<< 1 ... 11 12 13 14 15 16 17 18 19 >>

Бертрис Смолл
Блейз Уиндхем

– Сама не знаю. Я обожаю розы, и потом это так романтично – дарить даме цветы. Но я еще никогда не получала такого роскошного подарка, как эта лента. Боюсь, сэр, я слишком жадная – мне нравится и то, и другое!

– По-моему, жадность не в твоем характере, Блейз, – возразил Эдмунд. – Красивые вещи предназначены для красивых женщин. Я просто искупаю свою вину – в конце концов я так и не прислал тебе свадебного подарка.

– Никаких подарков! – воскликнула она. – Милорд, вы ведь и так позаботились о счастье моих семи сестер! Ни одна невеста еще не получала более щедрых даров! Этого более чем достаточно.

«Как она мила», – подумал эрл и, пройдя разделяющее их расстояние, обнял Блейз, привлекая к себе.

– Я хочу попросить у тебя кое-что взамен, Блейз, – сказал он.

Блейз решила, что ей нравятся объятия мужа, – в них было так спокойно и мирно. Бессознательно она потерлась щекой о бархат его стеганого халата.

– Что же вы хотите получить, милорд?

– Сущую безделицу – чтобы ты называла меня по имени, Блейз. С тех пор как ты прибыла сюда, ты зовешь меня только сэром да милордом.

– Не знаю, Эдмунд, удобно ли это, – ответила Блейз. – Мама говорила, что мне следует дождаться вашего позволения, прежде чем называть вас по имени. Она утверждает, что некоторые мужчины предпочитают, чтобы жены, обращаясь к ним, называли их сэр или милорд.

– Вчера ночью я долго лежал без сна, размышляя, как прозвучит мое имя из твоих уст, – произнес эрл.

– Какой изысканный комплимент, Эдмунд! Берегитесь, как бы не вскружить мне голову!

Он рассмеялся, радуясь ее живости и остроумию.

– Пора перейти к более серьезным и неотложным делам, – наконец вздохнул он. – Я пришел сообщить тебе, что мы примем благословение отца Мартина на ступенях церкви в одиннадцать часов утра. К этому времени прибудут моя сестра, Дороти, ее муж, Ричард, и Тони.

– Я готова повторить свои клятвы, милорд, – на этот раз мужу, а не его доверенному лицу. Отец Мартин позволит?

Эдмунд был безмерно польщен.

– Почему бы и нет? Я устрою повторение церемонии в церкви, в присутствии наших родных, а затем мы выйдем на крыльцо, чтобы получить благословение. Благословение необходимо: увидев его, все слуги будут довольны.

Поцеловав Блейз, он вышел. Явилась Геарта с подносом, на котором оказались теплый белый хлеб, масло, мед и графин сладкого, разбавленного водой вина.

– Этим утром службы не будет, так что можете позавтракать не торопясь, миледи.

После завтрака Блейз вымыла лицо и руки в тазу с ароматной водой и старательно вычистила зубы. Затем горничная с помощью нескольких молодых служанок принялась одевать госпожу в чудесное кремовое бархатное платье с вышивкой золотом и жемчугом. Постепенно служанки затихли и вытаращили глаза, пораженные красотой своей молодой госпожи.

– Я не прочь надеть новую ленту, – сказала Блейз, и Геарта укрепила ее на голове, посмеиваясь над любовью хозяйки к безделушкам.

Двойную нитку бледно-розовых жемчужин с коралловым медальоном-сердечком застегнули у нее на шее, жемчужные серьги вдели в уши. После того как длинные золотистые волосы Блейз были тщательно расчесаны, ее обули в туфельки в тон платью.

– А теперь посмотрите-ка на себя в зеркало, – произнесла Геарта, ведя Блейз по комнате. – Разве я не говорила, что вы красавица? – с гордостью добавила она.

Блейз в восхищении уставилась на собственное отражение. У ее матери было только маленькое, тусклое зеркало, но поскольку дома ее одежда не блистала роскошью, она никогда не чувствовала потребности полюбоваться собой. А теперь, увидев себя в этом великолепном свадебном платье, она была изумлена.

– У меня будут еще такие же платья? – спросила она Геарту.

– Его светлость заказал для вас полный гардероб, миледи, – десятки платьев и туфель, одни лучше других. Для вас готовы нижние юбки, белье, домашние платья и плащи – шерстяные, шелковые, меховые. Вы ни в чем не будете нуждаться – в конце концов вы графиня Лэнгфорд. Когда-нибудь его светлость пожелает представить вас ко двору.

