоит сказать про двухуровневую смотровую площадку Ново-Афонского монастыря, сооруженную в верхней, так называемой Нагорной части обители, а точнее, на склоне скалистого горного кряжа горы Акуи (Афон). Называлась эта смотровая площадка «Ласточкино гнездо», и ее строительство относится к самому началу XX века, около 1903–1905 годов. Высота, на которой она расположена, – 437 м над уровнем моря. До 1917 года «Ласточкино гнездо» пережило ряд реконструкций, плодом которых явилось возведение в ее южной части часовни с крестом на куполе. Для посещения этой смотровой площадки в 1903–1905 годах с западной стороны была проложена над монастырем мощенная булыжником дорога, она сейчас называется улицей Орлиное Гнездо и по левую сторону, в верхней части, обращенной к горе Акуе, плотно застроена домами. От этой дороги шла каменная тропка (она и сейчас есть, вся заросшая ежевикой и лианой сассапарилем), упиравшаяся в деревянную дверь, за которой был вход в часовню, а от нее на смотровую площадку. Также монахами была построена и вторая дорога к «Ласточкиному гнезду», ведущая от трапезной о. Тиверия. Эта тропинка, местами очень опасная из-за обвалов и жутких зарослей колючего сассапариля, существует вплоть до настоящего времени. Автор этих строк в 2010 году, вооружившись ножом и прорезая заросли лиан, пробрался на «Ласточкино гнездо» от Гостевого дома госдачи № 8 ГУО МГБ СССР (был возведен на месте трапезной о. Тиверия в 1935 году) за 15 минут. Часовню в «Ласточкином гнезде» сломали в апреле 1925 года, а через год сама смотровая площадка стала на момент приезда партийно-государственных «гостей» из Центра или Сухума закрываться, для спокойного отдыха номенклатуры. К ноябрю 1924 года «Ласточкино гнездо» полностью отделили от новоявленного колхоза «Псырцха» и вездесущих курортников, поставив у ее входа сотрудника милиции в гражданском, который твердо и вежливо просил уносить от этого места свои ноги по-хорошему. На площадке новая советская номенклатура отдыхала от трудов праведных, пила, ела, ничем не хуже и не лучше прежних обитателей данного места – монахов Ново-Афонской обители. Это выдающееся произведение архитектурного искусства монахов Ново-Афонского монастыря можно было бы считать историческим памятником, но в 1948 году смотровую площадку Проектная контора ГУО МГБ СССР по-дебильному перелицевала, совершенно испохабив и превратив ее в некое подобие санаторной балюстрады с дешевыми гипсовыми балясинами.

«Ласточкино гнездо» упоминается и в книге Н.К. Вержбицкого «Курорт Псырцха (б. Новый Афон)», где он подробно описывает, как добраться до смотровой площадки: «…Вторая подъемка, канатная, на больших чугунных устоях, должна была в висячих вагонетках доставлять на вершину другой (Иверской) горы обработанные камни для постройки церкви, задуманной Иероном. Церковь, недостроенная, стоит наверху; подъемка, естественно, бездействует. Из живописных окрестностей «Псырцхи» остается еще указать на так называемое «Ласточкино гнездо», дорога к которому ведет от «Дома отдыха ЦИКа Абхазии». Площадка «Ласточкиного гнезда» представляет собою громадный уступ, словно прилепленный к отвесной скале на высоте 30-ти сажень. Некоторые утверждают, что отсюда открывается более красивый вид вниз, чем даже с Иверской горы».

Почтовая открытка, на которой изображена фронтальная часть двухэтажной бальнеолечебницы Дома отдыха ЦИК Абхазской АССР в селении Псырцха. 1934 г.

