<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 20 >>

Бертрис Смолл
Королева теней

– Что мне продиктовать Ампиксу? – спросил Тадж. – Мама, ты ведь будешь находиться со мной, когда придет писарь?

– Меня рядом не будет, – ответила Лара. – Помни, что с самого начала ты должен показать, что взял на себя всю ответственность. Что касается Ампикса, скажи ему, что с глубокой скорбью ты должен объявить о смерти отца своему любимому народу. Как его единственный сын, ты вступил в права наследника. Пусть Ампикс подпишет документ от имени Таджа Хаука, доминуса Теры.

– Я пойду в тронный зал, – сказал Ларе Тадж.

– Хорошо, – согласилась Лара и обняла сына. – Иди и ничего не бойся, – напутствовала она.

Юноша бодро зашагал прочь из комнаты матери и направился через весь замок в зал, где его отец в официальной обстановке принимал гостей и сановников из разных стран. Он поднялся на помост перед троном Теры и провозгласил:

– Пошлите за главным писарем Ампиксом. – К большому удивлению мальчика, его голос совсем не дрожал.

Казалось, в зале никого не было, но Тадж знал, что где-то должен незаметно находиться слуга, который дежурил день и ночь.

– Сию секунду, милорд, – раздался голос.

Тадж уселся на трон отца. Интересно, сколько потребуется времени привыкнуть к тому, что это его трон по праву? Наконец он собрался с мыслями и стал думать, что продиктовать Ампиксу. Лара знала, что сын смышленый мальчик и будет говорить искренне. Тадж улыбнулся. Лара была очень умной женщиной, мальчику предстояло еще многому у нее поучиться. Бабушка говорила ему, чтобы он никогда не слушал женщин и правил доминионом так, как посчитает нужным. Но Тадж Хаук понимал, что сейчас ему нужен совет матери. Отец на смертном одре передал власть в руки Лары. Магнус Хаук никогда бы не сделал этого, если бы не был уверен в правильности своего решения.

– Милорд?

Тадж очнулся от размышлений и встал.

– Главный писарь, я хочу, чтобы ты кое-что написал, – сказал Тадж.

Ампикс уселся, скрестив ноги, на мраморный пол, достал письменную доску, пергамент, перо и небольшую каменную чернильницу.

– Я готов, милорд.

– С глубокой скорбью я сообщаю вам о внезапной смерти… Нет. Напиши о внезапной и случайной смерти доминуса Теры Магнуса Хаука на десятый день первого месяца посевного сезона. Согласно обычаям церемония прощания будет проходить на третий день после его смерти. Все, кто любил и уважал Магнуса Хаука, могут прийти в замок и проводить его в последний путь. – Тадж замолчал и под взглядом главного писаря задумался над последующими словами. – Как единственный сын Магнуса Хаука, – продолжил он, – я официально вступаю в права наследства. – Тадж взглянул на писаря. – Прочитай мне все, что написал, Ампикс.

Легкая улыбка тронула губы главного писаря, и он зачитал вслух слова, которые только что продиктовал ему Тадж.

– Подпиши от имени Таджа Хаука, доминуса Теры, – добавил мальчик. – Я ничего не упустил, Ампикс? – непринужденно спросил он, немного подумав.

– Нет, милорд. Ты сказал то, что должен был. – Он встал с пола и поклонился мальчику. – Позволь мне выразить тебе свои самые искренние соболезнования по поводу смерти твоего отца, милорд.

– Благодарю тебя, – искренне поблагодарил юный Тадж и деловито распорядился: – Проследи, чтобы мое заявление было доставлено во все концы доминиона от моря Сагитта до Нового Дальноземья.

– Все будет исполнено, как ты приказал, милорд. – Поклонившись, главный писарь покинул тронный зал.

– Ты великолепно справился, – раздался голос Лары. Она вышла из-за высокого трона, за которым скрывалась. – Теперь Ампикс разнесет среди других писарей весть о власти молодого доминуса. А они, в свою очередь, расскажут об этом своим семьям и друзьям. Хорошее начало, Тадж. – Лара протянула к сыну руки, и он бросился в ее объятия.

– Мама, мне так страшно, – признался Тадж. – Мне было нетрудно продиктовать письмо, но ведь это не то же самое, что управлять целым доминионом. Когда я приступлю к своим обязанностям?

– После похорон твоего отца. Необходимо восстановить торговый флот, корабль за кораблем. Твой отец хотел, чтобы наши суда были способны дать отпор и отстоять доминион, особенно сейчас, когда тайна нашего существования известна всему Хетару. Хетарианцам еще не удавалось достичь наших берегов. Однажды они пытались это сделать и потерпели неудачу, но рано или поздно они снова рискнут, сын мой. Ты молодой правитель. Неопытный. Даже здесь, в Тере, найдутся те, кто захочет тебя свергнуть. С этого самого дня ты должен быть сильным и не показывать слабости. Помни, ты сын Магнуса Хаука. – Голос Лары дрогнул, когда она произносила имя своего покойного мужа.

