1 2 3 4 5 ... 12 >>

Игра ангела и беса: Сны Вероники
Артем Александрович Рыженков

Игра ангела и беса: Сны Вероники
Артем Александрович Рыженков

Она потеряла абсолютно все, оставшись одна, наедине со своим самым страшным кошмаром. Сны постепенно просачиваются в реальность, полностью подчиняя ее разум. Но, однажды, ей суждено проснуться… Ведь в этом бытие у каждого своя роль.

От Автора

«Есть книги, которые мне хотелось бы написать, а есть книги, которые я написать обязан» Артем Рыженков

Посвящается Дорогой сестре. Надеюсь, ты избавилась от своих кошмаров.

Глава 1. Пролог

Шел снег. Размеренно и лениво накрывал белизной все вокруг и дорогу к маленькому кладбищу, по которой к нему приближались люди, отправляя в последний путь близкого человека. Она была там, среди них. Заставляла свои ватные ноги идти за гробом. Её рыжие волосы оказались единственным ярким пятном в этой черной процессии. Рядом крича навзрыд, плелась мама, каждым своим криком разрывая сердце дочери.

Так не бывает, так не должно быть.

Ворота, ведущие к последнему пристанищу мертвых, были широко распахнуты, приглашая в свое царство ещё одно тело.

Она была здесь лишь однажды на похоронах своей тетки и никогда бы не поверила, что так скоро вернется на это место, чтобы хоронить брата. Он был ненамного старше её, это не тот возраст, когда смерть воспринимается как данность… Умирать на закате лет, в глубокой старости – это ждет всех, но вот так… сейчас. Он так много не успел.

Слезы вновь не спеша и робко начали стекать по её лицу. В память против воли врезались воспоминания об аварии, о коме, о всех трех днях после, что они провели с матерью у его кровати, молясь о чуде.

Бог посмеялся над их молитвами в ту секунду, когда его молодое сердце остановилось…

Теперь она и остальные могли лишь беспомощно взирать на свежую могилу, рядом с которой, в этой же земле, лежали отец и его родная сестра. Теперь и он присоединился к ним. Так ведь не должно быть, это не правильно.

Дыхание остановилось на то, растянувшееся в вечность, мгновение, пока гроб опускали под землю.

Она подняла свои полные слез глаза и посмотрела на маму. За что ей все это? Почему на её долю выпало столько страданий? Смерть мужа, смерть лучшей подруги, а теперь и собственного ребенка. Теперь они все здесь, рядом друг с другом…

Мама до последнего верила, искренне верила, что Бог не допустит еще одной смерти, еще одной утраты. Она бы легла в могилу вместо него, но Бог не дал ей такого шанса.

Рука убрала прядь рыжих волос, упавшую на лицо. Глаза полные слез обвели всех собравшихся. Пришло много друзей и знакомых. Его все любили, на него всегда можно было положиться. Множество людей, но среди них не было его любимой.

Катя не пришла… Та, которую он так сильно любил, даже не удостоила его своим присутствием на похоронах. Как она могла не придти? Как посмела?

Внутри девушки закипала ненависть, разбавляющая боль утраты. Может быть, злость на других поможет заполнить эту жгучую пустоту внутри.

Взгляд остановился на незнакомке, стоявшей неподалеку, та явно наблюдала за похоронами. Почему-то пришла отчетливая мысль, что, кто бы она не была, умерший был ей очень дорог.

Красивое лицо, белокурые волосы. Их взгляды встретились. Она смотрела, пытаясь понять, кто эта девушка, сейчас это почему-то казалось ей очень важным. Она знала почти всех друзей брата, она должна её вспомнить…

– Ника, девочка, – мужской голос выдернул её из плена своих мыслей, – идём! – Григорий Алексеевич взял её за руку, направляя в сторону могилы, где каждый бросал на гроб горстку земли. Девушка оглянулась туда, где ещё секунду назад стояла незнакомка, но там уже никого не было.

Сырая холодная земля стала последним, что навсегда отделило живых от мертвых… С губ сорвался робкий шепот, обращенный только к нему:

– Прощай.

На свежей могиле, ставшей третьей за этой оградой, был вкопан деревянный крест, надпись на котором гласила:

" Антон Озеров – любимый сын, муж и брат. "

*****

Вероника никак не могла выкинуть из головы ту странную незнакомку, которая появилась ненадолго. Что-то было с ней не так. Если она действительно знала Антона, почему держалась в стороне? И потом она исчезла, едва тело опустили под землю.