Обратная сторона почтовой открытки с текстом: «Новый Афон. Дом

Дом отдыха ЦИК ССР Абхазии / Абхазской АССР в с. Псырцха

Дача № 2 Управления делами ЦИК ССР Абхазии просуществовала до 23 октября 1926 года, а затем, на основании постановления Президиума ЦИК СССР и Оргбюро ЦК ВКП(б), была реорганизована в Дом отдыха ЦИК ССР Абхазии. Этим структурным изменениям предшествовали следующие события. По инициативе Секретаря Президиума ЦИК СССР А.С. Енукидзе и с согласия Генерального секретаря И.В. Сталина, 6 июля 1926 года очень важную номенклатурную должность начальника ХОЗУ ЦИК СССР (ранее АХО ВЦИК) занял Николай Иванович Пахомов, снискавший славу отменного организатора и прекрасного руководителя. Н.И. Пахомов руководил ХОЗУ ЦИК СССР с 6.07.1926 по 28.01.1938. Одной из его личных инициатив было чрезвычайно важное решение организовать на базе ХозО (хозяйственных отделов) крайкомов, обкомов, республиканских ЦИК и СНК, а также автономных республик свои собственные Дома отдыха регионального подчинения. Дело в том, что уже к концу 1925 года огромная армия номенклатурных чинов из ЦИК и СНК союзных и автономных республики, а также крайкомов и обкомов в буквальном смысле осаждала АХО ВЦИК с просьбами о предоставлении путевки на лечение и отдых в уже имевшиеся к тому времени закрытые санаторно-курортные объекты. Как часто бывало в таких случаях, мест катастрофически не хватало, и первые секретари обкомов, крайкомов и республиканские председатели ЦИК на очередном пленуме ЦК РКП(б), проходившем с 17 по 20 января 1925 года, обратились с просьбой к секретарю Президиума ЦИК А.С. Енукидзе о решении наболевшего вопроса, связанного с предоставлением путевок в санатории и дома отдыха ЦИК СССР. По вполне понятным причинам А.С. Енукидзе отказал в скором решении вопроса, но обещал «…данную проблему решить в самое ближайшее время». Проблему, если так можно выразиться, «решил» начальник ХОЗУ ЦИК Н.И. Пахомов. Он предложил А.С. Енукидзе не направлять на постройку или реорганизацию Домов отдыха ЦИК СССР огромные денежные средства, а учредить для региональной номенклатуры РКП/ВКП(б) местные дома отдыха, проведя их финансирование из уже сверстанного местного бюджета. Начиная с 23 октября 1926 года каждый крайком, обком, республиканский ЦИК и СНК в СССР получил фельдъегерской связью ОГПУ пакет документов, с инструкцией и выпиской из протокола заседания Оргбюро ЦК ВКП(б), за подписью секретаря И.П. Товстухи. Данный циркуляр от 21.10.1926 разрешал создание на базе ХозО крайкомов, обкомов, республиканских ЦИК и СНК малобюджетных Домов отдыха для проведения отпуска местной партийной номенклатуре. Практически в это же время дача № 2 ХозО УД ЦИК ССР Абхазии, с 1922 года находившаяся в селении Псырцха, была реорганизована в Дом отдыха ЦИК ССР Абхазии (в дальнейшем Дом отдыха ЦИК Абхазской АССР, а с 15 марта Дом отдыха СНК Абхазской АССР). Главный дом стал называться «Дачей № 1», а лечебно-оздоровительный корпус в нижней части поселка Псырцха «водолечебницей». Такие же «чудесные» превращения проходили по всей стране, когда на базе дачного фонда ХозО крайкомов и обкомов создавались полноценные Дома отдыха для досуга и отпуска местной партийно-государственной верхушки.

Слева – вход в «Ласточкино гнездо». Снимок С.М. Прокудина-Горского. Справа – смотровая площадка, возведенная в 1948 г. для госдачи № 8

