<< 1 2 3 4 5 6 ... 18 >>

Дарья Александровна Калинина
Пестрые человечки

Тетушка своей остренькой любопытной мордочкой и повадками очень напоминала лисичку. Хитрую, пронырливую и верткую.

– Какое интересное у вас имя, – тем не менее нашла уместным сказать Мариша.

– Дорогая, говори мне «ты»! – воскликнула Лиса. – Я старше тебя меньше чем на двадцать лет. Твой папочка – мой старший брат. Так что я не такая уж старая, чтобы говорить мне «вы». И к тому же мы ведь с тобой родственницы. А между родственниками, я считаю, не должно быть никаких особых церемоний.

– Да уж, – пробормотала Мариша, вспоминая, как ловко вселилась Лиса в ее дом вместе со всем своим багажом. – Какие уж тут церемонии!

– А насчет имени, так это твоя бабушка придумала, – продолжала распространяться Лиса. – Вычитала где-то в книжке. И назвала меня. Но я на нее за это не в обиде. Имя редкое, оригинальное.

– Так у меня еще и бабушка имеется? – чувствуя, что родственники плодятся со страшной силой, и сильно тоскуя от этого, спросила Мариша.

– Только дедушка, – заверила ее Лиса. – Он уже совсем старенький. Но еще бодр и крепок духом.

– Прекрасно, – сказала Мариша. – Я за него очень рада. Но знакомиться с ним не буду. Не хочу.

– Не хочешь, как хочешь, – покладисто согласилась с ней Лиса и, улыбнувшись каким-то своим мыслям, добавила: – Может быть, потом ты изменишь свое мнение.

Мариша помотала головой.

– А что это за дивный запах? – повертев носом, спросила Лиса. – Вроде бы утка с яблоками?

– Да, – кивнула Мариша, поразившись про себя чутью Лисы. – Ты угадала.

– Обожаю уточку! – воскликнула Лиса. – И как удачно, я привезла с собой пару бутылочек вина. Думала, что мы с тобой вечерком посидим, отметим наше воссоединение. Маму твою позовем с нами посидеть. Но можем выпить это вино и с твоими подругами.

Так Марише стало совершенно ясно, что Лиса даже мысли не допускает, что Мариша не познакомит ее со своими подругами.

– Кстати, а откуда вы приехали? – спросила Мариша у тетушки, принимая от нее две бутылки полусухого розового вина. – Из какого города?

– Из Москвы, ясное дело, – совершенно спокойно ответила Лиса. – Я считаю, что единственный город в этой стране, где могут комфортно жить люди, – это Москва. Остальные города я не признаю.

И она прошла в кухню. Мариша, недоумевая про себя, как легко и словно бы мимоходом у Лисы получилось облить грязью всех жителей России, которым не повезло проживать в Москве, и, между прочим, свою только что обретенную племянницу, прошла за ней. К тому моменту, когда на пороге Маришиной квартиры появилась первая гостья – Инна, Мариша уже успела придумать, тщательно продумать и с сожалением отвергнуть десятки планов выселения из своего дома наглой гостьи.

– Это что за баба? – изумленно прошептала Инна, когда увидела Лису, успевшую переодеться после душа, который, как она заявила, ей было необходимо принять после поезда, в кокетливый домашний шелковый халатик и повязать шелковый тюрбанчик, воткнув в него для красоты птичье перышко.

– Это моя тетя, – уныло промямлила Мариша, принимая из рук Инны бутылку французского вина.

Вино было даже не столовым, а из винограда, выращенного в специальном регионе с наилучшими для этого сорта винограда условиями, климатом и почвой. И было прислано Инне с Бритым прямиком из Франции. Но, увы, даже этот факт не смог примирить Маришу с жизнью. Присутствие тетки Лисы безнадежно отравляло все.

– Твоя тетя? – поразилась Инна. – Господи, как же она изменилась! Ни за что бы ее не узнала.

– Это не та моя тетя, – кисло ответила Мариша. – Это другая.

– Что значит другая? – снова удивилась Инна. – У твоей мамы появилась еще одна сестра?

– Лиса – сестра моего папы, – пояснила ей Мариша.

– Лиса? Лиса! Сестра твоего папы? Папы?!

– Ну да, – кивнула Мариша. – А что тут такого?

