1 2 3 4 5 ... 21 >>

Антон Дюваль
Судьба Пятерых, или Нефритовая лилия. Историко-приключенческий роман

Судьба Пятерых, или Нефритовая лилия. Историко-приключенческий роман
Антон Дюваль

Марианна Дюваль

1627 год. Юный бургундец де Шарон полон дерзких планов покорить Париж. Благодаря своей смелости он приобретает в Париже не только врагов, но и друзей, которые помогают ему бороться с трудностями. Преданные своему королю, аббат де Рамис, де Шарон, и три королевских мушкетера живут жизнью, полной поединков, заговоров, и бескорыстных подвигов. Они всегда действуют сообща, а девиз «Друг постоит за друзей, и друзья постоят за друга!» приводит их к победе.

Судьба Пятерых, или Нефритовая лилия

Историко-приключенческий роман

Антон Дюваль

Марианна Дюваль

© Антон Дюваль, 2019

© Марианна Дюваль, 2019

ISBN 978-5-4496-8959-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

«Примерно год тому назад, занимаясь в Королевской библиотеке разысканиями для моей истории Людовика XIV, я случайно напал на «Воспоминания г-на д’Артаньяна», напечатанные – как большинство сочинений того времени, когда авторы, стремившиеся говорить правду, не хотели отправиться затем на более или менее длительный срок в Бастилию, – в Амстердаме, у Пьера Ружа. Заглавие соблазнило меня; я унес эти мемуары домой, разумеется, с позволения хранителя библиотеки, и жадно на них набросился.

Я не собираюсь подробно разбирать здесь это любопытное сочинение, а только посоветую ознакомиться с ним тем моим читателям, которые умеют ценить картины прошлого» – А. Дюма (отец)

Так начинается всеми известный роман «Три мушкетера», который вот уже 175 лет будоражит сердца читателей всего мира. Рано познакомился с ним и я. Мне было восемь лет, когда я впервые увидел на экране телевизора легендарный фильм режиссера Юнгвальда-Хелькевича: — « Д’Артаньян и три мушкетера». Так произошло мое знакомство с творчеством А. Дюма. Я с любопытством, перечитал все его романы, после чего Дюма (отец) (а впоследствии и его сын), стал одним из моих любимых писателей.

Кроме самого А. Дюма, меня заинтересовали, им упомянутые «Мемуары г-на д’Артаньяна», которые я по совету великого писателя, так же имел честь прочитать. Эти мемуары вдохновили нас, (так же как и самого Дюма), написать роман, о мушкетерах.

Наш роман – это ни в коем случае не пародия на «Три мушкетера», ибо сравнивать нас с выдающимся писателем, было бы просто смешно. Хотя не скрою, сходство у романов, все же есть. Быть может наш роман в чем то и уступает произведениям Дюма, так как мы всего лишь ученики Великого мэтра, не претендующие на славу Учителя. Хотя смею заявить, что роман «Судьба пятерых или нефритовая лилия» ни менее увлекателен, чем « Три мушкетера».

Роман повествует о пятерых друзьях, из разных провинций, судьбы которых по иронии судьбы сплетаются в сердце Франции — Париже.

А теперь, чтобы не наскучить будущим читателям излишними пояснениями, мы предлагаем вашему вниманию исторический роман, в котором все что написано, было на самом деле, разумеется, кроме вымысла.

Часть I

ГЛАВА I

Одним роковым вечером

B Провансе, в местечке Бержалон, за лавандовыми полями и волнистой кромкой леса, словно фантастическое видение, возникшее во сне, стоял фамильный замок графа де Лавона.

Прапрадедовский замок, построенный из прочного серого камня, как и три столетия назад, стоял огражденный от дороги, узорными чугунными воротами, с двумя по краям, мраморными колоннами. Массивный фасад замка был обращен на огромное, черное, озеро, заросшее водяными лилиями. Задняя часть замка, уходила двумя крылами в парк, где росли необычайной красоты розы, и возрастали высокие столбцы, зеленой туи.

Испокон веков в этом роскошном замке, жил род де Лавонов. Один из потомков этого рода, был юный граф Эмиль де Лавон де Бержалон. Осиротев еще в младенчестве, он был усыновлен, отставным военным, графом Оливье д’Афоном де Сайегом. Оплакивая сестру, граф де Сайег решил назвать маленького наследника в честь матери – Эмилем.

Детство и юность Эмиля де Лавона прошли в достатке, он получил хорошее домашнее образование, которое не прошло даром. С юных лет, граф делал весьма большие успехи в учебе. Кроме наук граф де Лавон почти с младенчества, овладел искусством верховой езды, а в пятнадцать лет владел в совершенстве шпагой.

