<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 19 >>

Бертрис Смолл
Блейз Уиндхем

«Такое случается нечасто, – объяснял рассудок. – Браки устраивают родители, действуя в интересах своих детей. Твоя мать права: тебе несказанно повезло, что этот человек пожелал взять тебя в жены без приданого. Кстати, сколько раз ты клялась, что любишь сестер? Разве они не заслуживают счастья? И он великодушно предложил им приданое – чтобы и твои сестры могли выйти замуж. Разве плохой человек способен на такой поступок? Твои родители не сомневаются в нем, так почему же ты им не веришь?»

– А как же любовь? – еле слышно прошептала Блейз.

«Любовь придет, – уверял рассудок. – Она не может не прийти. Ты обретешь любовь, но, что еще важнее, – будешь довольна сознанием, что, смирив свою гордыню и поступив, как положено доброй христианке, помогла семи сестрам найти свое счастье. Как же ты можешь отвергать предложение эрла?»

– Не могу, – тихо подтвердила Блейз, и слезы жалости к себе покатились по ее лицу. – О Пресвятая Богородица, прости мне непокорность! Помоги научиться думать о других, – молилась она. В этот момент чья-то рука легла ей на плечо, и Блейз вздрогнула, обернулась и увидела отца. Торопливо перекрестившись, она поднялась. – Папа, я рассердила маму, – призналась она, бросаясь в его объятия.

Роберт Морган крепко прижал к себе старшую дочь.

– Знаю, – сурово подтвердил он, благодаря небеса за то, что дочь не успела увидеть искры смеха в его глазах. Блейз никогда не была самой послушной из детей, ее всегда требовалось держать в ежовых рукавицах. А Розмари, лучшая из матерей, такая добрая и заботливая, никак не могла понять: Блейз нуждается в особом внимании. – Твоя мать сказала мне, что ты отказалась выйти замуж за человека, которого мы выбрали для тебя. Это правда?

– Я выйду замуж за эрла, папа, – тихо пообещала Блейз. – Разве можно пренебречь таким великодушным предложением?

– Нельзя, – подтвердил лорд Морган и отстранил дочь, вглядываясь в ее лицо. – Ты должна довериться мне, Блейз, как доверялась всегда. Лорд Уиндхем – более чем достойная партия. Если говорить начистоту, ты ему не пара. Прежде я не встречался с этим человеком, но никогда не слышал о нем ни единого дурного слова. Он ведет себя учтиво и сдержанно. Очевидно, он любил первую жену, несмотря на то что она так и не сумела родить ему детей, и теперь искренне скорбит о ее смерти. Я уверен, он полюбит и тебя, Блейз. И ты полюбишь его. Он станет тебе хорошим мужем. Его великодушие по отношению к тебе, не говоря уже о твоих сестрах, говорит о многом. И дело не только в приданом, но и в связях, которые ты приобретешь благодаря этому браку. Неужели ты не согласишься с моим решением, детка?

Блейз кивнула.

– Мне не хотелось упорствовать, папа, но я никогда не думала… никогда не ожидала, что стану женой титулованной особы. Я мечтала выйти за какого-нибудь младшего сына, такого же бедняка, как я сама… А где живет эрл? Далеко от Эшби?

– Риверс-Эдж находится отсюда в полудне пути. Это если ехать окольным путем, а не через поля, как он. Но у его сестры сегодня день рождения, и ему надо было поскорее вернуться домой. Старший сын этой сестры и есть наследник эрла.

– Должно быть, он досадует на то, что эрл вновь решил жениться, – мудро заметила Блейз.

– Это не ему решать, – возразил лорд Морган, взял дочь за руку и повел ее из часовни. Вдвоем они прошли по коридору в большой зал дома, где Роберт Морган усадил Блейз рядом с собой у камина. – Титул эрла Лэнгфордского восходит еще ко временам короля Генриха V, детка. Первый из эрлов спас жизнь этому королю в битве при Азенкуре и был пожалован титулом. В то время ему было всего шестнадцать. Уиндхемы живут подолгу. Бабушка лорда Эдмунда дожила до семидесяти пяти лет, а его отцу было под восемьдесят, когда он умер во время чумы.

– Эрл был единственным сыном? – спросила Блейз.

– Единственным выжившим сыном, дорогая, и единственным отпрыском третьей жены второго эрла. По-видимому, в этом роду редко рождаются крепкие сыновья. Теперь, когда ему уже перевалило за тридцать, а он остался бездетным, эрл не на шутку встревожился. Надеюсь, ты это понимаешь. Ты же умница, Блейз, и я не сомневаюсь: ты поймешь, в каком положении оказался эрл.

– По крайней мере он мог бы погостить у нас подольше и познакомиться со мной, – с раздражением отозвалась Блейз.

