<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 19 >>

Бертрис Смолл
Блейз Уиндхем

– И у Блайт, – подтвердила Блейз.

– Имей в виду, эти обещания нельзя нарушать, дорогая, – заметила леди Морган. – Сестрам и вправду понадобятся твоя помощь и влияние, чтобы выйти замуж. А они, в свою очередь, помогут остальным. Этот чудесный брак, свалившийся на нас так внезапно, – ответ на все наши молитвы. Эрл Лэнгфордский – самый добрый и великодушный человек на свете. И если ты приложишь хоть немного усилий, чтобы угодить ему, то станешь счастливейшей из женщин. Он поклялся нам, что ты заживешь не хуже королевы. А когда ты подаришь ему наследника, Блейз, он будет готов сделать для тебя все, что в его власти. – Она беспокойно взглянула на дочь, опасаясь, что Блейз взбунтуется, как случилось прежде.

Зная, что необходимо успокоить мать, Блейз покорно произнесла:

– Я всеми силами буду стараться стать для эрла доброй женой. И потом, мама, я люблю детей – я буду желать их не меньше, чем сам лорд Уиндхем.

Леди Морган вздохнула с облегчением.

– О дорогая, – оживилась она, – я знала: стоит тебе хорошенько задуматься, и ты по достоинству оценишь наше решение. – Обняв дочь, она закончила со всхлипом: – Я так счастлива за тебя!

– Мадам, – возразил ее супруг, – вы, пожалуй, заразите истерикой всю женскую половину дома, если хотя бы еще минуту пробудете рядом с детьми. Беги наверх, Блейз, и смени юбку. Хорошая хозяйка должна многому научиться. И как отец, я беру на себя половину этой задачи. Ну, живее!

Благодарная отцу, Блейз ускользнула из зала и взбежала по лестнице в комнатку, которую занимала вместе с Блисс и Блайт. Торопливо стащив привычную юбку и лиф, она заменила их чистой белой блузой и поношенной, но еще крепкой темной бархатной юбкой для верховой езды. Каким бы ни был первоначальный цвет юбки, ткань давно выцвела и приобрела неопределенный оттенок. Из угла Блейз вытащила сапожки для верховой езды и, морщась, натянула их – сапожки жали, ноги успели подрасти с тех пор, как обувь была сшита пять лет назад. Но несмотря на это они были для Блейз привычными и потому удобными. Она поднялась, и тут ей в голову вдруг пришла мысль, что, вероятно, лорд Уиндхем закажет ей новые сапожки. И длинную юбку из темно-синего бархата с таким же лифом. И шляпку с белыми перьями. На мгновение Блейз закрыла глаза, представляя себя в таком роскошном одеянии, и решила, что будет выглядеть в нем совсем недурно. Что и говорить, в замужестве с богатым человеком есть свои преимущества, а она о них и не задумывалась.

Блейз сбежала вниз по лестнице и выскочила из парадной двери, возле которой отец уже ждал ее, восседая на лошади. Конюх подсадил девушку, и отец с дочерью направились на прогулку неторопливым шагом.

Некоторое время они ехали в молчании, но едва достигли узкой дороги, ведущей через все поместье по полям, как лорд Морган спросил у дочери:

– И все-таки как ты относишься к этому браку, Блейз?

– Какая разница, папа? Мне ведь все равно придется выйти замуж, верно? И потом разве предложение эрла – не чудо, как утверждает мама?

– Если бы я только заподозрил, что замужество с лордом Уиндхемом не принесет тебе счастья, Блейз, я ни за что не согласился бы на его предложение. Разумеется, ты должна выйти замуж, и этот брак – невероятная удача для всех нас. Но я постараюсь помочь тебе прийти к согласию с самой собой, детка. Я хочу, чтобы ты была счастлива.

– Мне страшно, – призналась Блейз, – но почему – не знаю. Для меня невыносима мысль о том, что придется покинуть Эшби. Да, Блисс вовремя напомнила, что я буду хозяйкой огромного дома, но я не могу не гадать, будет ли там так же хорошо, как здесь, смогу ли я полюбить свой новый дом. А если нет? Я даже не знакома с человеком, за которого должна выйти замуж, и он не знает меня. Что, если мы не понравимся друг другу? Понимаю, у него есть все причины обзавестись молодой женой, однако если эти причины – единственные, станет ли он заботиться обо мне? Все это страшно и непонятно, папа.

– Еще совсем недавно я была бы в восторге – я никогда и не мечтала о подобном браке. Я и в самом деле думала, что стану женой младшего сына сквайра Грина – если он еще согласится жениться на бесприданнице. Но я подозревала, что такое вполне может произойти: сквайр – тщеславный человек. Каждый раз, когда он бывал здесь, я замечала: он думает о том, как славно иметь общих внуков с дворянином. – Она усмехнулась, а Роберт Морган поддержал ее веселым смехом.

– Но и это еще не все, – продолжала Блейз, – с другой стороны, папа, я не могу не возмущаться дерзостью эрла Лэнгфордского: подумать только, он прибыл сюда всего на полчаса – чтобы попросить в жены одну из твоих взрослых дочерей!

Роберт Морган кивнул, понимая чувства дочери, и попытался объяснить:

– Он не хотел оскорбить нас, Блейз, в этом я уверен. Богатые и влиятельные люди иначе смотрят на подобные вещи – они решают свои дела быстро и без колебаний. Своим временем они распоряжаются так же разумно, как золотом. Лорду Уиндхему известно, в каком положении мы оказались. Он понимает, что, будучи отцом восьми дочерей, я хотел бы как можно удачнее выдать их замуж. Преимущество на его стороне, Блейз. Однако он ни на секунду не заставил меня почувствовать себя попрошайкой у ворот его дома. Если в нем и есть высокомерие, в котором ты его обвиняешь, то я этого не заметил.

