<< 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 >>

Дмитрий Алексеевич Глуховский
Рассказы о Родине (сборник)


– А кто вообще делает? – Таня вдруг испугалась оказаться не в тренде.

– Имена клиентов раскрывать мы не имеем права, сами понимаете, – посмотрел на нее с ласковым укором врач. – Но по секрету могу сказать, что через нас уже прошли несколько очень известных людей. Звезды эстрады первой величины.

– Правда? А среди них есть кто-то из тех, что на коньках катаются? – Танюша кивнула в сторону аристократической плазменной панели, демонстрирующей чудеса современной медицины.

Доктор с достоинством кивнул, и Таня расслабленно откинулась на спинку. Она так и знала: загадочные перемены, случившиеся с некоторыми участниками ледовых побоищ в последнее время, можно было объяснить только хирургическим вмешательством. Что-то другое вряд ли бы им помогло.

– Скажу вам больше. Мужчины к нам тоже обращаются, – доверительно сообщил доктор. – И очень серьезные люди.

– Они тоже собой в этом плане недовольны? – прыснула Танюша.

– Ну, они же меряются друг с другом, – подмигнул ей доктор как-то совсем по-мальчишески. – И даже у самых самодовольных иногда проскальзывают сомнения в своей состоятельности.

– И олигархи? – Она изумленно взмахнула ресницами.

– И даже сотрудники администрации, – шепнул ей врач. – Берут эксклюзив. Я слышал, им аппарат оплачивает.

– Вот это условия! – восторженно зарделась Таня. – Оплачивают даже аппарат… Значит, сейчас уже часто делаете?

– Нет, разумеется… Если честно, думаю, со временем все приличные страховые компании включат это в стандартный набор услуг. У нас ведь, сами понимаете, почти все население нуждается в такой операции. Генетическая проблема, еще классиком подмеченная. Делают же в Бразилии почти все поголовно уменьшение груди… А у нас вот другое наболело.

– Кстати, не больно? – вспомнила Таня.

– Ну что вы… Все делается на современном швейцарском оборудовании, под полным наркозом. Вот здесь, – доктор указал на висящую на стене схему, – делаем аккуратный надрез…

– Ой, ладно, не рассказывайте, а то я еще передумаю. Где расписаться? – заторопилась она.

* * *

– Котенок! Я тебя заждалась! – Таня одернула черный пеньюарчик и отрепетировала призывный изгиб перед вмонтированным в шкаф зеркалом.

– Ща я, зубы почищу, – донесся усталый рык.

Наконец Армен, почесывая поросшие черным вьюнком плечи, развалистой борцовской походкой преодолел тридцать метров от ванной комнаты до алькова. Навис над ней, ослабил узел, и тяжелое махровое полотенце упало на пол, давая Тане сигнал к действию.

– Котенок… – робко сказала она, снизу вверх заглядывая в его карие глаза. – Я хочу сделать тебе подарок.

Армен насторожился.

* * *

– Конечно же все программное обеспечение отечественного производства, – объяснил очкастый консультант. – Железо импортное, софт наш. Мы их ПО даже не устанавливаем, полная несовместимость, может сгореть.

– Ну ладно! А что из нашего есть? – протянул Армен с деланым безразличием.

– Вот, пожалуйста, несколько хороших пакетов. Это – «Умники и Умницы». Вся школьная программа до девятого класса включительно.

– А десятый – одиннадцатый? – возмутился Армен.

– Это в варианте «Большие Умники и Умницы». Но лично вам я рекомендую скорее пакет «Светская львица». Содержание всех номеров Vogue и l’Officiel за последние три года.

– Ой, хочу-хочу! – совсем как маленькая всплеснула руками Танюша.

– Стоимость – пятнадцать тысяч рублей, – сказал консультант. – Но если добавить всего десять тысяч, получите пакет «Интеллектуальная блондинка». Содержание всех номеров Vogue и l’Officiel за последние три года плюс школьная программа до одиннадцатого класса включительно.

– Ой-ой-ой! – Таня пришла в полный восторг и утратила дар речи.

– Слушай, брат, а попроще чего нет? Можно, чтобы с журнальчиками, но школа до девятого класса только? – отозвал консультанта в сторону Армен.