Дядя, был доволен своим воспитанником, которого любил как родного сына, и мечтал что его племянник, пойдет по его стопам, и сделает неплохую карьеру военного. Сам же граф де Лавон и не мыслил о военной службе. В свободное время Эмиль, предпочитал предаться уединению среди полей и лесов, или отправиться на охоту. Порой ходил он смотреть на виноградные работы. Иногда в праздник отдавал распоряжение, чтобы в парке вокруг озера водили хороводы крестьянские девы и парни, а сам смотрел из окна на эту живописную картину.

В зимние вечера, юноша усердно предавался чтению в библиотеке. В это время года, ветер уютно завывал на высоких чердаках замка, а по коридорам, скрипя паркетом, проходил старый слуга, истапливая камин.

Так граф де Лавон прожил беззаботно восемнадцать лет. Но едва граф достиг восемнадцатилетнего возраста, как его дядя стал напоминать юному наследнику, что пора задуматься о женитьбе. Но молодой человек, дал себе слово, что никогда не женится. Слишком уж легкомысленными и жеманными ему казались все женщины. И хотя молодые особы поглядывали на него с явной симпатией, Эмиль держался с ними твердо. Все переменилось в роковой вечер, когда на пороге его дома появилась женщина.

Это произошло 4-го мая 1622 года. В тот судьбоносный весенний вечер, на улице разыгралась непогода: небо обложило свинцовыми тучами, скрывая под своим толстым слоем, Божий свет. Над городом Провансом воцарилась тьма. Раздался гром, и с неба, вначале слабый, а потом все сильнее, полили капли дождя. Один за другим начали доноситься раскаты грома, а молнии, казалось, разрывали небо в клочья.

В тот вечер, граф де Лавон, стоял возле окна большой комнаты, и наблюдал за непогодой. А его дядюшка, граф де Сайег сидел, откинувшись в кресле любуясь, как в камине потрескивают раскаленные поленья.

– Какая ужасная сегодня погода, на улице, – произнес неожиданно граф де Сайег. – Вы не находите, мой друг?

– Отнюдь, в этой первой грозе, я нахожу некую могущественную красоту, – ответил граф, садясь в кресло, находившееся неподалеку от кресла дядюшки.

– Да, только эту могущественную красоту, лучше лицезреть у себя дома, – заметил граф Сайег.

– Пожалуй, вы правы, – согласился де Лавон, продолжая смотреть в окно. – Не хотел бы я быть путником во время такого ненастья.

Между тем, в ворота старого замка, кто-то постучался. Старый слуга с ворчанием взял фонарь, и отправился к воротам, дабы узнать, кто явился в столь поздний час. На пороге стоял почтительный лорд, судя по всему из Англии, так как его одежда в отличие от французов, отличалось строгостью и умеренностью.

– Что вам угодно, сударь? – произнес слуга.

– Наша карета сломалась, а до ближайшего постоялого двора, судя по всему, далеко, – ответил лорд, c небольшим английским акцентом. – Не позволите ли моему господину с сестрой, переждать у вас непогоду, или хотя бы снабдить парой лошадей.

– Об этом я должен прежде спросить у г-на, графа, – сказал слуга. – Как представить, твоего господина?

– Лорд Глайд с сестрой, – сообщил незнакомец.

Ковыляя и ворча, старый слуга, отправился доложить хозяевам о незваных гостях.

– Ваше сиятельство, там, на пороге стоит слуга лорда Глайда, и просит, чтобы мы приняли его хозяина с сестрой, так как их карета сломалась, – сообщил Томас, войдя в большую комнату.

– Так отчего же ты не пригласишь их в дом, болван?! – спросил де Лавон.

– Простите господин, – проговорил Томас, поспешно исполняя, повеления хозяина.

Спустя какое-то время, перед хозяевами появилась молодая леди, лет пятнадцати, шестнадцати. Не смотря на свой жалкий, мокрый вид, англичанка была самим очарованием.

Юный граф поцеловал ее мокрую, холодную руку, после чего, с радушием произнес:

– Прошу пройти в дом, мы с моим дядей графом де Сайегом, будем рады принять вас у себя.

– Право нам не удобно, что в столь позднее время, мы предоставляем вам столько хлопот, – смущаясь, сказала девушка, с небольшим, английским, акцентом.

– Полно леди, вы нас нисколько не утрудите, если переждете у нас непогоду, – произнес граф де Сайег, перейдя на английский. – Прошу господа, проходите.

– Мы будем вам очень признательны, долгая дорога утомила, мою сестру, – сказал лорд Глайд.
1 2 3 4 5 ... 21 >>