Блейз застыла перед зеркалом, пораженная словами Геарты. Она стала богатой женщиной. После целой жизни, проведенной в сравнительной бедности – хотя семейство Морганов во многом не испытывало нужды, – она оказалась богата. У нее появились даже драгоценности! Внезапно рядом с ней в зеркале возник Эдмунд, и Блейз с улыбкой повернулась к нему. Ее муж был облачен в черный бархат, драгоценности украшали его камзол еще более щедро, чем вчерашнюю одежду.

– По-моему, милорд Эдмунд, мы составили красивую пару, – заметила Блейз.

– Да, – согласился он, – так оно и есть. Значит, у нас будут привлекательные сыновья и хорошенькие дочери.

Вспыхнув, Блейз отозвалась:

– Надеюсь, вы правы!

Вместе они спустились по лестнице и встретили у ее подножия мастера Энтони, леди весьма решительного вида и джентльмена с мягкой улыбкой.

– Дороти! – воскликнул эрл и поцеловал женщину в обе нарумяненные щеки. Затем, отступив, добавил: – Позволь представить тебе мою жену, леди Блейз Уиндхем, графиню Лэнгфорд. Блейз, это моя сестра, Дороти.

Блейз вежливо присела перед леди Уиндхем, хотя в сущности, это женщине следовало приседать перед ней, поскольку та не имела титула. Скромность Блейз польстила ее золовке.

– Хорошенькая девчушка, – пробормотала леди, – но и Кэтрин была недурна. Вы сможете подарить этой семье сыновей, Блейз Уиндхем? – спросила она.

– Надеюсь, да, мадам, – ответила Блейз, быстро разобравшись, что Дороти Уиндхем сурова только на вид.

Удовлетворенно кивнув, Дороти повернулась к мужчине и представила его:

– Мой муж, лорд Ричард.

– Рада познакомиться с вами, сэр, – произнесла Блейз, приседая перед ним.

– И я тоже очень рад, дорогая, – последовал ответ. Ричард Уиндхем приятно заулыбался. – Вы – чудесное прибавление в семействе, миледи Блейз. – С этими словами он поцеловал ей руку.

– Я прибыла бы сюда еще раньше, если бы знала, как галантны мужчины этой семьи, – отозвалась Блейз, блеснув фиалковыми глазами.

– Даже я? – невинным тоном осведомился Энтони.

– А вот насчет вас мне следует подумать, сэр, – мгновенно нашлась с ответом Блейз.

– Не раздражай свою тетю, Тони, – предупредила его мать. – Тебе нужна жена, а у нее есть сестры, которые могут составить достойную партию.

Блейз была ошеломлена. Лорд Энтони собирается жениться на одной из ее сестер? На которой же? Разумеется, не на милой Блайт, а Блисс метит гораздо выше – она слишком тщеславна. Неужели на Дилайт? Смешливой малышке Дилайт? Казалось, это единственный выбор, если только лорд не желает ждать пять лет, когда подрастут Ларк и Линнет.

– Идем, дорогая, – мягко напомнил Эдмунд, прерывая разговор и взяв жену под руку. – Нам уже пора быть в церкви.

У двери их ждал экипаж, ибо церковь находилась у дороги между деревнями Уэйтон и Майклсчерч. Уиндхемы из имения Риверсайд прибыли в собственном экипаже, который, как объяснил Эдмунд жене, леди Дороти считала удобным для себя, но в действительности экипаж был нужен скорее ее мужу, Ричарду, поскольку он с каждым годом хворал все сильнее. Он уже давно не мог ездить верхом.

– У них нет других детей, кроме лорда Энтони? – с любопытством расспрашивала Блейз.

– У Энтони было два младших брата, Ричард и Эдмунд, и сестра Мэри. Ему едва минуло шесть лет, а мне – десять, когда в Риверс-Эдже началась эпидемия, и остальные дети погибли. Мэри было всего четыре месяца от роду, а мальчикам – два и четыре года. Никто так и не понял, почему уцелели мы вдвоем, ибо перенесли болезнь так же тяжело, как остальные малыши. После этого у моей сестры больше не было детей. Она сильно горевала – она любит детей.

– Бедняжка… – пробормотала Блейз.

– Но она будет радоваться внукам, если мы сможем женить моего беззаботного племянника.

<< 1 ... 11 12 13 14 15 16 17 18 19 >>