– Вообще-то есть, предыдущая версия «Блондинки». Однако стоит она ровно столько же, так что экономии никакой. Зачем вам?

– Ну как сказать? Вдруг слишком умной станет… – Армен опасливо оглянулся на свою подругу.

– А мы предоставляем вам возможность, так сказать, соблюдать паритет, – угодливо улыбнулся консультант. – Предлагаю вам пакет «Бизнесмен»: включает лицензионную копию «1С: Предприятие», «1С: Бухгалтерия», живой апдейт основных котировок плюс база сайта Индивидуалки. ру.

– Да я еще… – начал было Армен, но предложение звучало слишком заманчиво, и он подумал: какого черта, бабе можно, а ему нет?!

Оплатив покупку, пара перешла в другое помещение, столкнувшись в дверях с невысоким стильно одетым брюнетом средних лет. Подойдя к консультанту, Гольдовский спросил:

– Ну как?

– Вы знаете, Марат Яковлевич, мужчины неожиданно много берут. Их только название железа часто отпугивает.

– Ну да, ну да. Ну, может быть. В конце концов, тот же l’Oreal мужскую линию совсем по-другому дает… – бубнил себе под нос Гольдовский. – Ну, пусть для мужчин кремниевым называется… Хрен с ним, переделаем.

* * *

Танюша опустила веки и полной грудью вдохнула из пластиковой маски. Полупрозрачный поток снотворного газа подхватил ее, укачал и понес далеко-далеко, в новую прекрасную жизнь. Убедившись, что девушка спит, хирург включил циркулярку и поднес ее к Таниному темечку, на котором маркером была обозначена линия разреза.

Ассистент, дожидаясь своего часа, распаковывал крошечный чип, который предстояло вживить пациенту, и изучал недавно повешенный в операционной красочный постер.

Плакат, удачно стилизованный под американские pin-up-открытки пятидесятых, изображал белозубую блондинку с шикарными формами, которая держала в руках маленькую коробочку, перевязанную атласными лентами, и счастливо улыбалась.

Надпись на постере гласила:

«Подарите вашей любимой силиконовый мозг!»

Панспермия

– Надо! – твердо сказал Сергей.

Кореянка, зачарованно уставившись в его стальные глаза, безвольно кивнула. Еще когда по старинной советской традиции они всем экипажем семнадцатой экспедиции смотрели «Белое солнце пустыни» без перевода, в фойе байконуровской гостиницы «Космонавт», она знала, как все будет. Сергей тогда время от времени наклонялся к ней, чтобы нашептать на ухо перевод очередной шутки или киноцитаты, высеченной в граните времен, но она слышала только его чеканное русское «р». От него веяло спортивным мужским одеколоном, свежим и сладковатым. И каждый раз, когда он щекотал ее ушки своим мятным дыханием, когда она слышала его мягкое рычание, ее сердце на миг переставало биться. И когда за несколько секунд до старта он приподнялся, чтобы еще раз проверить, надежно ли ее тело опутано ремнями, и успокаивающе прикрыл ее руку своей ладонью, она уже отдалась судьбе.

Ее мечта о космосе началась с пубертатных грез о космонавтах. И почему-то не Нил Армстронг, не Эдвин Олдрин глядели со стены тесной девичьей спаленки в ее кровать. Нет, сияющая улыбка русского пионера манила ее стократ сильнее. Она знала, что Гагарин погиб еще до того, как она появилась на свет. Но вырезанный из журнала черно-белый портрет в низком разрешении испускал почти видимую глазу ауру запретной чувственности. Он был русский, и любить его не полагалось. Он был павшим героем, и это придавало ему сходство с персонажем любимых анимэ.

– You have to, – ободряюще кивнул Олег. – It is an order. He’s Commander of the Expedition, so he’s your Commander, too[1 - Придется тебе это сделать. Это приказ. Он – командир Семнадцатой экспедиции, а значит, и твой командир тоже (англ.).].

– The command hasn’t been handed over yet, – возразила Пегги Уитсон. – I’m still in charge here. And I officially object it. If you dare to consume alcohol aboard the ISS, I will formally complain to NASA[2 - Руководство МКС еще не было передано официально, а значит, командую здесь я. И я официально протестую. Если вы осмелитесь употреблять алкоголь на МКС, я пожалуюсь в НАСА (англ.).].
<< 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 >>