Кроме регионального подчинения эти Дома отдыха крайкомов и обкомов зачислялись в реестр лечебно-санаторных учреждений ХОЗУ ЦИК СССР, и номенклатурные сотрудники центрального аппарата СНК и ЦИК могли практически в любой момент получить путевку на данные объекты. Кроме всего прочего, республиканские и краевые исполкомы Советов народных депутатов также имели квоту на создание местных Домов отдыха для ответсотрудников данного государственного управленческого аппарата. В результате уже с конца декабря 1926 года на базе числившихся на балансе ХозО крайкомов, обкомов ВКП(б), а также республиканских ЦИК и СНК спецдач, представляющих собой роскошные дореволюционные особняки, были созданы региональные Дома отдыха для местной партийной верхушки. Согласно данному циркуляру Оргбюро ЦК ВКП(б), эти Дома отдыха, а также спецдачи, состоящие на балансе ХозО крайкомов, обкомов, республиканских ЦИК и СНК, не подлежали учету местным Статистическим отделом (инспектурой) (региональное подразделение Центрального статистического управления при СНК СССР). Это означало, что данные санаторно-курортные объекты регистрировались только в ХОЗУ ЦИК СССР, а для местного населения стоящая в тени столетних лип бывшая дворянская усадьба, обнесенная трехметровым забором, ставшая по желанию властей предержащих Домом отдыха для местной партийно-государственной элиты, не существовала вообще. Впрочем, реорганизация спецдач и Домов отдыха обкомов, крайкомов, а также республиканских ЦИК с декабря 1926 года коснулась не только ССР Абхазии, а всей территории СССР.

И.В. Сталин, будучи человеком весьма педантичным в продвижении своих идей и решений в массы, не забыл и про районную партгосноменклатуру, узаконив ее новые привилегии по продовольственному снабжению и предоставлению лечебно-оздоровительных услуг, согласно и на основании Протокола № 77 Политбюро ЦК ВКП(б) от 25 ноября 1931 года. На этом заседании Политбюро ЦК ВКП(б) И.В. Сталин и его ближайшие соратники по партии утвердили предложенный Оргбюро ЦК ВКП(б) проект постановления о новых льготах для самого низшего звена партийной иерархии – секретарей районных организаций. С 25 ноября 1931 года эти персоны могли занимать в лучших санаториях, Домах отдыха и лечебницах Кавминвод, Крыма и Черноморского побережья Кавказа самые благоустроенные, предварительно забронированные номера. Ниже я этот документ привожу полностью, чтобы читатели увидели тотальный размах привилегий, обрушившихся, как Ниагарский водопад, на партгосноменклатуру разного разлива, в тот год, когда в Северо-Кавказском крае, Украинской ССР, Поволжье и Южном Урале люди от голода занимались каннибализмом. Кроме того, я прошу читателей просмотреть Приложение № 1 к Протоколу ПБ № 77 от 25.11.1931 и сделать уже без меня соответствующие выводы по созданию особых Домов отдыха для свежеиспеченной номенклатуры ВКП(б).

Протокол ПБ № 77 от 25 ноября 1931 г. п. 38/17

О продовольственном снабжении и лечебной помощи районным руководящим работникам (ОБ от 19–11—1931, протокол № 81, п. 5).

Решено утвердить предложенный Оргбюро проект постановления:

1. Принять руководящих работников и их семьи на централизованное снабжение продовольствием и промтоварами по нормам рабочего снабжения по списку. Товары отпускать по городским кооперативным ценам.

2. Список районов и количество человек, подлежащих снабжению в централизованном порядке, а также нормы снабжения утвердить.

3. Число человек в каждом районе, подлежащих снабжению, определить в 50 единиц (20 работников и 30 членов семей).

4. Ответственность за расходование этих фондов возложить на Наркомснаб СССР, наркомснабы союзных республик, облснабы и крайснабы.

5. Организовать оказание квалифицированной лечебной помощи партийному активу и беспартийным специалистам районных центров.

6. Обеспечить пропуск партийного актива районных центров через имеющиеся на местах дома отдыха. В целях полного охвата районного актива домами отдыха расширить их сеть, выделив для этого средства из местного бюджета.

7. СНК СССР при составлении бюджета на 1932 год предусмотреть резерв в 10 млн рублей на строительство домов отдыха на местах.

8. Предложить Цусстраху и наркомздравам союзных республик увеличить количество путевок в санатории и на курорты, отпускаемых в распоряжение лечебных комиссий районного актива.

Приложение № 1. Нормы снабжения работников (с членами семей), подлежащих снабжению в централизованном порядке.

