<< 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 12 ... 19 >>

Бертрис Смолл
Блейз Уиндхем

– Мы будем скучать по тебе, – в один голос произнесли Ларк и Линнет – они часто говорили хором. Несмотря на то что над этой их привычкой все посмеивались, менять ее близнецы не собирались.

– И я тоже буду скучать по вам, – отозвалась Блейз. – Но ведь от Риверс-Эджа до Эшби всего-то двенадцать миль по прямой.

– Да, только никто из нас не умеет летать, – резко оборвала ее Блисс, – и потому даже по полям понадобится тащиться полдня, а в объезд – и вовсе целый день.

– Мистрис Блейз, – в комнату вошла старая Ада. – К вам прибыл кое-кто от вашего жениха. – И она повернулась к остальным девочкам. – А вы – прочь отсюда, болтушки! У невесты и без вас много хлопот. Будто во всем доме для вас нет места! А ну, убирайтесь!

Хихикая над притворной суровостью старой няни, сестры Морган вышли. Ада пропустила в комнату невысокую пухленькую женщину с веселым лицом и подмигнула уходящим девочкам.

– Это Геарта, – представила она женщину. – Она будет прислуживать вам, мистрис, и она привезла вам чудесные наряды.

– Милорд прислал вам платье для церемонии и дорожную одежду, миледи. Он надеется, что одежда придется вам впору. Позвольте, я покажу, – произнесла Геарта.

– Пожалуйста, – согласилась Блейз. – Сестры уже известили меня, что наряды восхитительны.

– Любопытство погубило кошку, – пробормотала старуха.

Геарта широко улыбнулась, обнажая крупные лошадиные зубы.

– Та одежда предназначалась как раз для них, миледи. Эрлу известно, что вашим сестрам не терпится принарядиться на свадьбу. И он понял, что так быстро они не сумеют приготовить наряды. Ада, – повернулась Геарта к няне, – ты поможешь юным леди примерить платья? Если понадобится что-нибудь подшить, лучше начать прямо сейчас.

– И то правда, – подтвердила Ада и, не произнеся больше ни слова, заковыляла прочь из комнаты.

Геарта разложила принесенную одежду на постели Блейз и проворно перебрала ее, расправляя складки, чтобы новая хозяйка увидела подарок во всей красе.

– Его светлость предложил вам завтра надеть вот это, миледи. – Геарта указала на изящную юбку и такой же лиф из светлого бархата и нижнюю шелковую юбку того же оттенка. Нижняя юбка и лиф были расшиты золотым узором из маргариток на гибких длинных стеблях и листьев папоротника. В разрезах пышных буфов виднелась шелковая подкладка. Наряд был довольно прост, но вместе с тем изысканно красив.

– А к нему вы наденете вот эти чулки и бархатные туфли, миледи, и еще – вот эти украшения. – И горничная протянула Блейз плоскую черную кожаную шкатулку.

Очарованная видом самого чудесного платья из тех, что ей доводилось носить, Блейз машинально открыла шкатулку и заглянула внутрь.

– Благословенная Дева! – выдохнула она. – И это мне?

Внутри шкатулки на черном бархате поблескивала двойная нить розового жемчуга с розовым коралловым медальоном-сердечком в оправе из белого золота, усыпанной крошечными бриллиантами. Ожерелье настолько поразило Блейз, что она не сразу заметила рядом с ним и серьги из круглых розовых жемчужин. На глаза у нее навернулись слезы. Еще никогда в жизни у Блейз не было ничего похожего на эти драгоценности – и не только у нее самой, но и у ее матери. Блейз почувствовала угрызения совести.

Заметив блеск в ее глазах, Геарта кивнула.

– Эрл будет рад узнать, что ему удалось угодить вам, миледи, – произнесла она.

Блейз вскинула голову.

– Это самые прекрасные украшения на свете, – уверенно заявила она.

– Нет, что вы, миледи! Подождите, вы еще увидите то, что принадлежит графине Лэнгфорд, – это полные сундуки сверкающих камней, на которые можно купить королевство. И все это достанется вам!

– Понятия не имею, что делать с таким богатством, – откровенно призналась Блейз.

Геарта усмехнулась.

– Вскоре вы все узнаете, миледи, – об этом позаботится сестра эрла. Леди Дороти горда, но у нее доброе сердце.

– Ты знала леди Кэтрин? – с любопытством спросила Блейз.

– Да, я была ее горничной последние пять лет – с тех пор, как умерла старая Нэн. Леди была добра, но ее погубило стремление подарить эрлу ребенка. А ведь он ни разу не упрекнул ее.

– Ты не против теперь служить мне? – поинтересовалась Блейз.

– Боже упаси, детка! – воскликнула Геарта, на мгновение забывшись. – Жизнь – это нескончаемая череда рождений и смертей. За одним следует другое. Нельзя же обвинять вас в смерти леди Кэтрин! Слуги в Риверс-Эдже только рады новой свадьбе эрла – они с нетерпением ждут вас. А теперь, когда я увидела ваших сестер, я точно знаю – вы подарите эрлу желанного наследника.

