<< 1 2 3 4 5 6 ... 22 >>

Дарья Аркадьевна Донцова
Фигура легкого эпатажа

Я уставилась на небольшую тряпочку, которую Рита вытащила из упаковки, и пожала плечами:

– Нет, спасибо, такие не ношу.

– Ты их пощупай, – предложила продавщица.

Мои пальцы помяли кусочек материи с завязочками.

– Странные какие, – удивилась я, – вроде резиновые.

– Это съедобные стринги, – весело объяснила Рита, – с клубничным вкусом.

– Не поняла…

Рита закатила глаза.

– Лампа, ты темень! Надеваешь трусики и устраиваешь кавалеру стриптиз, а потом белье съесть можно. Прикольно? Думаю, такой прибамбас на ура пойдет.

Я закашлялась.

– Ну… да… может, и так…

– Хочешь, подарю упаковку?

– Нет, нет, спасибо, – быстро ответила я, потом не удержалась и спросила: – А что, вкусно? Из чего они?

Рита пожала плечами:

– Хрен их знает. Думаю, мармелад жевательный. Его очень тонко раскатали, а потом сшили.

– Так растает ведь на теле! Как-никак тридцать шесть и шесть.

– Но их же не носят постоянно, всего на пару минут надевают.

– Зачем? – удивленно спросила я.

Рита заморгала:

– Боюсь, тебе не понять.

Я развела руками:

– Отстала от прогресса.

– Слушай, а давай попробуем стринги, – оживилась Рита, – вместо конфетки к чаю?

– Не хочу.

– Ну, плиз!

– Ешь сама.

– Да ты чего? Сейчас нарежу на кусочки, и будут у нас мармеладки. Они ж новые, прямо из коробочки.

– Спасибо, что не предложила откушать уже ношенное бельишко, – отбивалась я.

– Совсем ты старая стала, – вздохнула Рита.

– Кто? – возмутилась я.

– Ты!

– Я?

– Ясное дело, ты! – распахнула огромные темно-карие глаза Рита. – Мне вот все любопытно, охота новое узнать. А ты стухла, в старушку превратилась. Трухлявым перечницам новшества по фигу, сидят у телика в войлочных тапках и дудят: «В наше время разврата не было, мы работали на благо государства…» Интересно знать, своих детей они тоже на службе сделали, в обеденный перерыв? Или все же отрывались от трудовых обязанностей? Вот моя мать все уши нам с сетрой прожужжала: «Девочки, учитесь, не думайте о кавалерах, получите сначала диплом, я в ваши годы…» Ду-ду-ду, зу-зу-зу… Прям смешно! В особенности если вспомнить, что меня она, не думая ни о чем, кроме уроков, родила в шестнадцать лет!

– Это кто тухлая старушка, трухлявая перечница? – разозлилась я.

– Ты.

– Я?

– Ты, ты! Молодой все интересно. Ну, например, какие они, эти стринги, на вкус.

– Режь трусы! – приказала я. – Сейчас увидишь, что не имею никакого отношения к бабушкам.

Рита попыталась расчленить бельишко, но потерпела неудачу.

– Так кусай, – велела она.

– А ты не будешь?

– После тебя, – кивнула Рита.

Я попробовала отгрызть кусок стрингов и тоже потерпела неудачу. Материал оказался упругий и совершенно не «кусабельный».

– Запихивай в рот целиком, – приказала Рита.

Невесть по какой причине я послушалась и в ту же секунду подумала: «Так ведь и подавиться легко…» Но трусики неожиданно быстро начали таять во рту и спустя мгновение растворились без следа.

– Ну как, – с любопытством поинтересовалась Рита, – классно?

– На жвачку похоже.

– Значит, не особо?

– Ничего суперудивительного, – констатировала я, – сто раз подобное ела, леденцы, бабл-гам, мармелад…

– За что только деньги дерут! – возмутилась Рита.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 22 >>