<< 1 2 3 4 5 6 7 8 >>

Дэни Коллинз
Месть идеальной женщине

Клер удивлялась самой себе. Земля, казалось, уходила из-под ног, но ей удавалось сохранять самообладание.

– Мистер Тернер не владелец компании. Только я решаю, кто останется.

– Это несправедливо. Или вы хотите предложить мне какую-то сделку?

Она напряглась, прекрасно понимая, как высоко будут оценены ее способности на рынке – полный ноль. Эта работа была для нее настоящим спасением. Теперь же ей снова придется перебиваться временными заработками, вкалывать на нескольких низкооплачиваемых работах.

Алексей слегка запрокинул голову и бросил на девушку снисходительный взгляд.

– Мы оба прекрасно понимаем, какие сделки вы уже заключали. Если у вас не хватило ума подстраховаться на случай непредвиденных обстоятельств… Что ж, это меня совершенно не касается.

– Прекратите разговаривать со мной так, словно я была…

– Кем? – воскликнул он. – Любовницей Ван Эйка? Прекратите притворяться, что это не так!

Быстро подойдя к столу, он раскрыл личное дело Клер и потряс в воздухе листом бумаги.

– Вы занимаете должность старшего ассистента, хотя ваши трудовые навыки ограничиваются набором текста и архивированием. – В воздух взметнулась очередная страница. – Вы живете в квартире, которую вам предоставила компания.

– В крыле для прислуги, потому что одна из моих обязанностей – поливать цветы…

Клер отчетливо понимала, как беспомощно прозвучало это оправдание. Странно, когда это же ей объяснял Виктор, она сочла все привилегии логичными.

– Уборщицы, которые вытирают пыль, тоже могут поливать цветы. Мисс Дэниелс, вы просто содержанка. У вас есть сутки, чтобы освободить квартиру.

Содержанка.

Клер приложила максимум усилий, чтобы вернуть свои долги обществу. Да, эта работа действительно стала подарком, но она никогда не пользовалась щедростью Виктора. И теперь, когда она вплотную подошла к возможности помочь детям, и вовсе не ради славы и признания, этот мерзавец называет ее содержанкой?!

Ее горло сдавило спазмом. Побледнев, она задрожала от злости. Ей хотелось оскорбить его, унизить!

– Да как вы смеете?! Какое бесстыдство…

– Бесстыдство? – Алексей закрыл папку и взял какие-то записи. – Вы хоть знали, с кем спите? Прочтите это, а потом поговорим, кто тут на самом деле потерял всякий стыд.

Глава 2

Поднимаясь в пентхаус Ван Эйка, Алексей убеждал себя, что хочет осмотреть свои новые владения. Нет-нет, он вовсе не ищет встречи с той женщиной, с Клер. Ему лишь нужно убедиться, что она покинула его территорию.

«Забудь о ней», – сказал он самому себе.

Их разговор в офисе не принес ему ожидаемого удовлетворения. Он ликовал до тех пор, пока Клер Дэниелс внимательно не изучила бумаги, что он дал ей. Затем она побледнела и в полной тишине покинула кабинет. Она легко признала свое поражение.

Обычно он не связывался с женщинами, которые стремились обзавестись семьей. Его типичная пассия – пресыщенная во всех отношениях светская львица. Такие женщины предпочитали деньги, а деньгам – еще большие деньги.

Когда Клер спросила его о сделке, она автоматически отнесла себя именно к этой категории. Он победил ее в честном бою. Однако сопротивлялась эта женщина не менее страстно. Интересно, она так же страстна…

«Остановись!»

Алексей напомнил себе, что он здесь только ради очередного приобретения. И только!

Он ввел код, и входные двери открылись. Да. Обстановка впечатляет. И цветы, надо признать, выглядят прекрасно.

Цветы – единственное, что действительно порадовало его глаз в хоромах Ван Эйка. В остальном квартира показалась ему бездушной. Все было безупречно – кожаная белая мебель, ковры, мрамор, но чего-то не хватало…

Ее следов.

Он рассеянно бродил по помещению. Нигде не было ни букета в вазе, ни небрежно брошенного шарфа. Кровать в спальне безупречно заправлена. В ванной порядок и чистота. В кухне он заглянул в большой двухкамерный холодильник – никаких деликатесов.

Клер собралась так быстро, словно и не жила здесь никогда. Алексей уже был готов уйти, но вдруг уловил негромкий женский голос, доносившийся из-за стены кухни. Пройдя мимо холодильника и морозильной камеры, он увидел незапертую дверь в прачечную. Через нее была видна небольшая кухня, откуда доносился аромат свежих тостов. А в крохотной гостиной, посреди неразобранной почты и полусобранных коробок, босая, стояла Клер Дэниелс.

Она говорила по телефону, повернувшись к нему спиной. Узкие спортивные брюки подчеркивали ее упругие ягодицы. Алексей впал в ярость и одновременно возликовал.

Завершив беседу, Клер положила трубку, обернулась и… вскрикнула.

Клер прикрыла рот рукой. На нее смотрел этот ужасный русский. Он ее чертовски напугал, хотя она понимала, что бросаться на нее он не станет.

– Ты меня сильно напугал, – заявила она.

Теперь, когда он вторгся в ее личное пространство, она не собиралась соблюдать этикет и сразу перешла на «ты». Пусть радуется, что она полицию не вызвала.

– Тебе следовало уехать, как я и сказал. Но в данном случае…

Алексей тоже перешел на «ты». На нем больше не было пиджака. Серая рубашка обтягивала широкую грудь так плотно, что, казалось, с трудом выдерживает напор мышц. Рукава были закатаны, обнажая мощные запястья и обманчиво простые золотые часы.

Клер захотелось прикоснуться к его руке, чтобы узнать, тверда ли она так, как кажется. Какая глупость…

Мужчины для нее делились на две категории – вечные друзья и те, кто попросту не замечал ее существования.

По природе Клер была довольно рассудительна. Будучи подростком, она никогда не сходила с ума от мальчиков. Женщин, которые открыто демонстрировали возбуждение при виде мужчин, считала пустыми. Нет, она и сама обращала внимание на представителей противоположного пола, если они обладали красивым телом или приятной улыбкой, но колени у нее не дрожали и во рту не пересыхало. Никогда.

Особенно из-за мужчин высокомерных и холодных.

Странное чувство. Клер с восхищением наблюдала за его по-мужски грациозными движениями – как он согнул руку, чтобы посмотреть на часы, затем бросил взгляд на ее спальню, где стоял чемодан на колесиках.

– По крайней мере, ты собираешься.

– Я просто еще не разобрала вещи!

Это было глупо и звучало по-детски, но Клер не хотела, чтобы он думал, что она повержена и готова отступить.

Он не должен знать, какой властью обладает над ней.

– Что ж, это значительно упрощает дело, – огрызнулся он.

– Какое дело? Ты что же, явился, чтобы собственноручно вышвырнуть меня на улицу?

Еще не было и пяти часов, когда Клер начала обзванивать отели, но все закончилось тем, что она переключилась на поиск нового помещения для фонда.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 >>