– Гони ее в шею! – жарко зашептала ей на ухо Инна. – Поверь мне, от нее добра не будет! Я уж чувствую. Одно имечко чего стоит!

– И что, прикажешь выставить свою родственницу только потому, что ты что-то там чувствуешь? – разозлилась Мариша. – И что зовут ее как-то необычно! Так ей и сказать?

– Ты обязана ее выгнать не только потому, что я чую неприятности, – ответила Инна. – Ты лучше вспомни, как обошелся твой папочка, ее братец, с тобой и твоей мамой. А теперь, когда ваша жизнь только-только стала налаживаться, его драгоценная сестричка вдруг появляется у тебя на пороге. Точно тебе говорю, это не к добру. Вся их порода – одни сплошные вредители!

Честно говоря, Мариша и сама думала примерно так же. Но что делать? У нее язык не поворачивался выгнать гостью только за то, что она была сестрой ее отца. К тому же Лиса просто из кожи вон лезла, чтобы понравиться Инне, а потом и Юльке, а затем и Ане, которая и в самом деле привезла обожаемые Маришей конфеты. Но даже этот факт не улучшил Маришиного настроения.

– Ах, девочки, – заливалась тем временем Лиса, – вы не представляете, как я счастлива познакомиться со всеми вами. И я так рада, что у моей дорогой Мариши такие замечательные подруги. Красавицы вы мои! Давайте выпьем за то, чтобы вам всегда улыбалась удача. И за то, чтобы все мужчины валялись у ваших ног!

Разумеется, за такой тост грех было не выпить. Подруги и выпили. Потом последовали другие не менее привлекательные тосты. Так что часа через три выяснилось, что вина в доме не осталось совершенно.

– Ничего! – воскликнула Лиса. – У меня осталась еще одна бутылочка.

Подруги встретили это заявление одобрительными выкриками. Лиса принесла вино, открыла его и разлила по бокалам. Мариша первой поднесла бокал к губам и поморщилась от какого-то странного запаха.

«Должно быть, это вино с добавлением ароматизаторов. Какая это все-таки пакость портить ими хороший продукт», – подумала она про себя, но все же сделала пару глотков.

И эти глотки были последним, что Мариша явственно могла вспомнить. Остальная часть вечера, верней, его остаток прошел как-то смутно. Мариша помнила, что ее тащили в постель, потом кто-то снимал с нее туфли, а потом рядом с ней бухнулась Юлька, бормоча, что поспит тут в уголке кровати чуточек, а потом уж поедет домой.

Утром Мариша проснулась первой. Голова побаливала, но не так сильно, как можно было опасаться. Вот только в ушах звенело вовсю. Мариша слегка потрясла головой и поняла, что звенит не у нее в ушах. Звонил телефон и время от времени к нему примешивались трели дверного звонка. Кроме того, под левой Маришиной рукой чувствовалась какая-то вибрация. На поверку это оказалась Юлина сотовая трубка, взывавшая к своей хозяйке с помощью вибровызова.

– Что им всем нужно?! – раздраженно пробормотала Мариша, не зная, куда кидаться вначале.

В конце концов она взяла телефонную трубку с базы своего телефона и, бредя с ней к входной двери, нажала на кнопку.

– Алло! – заорал на нее знакомый голос. – Мариша! Вы что там, совсем рехнулись?

– Бритый? – удивилась Мариша. – А чего ты орешь? Да еще на меня? Ори на свою Инну.

– Чего я ору?! – взвился Бритый. – Вы что там за притон ночью устроили?

– Какой притон? – еще больше удивилась Мариша.

– Мне уже звонил Дима! – продолжал орать Бритый. – Он приехал за Юлькой и все видел.

– Что видел?

– Всю ночь к вам мужики шлялись! – продолжал буйствовать по телефону Бритый. – То один мужик, то другой, то третий! Шлюхи вы распоследние! И передай Инне, что я с ней развожусь! И Степку заберу!

– Сам и передавай! – буркнула Мариша. – Ее у меня нет.

– Так ты мне еще и врешь! Совсем обнаглела! – крикнул напоследок Бритый и бросил трубку.

– Идиот! – пробормотала Мариша и открыла входную дверь. – Ой!

Мимо Мариши пронесся ураган, девушку даже качнуло мощным порывом.

<< 1 2 3 4 5 6 ... 18 >>