Всю обратную дорогу к выходу с кладбища Ника озиралась по сторонам в поисках той девушки, пока на глаза не попались следы, оставленные кем-то на первом снегу, цепочка которых терялась где-то вдали меж оградок. Может это она?

Что-то заставило Нику, отделившись от всех, двинуться туда, куда уводили следы. Каждый её шаг оставлял еще один отпечаток на белом зимнем покрывале. Она шла недолго. Тропинка оборвалась прямо возле маленькой деревянной часовни. Ника не знала, что на кладбище есть что-то подобное. Видимо её построили после того, как они переехали всей семьей в город. Ни секунды не сомневаясь, она смело открыла дверь и вошла внутрь. Деревянная часовня оказалась довольно уютной внутри. В небольшой комнате было светло, и пахло лавандой.

Незнакомки здесь не оказалось.

У распятия на стене, склонив голову, молился старик. Входная дверь громко захлопнулась, явно давая понять старику, что помимо него здесь теперь есть и еще кто-то. Но он был целиком поглощен своим ритуалом. Несколько минут Ника стояла, ощущая неприятную неловкость, после чего служитель часовни шепотом проговорил: "Да, будет воля Твоя!"– и повернулся к ней.

– Проходи, – проговорил старик с седой бородой. – Ты Вероника?

– Как вы узнали?

– Мы дружили с твоей Тетей, она приносила как-то фотографии, на которых были вы с братом. Любила вас, – слова об умерших болью полоснули по сердцу. – Меня зовут Захар Федотович. Сам я Антона не знал, но Аня рассказывала, что из непослушного мальчишки он вырос в прекрасного человека…

– Да,  – немного запнувшись, сказала девушка, шок от пережитого на кладбище еще не прошел, – он был замечательным.

– Присядь, – старик указал на стул у деревянного стола рядом с окном. – Я всех без исключения, кто наведывается ко мне угощаю чаем. Такая традиция, горя он не уймет, но согреться поможет.

Вероника не успела ничего возразить, как старик усадил её за стол и поспешил к чайнику. Секунда, и перед девушкой стояла чашка с чаем невероятно приятного аромата. Сделав пару глотков, она почувствовала, как по телу действительно потянулось тепло. Захар Федотович оказался прав.

– Я знаю, это утешит мало, – сочувственно проговорил Захар Федотович. – Но твой брат теперь в мире, который намного лучше чем этот.

– Может и так, но… – сбивчиво начала она, – это несправедливо. Как же мы? Я и мама? Как мы без него? – Ника намеренно не упомянула Катю, которая, по мнению сестры, предала его, не явившись на похороны. Она никогда ей этого не простит. – Я просто не знаю как дальше…– она едва сдерживала подступающую истерику.

– Мне очень жаль, я знаю, какого это – терять, – по грустному взгляду было заметно, как дурные воспоминания коснулись старика. – Сначала меня покинули все мои родные, а после и Аня – мой единственный друг. Теперь вот совсем один тут.

Несмотря на собственное горе Нике стало жаль старика, он казался очень искренним и добрым человеком. Почему именно с добрыми людьми случаются несчастья?

Неожиданно выражение его лица изменилось, будто он что-то вспомнил:

– Она оставила кое-что, – он взял с подоконника резную шкатулку с красивым и очень затейливым узором. – Аня взяла с меня слово, что я передам кому-то из её близких. И сердце мне подсказывает, что я должен передать эту вещь тебе.

Он извлёк из шкатулки цепочку с серебряным крестиком, Ника протянула руку, и он мягко лёг ей на ладонь, позволяя рассмотреть фигуру распятого на нём.

– Я долго берёг его, теперь он твой. Она бы так хотела.

Вероника всматривалась в блестящее серебро уверенная, что где-то уже видела этот крест, но сейчас вспомнить где именно никак не получалось.

– Спасибо, – Ника с искренней благодарностью смотрела на старика.

– Тебе нужно отдохнуть, слишком много всего произошло в последние дни. Возвращайся к маме, ей сейчас тоже тяжело. Побудь рядом какое-то время, это лечит.

Вероника послушно кивнула, у неё самой тоже проскользнула мысль, что пора возвращаться.
1 2 3 4 5 ... 12 >>