Сколько времени прошло с момента его смерти? Два часа? Три? Она поцеловала сына в щеку. Его кожа была гладкой, еще не тронутой первой щетиной. Лара выпустила его из своих объятий.

– Где находится тело отца? – осведомился Тадж.

– Его перенесли в дом, где будет проходить церемония прощания, – ответила Лара.

Ей было трудно смотреть на сына, который так сильно походил на отца. В свои тринадцать лет он был по меньшей мере на три дюйма выше Лары. У него был такой же длинный нос, высокие скулы и тонкие губы, как у отца. Как и у Магнуса, у него были короткие темно-золотистые волосы и бирюзовые глаза. Нестерпимая боль пронзила сердце Лары, она не могла больше смотреть на сына.

– Думаю, надо взять новый корабль дяди, – сказал Тадж. – Теперь его считают несчастливым. Будет лучше положить на него тело отца и отправить в море.

– Верно, – согласилась Лара, решив не признаваться сыну, что ей и самой в голову пришла подобная мысль.

Тадж всегда будет помнить тот день, когда принял собственное решение без ее помощи. Она радовалась, что мальчик начинал думать как настоящий доминус. Магнус бы им гордился.

– Надо сообщить о смерти отца его сестрам до того, как до них дойдет официальное заявление, – заметил Тадж. – Я сам этим займусь, – добавил он.

– Я помогу тебе. К кому ты сначала отправишься?

– К самой старшей дочери бабушки, – ответил Тадж. – В это время дня Нарда, должно быть, работает над гобеленом, пока Тостиг занят бесконечной игрой в хердер со старшим сыном.

Лара взмахнула рукой.

– Вот ты и на месте, – проговорила она, когда сын исчез.

Он появился в зале лорда Тостига. При виде юноши, выходящего из зеленоватой дымки, тетушка Нарда, старшая из детей леди Персис, вскрикнула от неожиданности и выронила из рук иголку.

– Племянник, – голос тети прозвучал укоризненно, – ты не мог бы появляться более привычным путем? Твое магическое возникновение застало меня врасплох.

– Я пришел, чтобы сообщить тебе печальные известия, тетушка, – начал Тадж.

Нарда снова вскрикнула, в этот раз предполагая услышать плохие известия.

– Матушка! – воскликнула она и схватилась за сердце.

– Нет, бабушка в добром здравии, – успокоил ее Тадж. – Моего отца убило рухнувшей мачтой на корабле Коррадо. Она не удержалась и обрушилась на дядю и отца. Коррадо выжил. Отец нет. Церемония прощания состоится через три дня, как того требует обычай. Я заявил о своем праве наследования. Теперь я ваш новый доминус.

Пораженная новостью, тетушка уставилась на Таджа, не веря своим ушам. Потом она разразилась слезами.

– Мой бедный дорогой брат, – всхлипнула она.

Нарда никогда не была близка со своим младшим братом. И слезы ее шли не от сердца, поэтому они высохли так же быстро, как и появились.

– Ты еще слишком молод, чтобы править Терой, племянник. Тебе понадобится хороший наставник вроде моего мужа.

– Церемония прощания с отцом состоится в замке на третий день согласно обычаю, – повторил Тадж, не обращая внимания на последние слова Нарды. – А теперь мне надо отправиться к тете Аселме и рассказать ей печальные известия. Матушка! – И в то же мгновение Тадж скрылся в зеленоватом тумане.

– Он слишком молод, чтобы править, – обратилась Нарда к мужу, который все слышал, но не стал вмешиваться в разговор, пока рядом находился Тадж. – Будь уверен, тебя изберут регентом мальчишки. Сестра Аселма, должно быть, станет хлопотать за своего мужа, Армена, пытаясь продвинуть его на эту должность. Он ее обожает и сделает все, чтобы она была счастлива. В худшем случае мы можем разделить регентство, но у тебя должно быть больше влияния, потому что старшая сестра – я. Я не допущу, чтобы нами руководили Аселма и Армен. Ты ведь ее знаешь. – В глубоких синих глазах Нарды поселилось беспокойство.

Она была красивой женщиной с темно-русыми волосами, в которых уже начали проглядывать серебристые прядки. Нарда родилась на несколько лет раньше своего брата.

– Вполне вероятно, что Магнус распорядился иначе, – прозвучал мягкий приятный голос Тостига. – Мы знаем только то, что твой брат умер. Мы не можем сказать наверняка, что он умер мгновенно и не оставил никаких распоряжений на случай своей преждевременной кончины. Я бы не советовал тебе и твоей сестре вмешиваться в борьбу за власть над молодым правителем. По крайней мере, пока мы все не разузнаем. К тому же нельзя сбрасывать со счетов домину, любовь моя. Ты же не настолько глупа, чтобы думать, что Лара позволит кому-нибудь вмешаться в правление своего сына.

Тостиг был мужчиной среднего роста и телосложения, с выцветшими темно-русыми волосами и мягкими серо-голубыми глазами, смотревшими на мир через линзы очков.

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 20 >>