– Разве мастер Энтони – не наследник моего мужа?

– Мастеру Энтони известно, что когда-нибудь у его дяди появятся сыновья. Он и не рассчитывал на титул и состояние эрла – ему довольно наследства от своего отца. Риверсайд – его собственный дом, его земли ничем не хуже, чем у эрла, разве что размером поменьше. Эрл вечно шутит, что женит своего первого сына на первой дочери мастера Энтони.

– Мастер Энтони женат?

– Нет, небогатому человеку трудно найти себе жену – прошу прощения, миледи. У мастера Энтони чудесный дом, но его доходы невелики. Он совсем не такой завидный жених, как его дядя, и, по-видимому, сам не торопится обзаводиться семьей. Да у него и впрямь полно времени.

Блейз рассмеялась – ей понравилась эта веселая и говорливая женщина, которую лорд Уиндхем определил ей в горничные. Беззаботность Геарты, может, и не столь уместная у служанки, пришлась по душе ее новой госпоже. «Интересно, – думала Блейз, – знает ли об этом эрл?» Неужели этот незнакомец, за которого она собиралась выйти замуж, заботится о ней? Ей было о чем подумать – особенно о том, что завтра, в это же время, она впервые встретится с будущим мужем.

– А еще эрл прислал вам дорожную одежду, миледи, – прервал ее размышления голос Геарты.

Увидев это, Блейз не смогла сдержать восторга:

– Синий бархат! Темно-синий бархат! Я всегда мечтала об амазонке из такой материи! Но откуда он узнал? – Она окинула восхищенным взглядом широкую бархатную юбку и опустила глаза: на полу стояла пара мягких сапожек из черной кожи. Простонав, Блейз мгновенно присела на край кровати и сбросила туфли, чтобы примерить сапоги. Она почтительно провела ладонями по мягкой коже, натягивая сапог. Он пришелся как раз впору. – Неужели эрл – волшебник? – спросила она у Геарты. – Как он угадал размер?

Геарта усмехнулась. Какой милой и простодушной оказалась юная невеста эрла! Впрочем, Эдмунду Уиндхему всегда везло. Живость этой девушки была хорошим предзнаменованием.

– А вы припомните, миледи, – ответила Геарта изумленной Блейз, – разве с вас не снимали мерку? Все эти мерки оказались у моего хозяина еще несколько недель назад. Деревенский башмачник уже давно хлопочет не покладая рук, готовя для вас туфли и сапоги.

Внезапно Блейз всхлипнула:

– Это несправедливо… За что мне такое богатство, когда мои родные так бедны?!

Геарта ласково обняла ее, утешая:

– Зачем так убиваться, детка! Теперь, когда вы станете женой эрла, вы сможете помочь своим родным. Эрл готов расстаться со всем богатством, лишь бы обрести то, что есть у вашего отца, – сына. Подарите моему хозяину сына, и никто из ваших родных не будет ни в чем нуждаться. – Она крепко обняла Блейз и предложила: – Позвольте помочь вам примерить новую одежду и покажите своей матери и сестрам, в какую элегантную леди вы превратились.

Пока Блейз медленно поворачивалась перед матерью и сестрами, Розмари Морган с удовлетворением отметила, что между ее дочерью и новой горничной зарождается дружба. Молодой женщине в новом доме следовало дорожить преданной служанкой.

Но за ужином семья казалась подавленной. Внезапный отъезд Блейз стал для всех реальностью, к тому же смущало присутствие гостя за семейным столом. Что касается Энтони Уиндхема, он был и удивлен, и очарован этой семьей, с которой решил породниться его дядя. И лорд, и леди Морган показались ему привлекательными и рассудительными людьми. Их дочери, все до единой, были красавицами, и Энтони не сомневался, что в менее натянутой атмосфере они могли пленить любого своей живостью и обаянием.

А на наследника Эшби-Холла, юного Гевина Моргана, подавленность сестер не производила ни малейшего впечатления. Редко случалось, чтобы ему и его сестре Гленне позволяли ужинать вместе со старшими. Гевин был крепким мальчуганом с темно-каштановыми волосами и выразительным отцовским лицом. Он без умолку болтал с гостем, рассказывая Энтони о своей собаке, которая как раз на прошлой неделе ощенилась, принеся шесть отличных щенят. Кроме того, Гевин не упустил случая похвастаться своими познаниями в латыни и, к радости своих родителей, оживил разговор.

– Как был бы рад мой дядя иметь такого чудесного сына! – негромко обратился мастер Энтони к леди Морган.

– Уверена, моя дочь сможет осуществить его мечту, сэр, – последовал учтивый ответ. Леди Морган не смогла сдержать улыбку при виде мгновенно вспыхнувшего румянца на щеках дочери.

– Мне и так известно, милорд, что эрл женится на мне исключительно благодаря моему здоровью, – резко отозвалась Блейз, – но с его стороны было бы очень любезно хоть на краткое время сделать вид, что его привлекают и другие мои достоинства!

<< 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 12 ... 19 >>