Приложение № 2. Число районов и количество районных работников (с членами семей), подлежащих снабжению в централизованном порядке.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 862. Л. 9,16–18. Документ 38/17. п. 38/17: «О снабжении и лечебной помощи районным руководящим работникам»

Наиболее ощутимый вклад в развитие номенклатурной сети правительственных лечебно-оздоровительных учреждений, расположенных в ССР Абхазии/Абхазской АССР, которые вошли в историю под названием Дома отдыха ЦИК СССР, внес руководитель Управления делами ЦИК Абхазской АССР (ранее он занимал должность управделами горсовета г. Сухуми) Семен Степанович Туркия (26.03.1894—02.11.1937). Именно на опыт экономиста С.С. Туркия (в 1916 году закончил Императорский Петроградский университет, кафедра политической экономии и статистики) и опирался председатель ЦИК Абхазской АССР Н.А. Лакоба, когда инициировал создание в республике закрытых правительственных лечебно-оздоровительных учреждений для руководства СССР. Практически все бывшие дачи Хозяйственного отдела ЦИК ССР Абхазии в конечном итоге со временем были реорганизованы в Дома отдыха ЦИК СССР, и немалую роль в этом сыграл С.С. Туркия.

Вернемся, однако, к истории возникновения и функционирования Дома отдыха Абхазского ЦИКа в с. Псырцха. На вполне вменяемый вопрос читателей, приезжал ли И.В. Сталин и члены Политбюро в Дом отдыха ЦИК Абхазской АССР, расположенный в с. Псырцха, могу ответить положительно. Однако по неизвестным причинам Дом отдыха ЦИК Абхазской АССР в с. Псырцха не пользовался расположением как у И.В. Сталина, так и у его сподвижников по Политбюро ЦК ВКП(б). Дело в том, что данный номенклатурный объект закрытого типа постоянно использовался как лечебно-оздоровительное учреждение для партийных руководителей союзных республик, а также второстепенных ответсотрудников центрального аппарата ЦИК и СНК СССР. Ко всему прочему, как я уже упоминал выше по тексту, работающий с утра до позднего вечера фуникулер по соседству с номенклатурным объектом и издающий громкие скрипящие звуки, совсем не способствовал нормальному отдыху. Особо стоить подчеркнуть, что только со строительством с декабря 1946 по апрель 1948 года в п. Новый Афон (с 20 августа 1948 года – Ахали-Афони) государственной дачи № 8 ГУО МГБ СССР данный населенный пункт стал объектом посещения членов Политбюро ЦК ВКП(б) / ЦК КПСС.

Здание бальнеолечебницы Дома отдыха СНК Абхазской АССР в пгт. Псырцха. Фото 1939 г.

Однако в РГАСПИ сохранились документы, датированные декабрем 1926 года, где имеются прямые ссылки на то, что 2-й секретарь ЦК ВКП(б) (вообще-то, формально такой должности в ЦК не существовало, но эта фигура руководила работой Секретариата ЦК ВКП(б) В.М. Молотов (занимал эту должность с 3 апреля 1922 по 21 декабря 1930 года) планировал провести свой отпуск в Доме отдыха ЦИК ССР Абхазии, расположенном в п. Псырцха, но по неизвестной причине он не состоялся. Кроме того, упоминается А.М. Назаретян (17.11.1889, Тифлис – 30.10.1937), в декабре 1926 года бывший членом Президиума ЦКК ВКП(б) и выполняющий деликатные секретные поручения И.В. Сталина. В конце своего письма Н.А. Лакоба сообщает Г.К. Орджоникидзе о том, что скоро в Дом отдыха ЦИК и СНК ССР Абхазии в Новом Афоне приедет 1-й секретарь ЦК КП(б) Грузии Лаврентий Иосифович Картвелишвили (28.04.1890 – 22.08.1938). Вот этот документ, представляющий собой письмо Н.А. Лакобы, посланное спецпочтой через Отдел спецсвязи АОУ ОГПУ СССР председателю ЦКК Г.К. Орджоникидзе:

Н.А. Лакоба – Г.К. Орджоникидзе

27 декабря 1926 г. Сухуми

Дорогой Серго!