Лорд Морган улыбнулся, увидев обиду дочери. Он понимал, почему эрл уехал сразу же после разговора, но он мог понять и недовольство Блейз.

– Эрл хотел остаться, но он задумал вечер в честь своей сестры. Несмотря на разницу в возрасте, они очень близки. Ты ведь любишь своих сестер, так что сможешь понять, почему лорд Уиндхем уехал так поспешно.

Блейз задумалась, и отец снисходительно рассмеялся, слегка сжав ее плечо. Блейз вскинула голову.

– Скажи, какой он? – спросила она. – Он не оставил своего портрета? А вы – вы дали ему мою миниатюру? Неужели он был согласен жениться на незнакомой девушке? Может, ему все равно?

– Он предоставил выбор невесты твоей матери и мне, пожелав только, чтобы его избранница обладала хорошим зрением, – усмехнулся лорд Морган.

– А что, он подслеповат? – Блейз насторожилась.

– Нет, Блейз, нет. Он очень хорош собой – высокий, светлокожий, с каштановыми волосами и карими глазами. Он понравится тебе – точно так же, как ты понравилась ему, дорогая.

– Когда же мы поженимся, папа?

– Тридцатого сентября, – отозвался лорд Морган.

– Так скоро? А я-то думала, это случится не раньше, чем следующей весной!

– Ваши имена будут оглашены в церкви в это же воскресенье, Блейз.

– Но папа, до тридцатого сентября осталось меньше двух месяцев!

– Эрл вдовеет уже целый год, детка. Жена нужна ему немедленно, он не согласен ждать даже полгода, – объяснил лорд Морган.

– Но нам предстоит так много дел, папа! Нам ни за что не успеть приготовиться так быстро!

– Что это за дела? – спросил отец.

– У меня нет свадебного платья – тем более такого, которое подошло бы графине Лэнгфорд. И даже если бы у нас была ткань, мы бы не успели за такое короткое время сшить мое приданое.

– Твое приданое будет изготовлено в Риверс-Эдже, Блейз, – все, в том числе и свадебное платье. Эрл пообещал прислать кое-что из вещей заранее, чтобы ты не смущалась перед его родственниками, прибыв в свой новый дом.

– А белье! Мой сундук не заполнен и наполовину, папа! Разве можно явиться в Риверс-Эдж с пустыми руками?

– Мы позаимствуем белье у твоих сестер, – предложила леди Морган, подходя к мужу и старшей дочери.

– И правда – наши сундуки набиты до отказа, – заявила Блисс, которая вместе со своей сестрой явилась следом за матерью. – Ты шьешь слишком медленно, Блейз, ты не наполнила бы свой сундук и за пять лет.

– Зато ты шьешь аккуратнее, чем мы, – добавила Блайт в попытке смягчить резкость сестры, но Блейз уже привыкла к насмешкам Блисс и не обиделась.

– Мы с Блайт вышьем вензель Б и Э на постельном белье, – пообещала Блисс, – просто, но красиво – две переплетенные буквы внутри сердечка.

– Я помогу, – предложила Блейз.

– Ну уж нет! – воскликнула Блисс. – Ты вечно копаешься, как неживая, и только выводишь меня из себя. Мы запросто справимся сами.

– Значит, вы опустошите свои сундуки, чтобы наполнить мой? – встревожилась Блейз.

– Не волнуйся, сестренка, – успокоила ее Блайт. – Этой зимой мы успеем заново наполнить их. Мне будет приятно думать, что наше шитье уедет вместе с тобой в новый дом.

Блейз вскочила и обняла младшую сестру.

– И я рада, что мне останется память о вас. Я только теперь поняла, как одиноко мне будет в новом доме.

– Одиноко? – фыркнула Блисс. – Да ведь ты станешь хозяйкой огромного дома, Блейз! У тебя будет муж, и если вы исправно станете исполнять супружеский долг, то вскоре у вас будет полный дом детей. И потом разве можно быть одинокой среди целой толпы слуг – они-то у тебя точно будут! Ей-богу, Блейз, ты чудачка.

Блейз рассмеялась, выслушав тираду сестры.

– Не знаю, сумею ли я справиться с этой толпой, – возразила она и вдруг загрустила. – Мне будет недоставать родных, Блисс… Ведь мы хоть и бедны в глазах всего мира, но богаты любовью друг к другу.

– Я предпочитаю более ощутимое богатство, – напрямик заявила Блисс.

– Ну тогда, как только стану женой лорда Уиндхема, я первым делом позабочусь, чтобы у тебя появился достойный муж. Достойный, – повторила она, – то есть богатый!

– И у Блайт тоже, – добавила Блисс, как всегда, заботясь о сестре.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 ... 19 >>