– Сколько ему лет, папа?

– В августе будет тридцать пять, – последовал ответ.

– Да он совсем старик, папа!

Роберт Морган не знал, плакать ему или смеяться над последним замечанием старшей дочери. Самому Роберту было всего сорок. Но с точки зрения его дочери… В последний день ноября ей должно было исполниться шестнадцать. Однако такая разница в возрасте между мужем и женой считалась обычным делом – в особенности потому, что женщины умирали раньше, изнуренные частыми родами, и мужчинам приходилось жениться снова. Мужчина, особенно бездетный или имеющий только дочерей, подыскивал себе здоровую и молодую женщину, чтобы не упустить шанса обзавестись наследником.

Негромкое покашливание напомнило Роберту, что Блейз ждет ответа.

– Лорд Уиндхем – мужчина в самом расцвете сил, Блейз. Надеюсь, ты найдешь в нем пылкого любовника. – Взглянув на дочь, Роберт увидел, как залились румянцем ее щеки, и хитро усмехнулся.

– Папа! – возмущенно воскликнула Блейз и пришпорила лошадь, переходя на рысь.

Минуту Роберт смотрел ей вслед. Небесно-голубая лента в чудесных золотистых волосах Блейз ослабла, и густые пряди, выбившись из-под нее, затрепетали на ветру.

Лорд Уиндхем будет несказанно удивлен, обнаружив, что совершил выгодную сделку. Розмари была права, говоря, что красота их дочерей стоит немало. Роберт Морган задумчиво прищурился. Брак Блейз… новое положение… приданое для остальных дочерей… Благодаря этому он сможет заново отстроить Эшби, еще лучше, чем прежде. Связи дочерей помогут ему подыскать достойную невесту и Гевину. Он будет очень осторожен – теперь-то он в состоянии позволить себе выбирать.

– Папа! – Блейз остановила лошадь и теперь звала его.

Роберт Морган помахал ей рукой и усмехнулся.

– Еду, Блейз! – крикнул он в ответ. – А ну, давай наперегонки до озера!

Пришпорив жеребца и пуская его галопом, Роберт устремился вслед за дочерью, которая уже во весь опор мчалась впереди.

Глава 2

– Вы поставили нас в затруднительное положение, сэр, – заметил Роберт Морган, и в его голосе можно было безошибочно уловить раздражение.

Энтони Уиндхем вспыхнул, но продолжал стоять на своем:

– Поверьте, сэр, мне приходится не легче, чем вам, но я всего лишь выполняю распоряжения Эдмунда, моего дяди.

– Моя дочь – впечатлительная девушка, – возражал лорд Морган. – Она даже не знакома с эрлом. Ей еще предстоит привыкнуть к мысли о замужестве с незнакомым человеком. Однако смириться ей помогало лишь сознание того, что она познакомится со своим будущим супругом у себя дома, в лоне своей семьи. А теперь вы заявляете, что дядя поручил вам устроить брак Блейз по доверенности и привезти ее в Риверс-Эдж. Это мне совсем не по душе, сэр!

– Я уже объяснял вам, милорд, почему дядя просил меня о такой услуге. Вы и ваша семья приглашены в Риверс-Эдж вместе с нами, на вторую церемонию.

Лорд Морган ударил кулаком одной руки по ладони другой.

– Нам нельзя уезжать из Эшби, сэр! Сбор урожая в самом разгаре. Все руки – да, даже наши белые дворянские руки – необходимы здесь, в поместье, чтобы мы и мои слуги смогли пережить зиму.

Энтони Уиндхем смягчился. Он понимал, в каком положении оказался лорд Морган, ибо дядя был более чем откровенен с ним. Разница в возрасте между двумя мужчинами составляла всего четыре года, они воспитывались вместе и скорее напоминали братьев, чем дядю и племянника.

– Слуги моего дяди должны увидеть свадебную церемонию – надо, чтобы в них пробудилась надежда. Надеюсь, это вы понимаете, милорд.

– Роб, – осторожно вмешалась Розмари Морган, – все мы будем разочарованы, не сумев побывать на свадьбе Блейз, но я уверена – даже в досаде ты не станешь рисковать этим браком. – Она ободряюще улыбнулась мужу.

Наблюдая за ней, Энтони Уиндхем поймал себя на мысли, что если дочь так же хороша, как мать, тогда его дяде повезло. Леди Морган поистине излучала красоту.

– Знаю, Блейз – твоя любимица, – мягко продолжала леди Морган, обращаясь к супругу, – но благодаря нашему многочисленному потомству мы еще побываем не на одной свадьбе. Однако без этого брака не будет и остальных. – Это осторожное предупреждение понял даже гость.

Лорд Морган издал негромкий стон поражения.

– Ты права, дорогая, – подтвердил он и, вскинув голову, устремил на племянника эрла гневный взгляд. – Когда? – коротко осведомился он.

– Завтра, милорд. Я должен привезти невесту в Риверс-Эдж как можно скорее.

– Приданое Блейз в полной готовности, – вмешалась леди Морган, предчувствуя новую вспышку гнева по тому, как потемнели глаза мужа. – Церемония брака по доверенности может совершиться завтра, рано утром. Будет лучше, если наша дочь не успеет задуматься об этих внезапных переменах, но признаюсь честно, она будет недовольна.

Энтони Уиндхем не скрывал облегчения.

– Я привез с собой одну из горничных моего дяди – в качестве спутницы для его будущей жены. Ее зовут Геарта. Она привезла свадебное платье и остальную одежду для леди Блейз.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 19 >>