Прежде чем взяться за настоящее письмо, я размышлял о том, держаться ли мне Вы или же Ты. Пришел к следующему выводу: если принять во внимание существующие отношения между нами, а также и мою «самоуверенность», что я Серго не подведу ни при каких условиях, мне следует держаться ты. Это по существу. Где надо будет, разумеется, не забуду Серго называть Вы. Но это уже формальная сторона дела. Такое мое введение, ты, я знаю, встретишь с улыбкой и, наверное, скажешь: «вот дурной». Тем не менее – я все же счел эту оговорку необходимой.

А теперь к делу.

Получил от тебя два письма. Первое я получил с большим запозданием. Оно меня не застало в Сухуме: я был в Тифлисе на пленуме ЦК КПГ. О приезде т. Молотова мне сообщили в Тифлис шифровкой, и [я] сейчас же распорядился об его устройстве. Но ему не повезло (к нашему огорчению) у нас. В Доме Отдыха твоего имени со светом в то время, по причине недостаточности воды на электростанции, дело обстояло неважно. Дефект этот можно было быстро исправить путем замены существовавших в Доме лампочек более сильными.

Кто-то (черт его дери!) из отдыхающих уверил В.М. Молотова, что со светом раньше месяца ничего не выйдет, – и он уехал в дом отдыха Гагры (Н.А. Лакоба имеет в виду Дом отдыха ЦИК СССР «Гагра» / «Старые Гагры», бывший пансион лейб-врача С.П. Федорова. – Примеч. автора статьи).

В Новом Афоне тоже вышел курьез. Т. Барганджия (Константин Кириллович Барганджия в то время занимал должность замдиректора табачного завода. – Примеч. автора статьи), который узнал о желании т. Молотова остаться в Н. Афоне, струсил, растерялся. Очевидно, Барганджия не был готов к встрече Молотова. Получилось так, будто Афонский Дом Отдыха ЦИКа не готов для приема и что будто специально для Молотова потребуются какие-то хлопоты. Молотов укатил в Гагры, в Дом ЦИКа СССР. Сухумских товарищей и Барганджия я застал (по приезде) совершенно растерянными, удрученными. Немного мы между собою погрызлись по поводу этой неудачи. Принял зависящие меры к исправлению ее. Ездил в Гагры к Молотову. Просил его поехать в Дома отдыха ЦИКа Сухум или Афон, но он высказал пожелание остаться в Гаграх, мотивируя это тем, что до конца его отпуска осталось 7—10 дней, и что за это короткое время нецелесообразен переезд и т. д. Мне ничего не оставалось, как согласиться с этим положением, затаив в душе «месть», хотя бы на 1–2 дня заманить т. Молотова на охоту или в Сухум и по пути «испортить» мост. Если происходящая абхазская партконференция или еще какое другое непредвиденное обстоятельство не помешают, то я выполню свою «месть». Этим мне удастся несколько загладить нашу неудачу, а также доказать т. Молотову, чрезмерная его скромность не всегда годится. Второе (письмо) о т. Аллилуеве я получил без опоздания. Его я устроил в Доме отдыха твоего имени. Письмам этим я очень и очень обрадовался: 1) потому, что у тебя бывает время и меня вспоминать, да еще писать; 2) потому, что мне очень хорошо бывает от твоего слова, меня ты ободряешь в моей работе и 3) потому, что твои письма мне дают счастливую возможность, в свою очередь, без предварительных колебаний тебе писать.

О наших (абхазских) делах.

Коротко говоря, положение вещей в Абхазии во всех областях партийной и советской работы надо в общем и целом признать удовлетворительным. 1. Сейчас у нас закончились уездные партконференци. Сегодня, 27/ХІІ, открывается абхазская партконференция. В отличие от прошлых времен на этой конференции, помимо наших достижений (они есть), мы с удовлетворением констатируем факт отсутствия в нашей организации склоки, национальной склоки. Следуя твоим директивам, мы добились создания в нашей организации нормальных условий для работы. Ошибки (невольные), разумеется, могут быть, но если раньше мы, в надежде, что Серго урегулирует, Серго исправит, Серго за нас всех ответит, и допускали эти невольные ошибки, то теперь мы стараемся делать таковые как можно меньше. 2. Отношение к нам со стороны ЦК КПГ самое внимательное, хорошее. Совершенно искренне заявляю, что Мамия, Шалва, Лаврентий Картвелишвили, Миша Кахиани, Леван Гогоберидзе относятся к нам по-товарищески, тепло. Надеюсь, что и мы оправдаем это их отношение к нам.

О табаках.

Судя по постановлению коллегии НКТ СССР, цены на табаки урожая [19]25—[19]26 г. надо признать неприемлемыми, рискованными как для промышленности, так и для плантаторов по своим последствиям, которые выявятся в будущем году. НКТ СССР принял прошлогодные посортные цены, «как достаточно себя оправдавшие» и которые при прошлогоднем ассортименте давали в среднем 26 рублей за пуд самсуна шнурового. А в этом году ассортимент табаков по причинам природным (дожди, малое количество солнечных дней) получился значительно ниже, чем в прошлом году, и по формуле НКТ СССР (прошлогодние посортные цены) плантатор получит вместо прошлогодних 26 рублей в среднем всего лишь 23 рубля 25 коп. в среднем за пуд самсуна шнурового. Крестьянину обработка табака обошлась 28 рублей за пуд (материалы НКТ ССР Грузии).

ЦК КПГ, приняв во внимание интересы промышленности и экспорта, эту цену снизил до 26 рублей, но при ассортименте этого года. Цена, принятая ЦК, в расшифровке означает: прошлогодняя средняя цена 26 рублей, но при ассортименте этого года, то есть эта цена дает такие посортные цены, которые будут выше прошлогодних на 11,91 %. По этой цене нами уже заключен договор с Грузтабтрестом на 11 тыс. пудов и с Закгосторгом по 25 р[ублей] за пуд шнурового при ассортименте этого года на 150 тыс. пудов. В виде компромисса мы можем пойти на цены, по которым мы заключили договор с Закгосторгом.

Особые соображения:

1. Средний урожай с десятины остается в этом году тот же, что и в прошлом году.

2. Себестоимость обработки одного пуда табака плантатору обошлась в 28 р[ублей].

3. Ассортимент этого года по метеорологическим условиям – ниже прошлогоднего.

4. НКТорг СССР, по сравнению с прошлым годом, повышает цены на Кубани и Майкопе, а это обстоятельство не могло бы не поставить вопроса о соотношении цен между абх[азскими] и кубанскими табаками.

5. НКТорг СССР, исправляя свою прошлогоднюю ошибку на Кубани (очень хорошо делает), может допустить ошибку в отношении Абхазии в этом году, чтобы в будущем году ее, может быть, исправить. Но такое «дело» может дорого обойтись как плантатору, так и промышленности.

Сколько мы заработали на табаках прошлого года?

По твоей директиве мы с прошлогодней цены удерживали в пользу союза табаководов (кооп[еративное] накопление) 1 р[убль] с пуда, что дало свыше 500 000 р[ублей]. Эта мера оказалась вполне целесообразной и для плантатора не обременительной, так как ассортимент по прошлогодним табакам в действительности оказался несколько выше принятого НКТ и, следовательно, плантатор в среднем на пуд получал больше, чем принятая цена в 26 р[ублей]. Общую же прибыль по таб[ачной] операции я сообщу тебе в Москву, она сейчас точно не подсчитана. Грубо можно взять не меньше одного миллиона рублей.

О Ткварчельском угле.

В соответствии с высказанными тобой взглядами в бытность твою в Новом Афоне прошлым летом я принял все возможные меры, чтобы ткварчельское дело перевести уже на практическую почву, то есть, в смысле перехода к эксплуатации уже обследованных площадей (10 кв[адратных] верст).
<< 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 14 >>