<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 16 >>

Новый узбек. Приключенческий роман
Дядя Хусан


– У меня тост созрел, – все взоры обратились ко мне, а Жафар-ака в ускоренном темпе стал наполнять бокалы. Я торжественно встал и, подняв бокал более обычной высоты, продолжил: – Я всем вам желаю больших проблем…

– Можно подумать, что у нас не хватает своих проблем… – начал было прерывать тост Жафар-ака, но заметив многозначительный взгляд шефа, умолк.

– Я действительно желаю вам огромных проблем – проблем по вложению капитала!

Шеф поставил на стол свой бокал и стал аплодировать, остальные присоединились к нему.

– Давайте поддержим этот оригинальный тост, – сказал шеф, беря бокал обратно.

Все дружно чокнулись и выпили.

– Кто знает, куда могут вложить свои сбережения наши соотечественники? – не унимался я.

Снова физиономии моих коллег повернулись в мою сторону, а Жафар-ака сказал:

– Можно подумать, как будто вы стали миллионером!

«Как он в точку попал! Я, наверное, не совсем осторожен».

– Да нет, мне попалась статья по этому поводу, – соврал я без зазрения совести.

В общем-то, здесь сидят сплошь и рядом финансисты. Они должны быть более чем компетентны по данному вопросу. Однако по дальнейшему обсуждению я понял, что этот вопрос их не интересует. Ну, это естественно, ни у кого из нас, вернее, из них, не имеются средства для вложения.

Я заходил с разных сторон, но не смог заинтересовать людей более детально обсудить данный вопрос. Тогда я рассказал про Ахмад-бая, и всяких других «баев», о которых рассказывают в последнее время по телевидению, как они построили очередную пирамиду подобно «МММ». После этих слов, мои коллеги слегка зашевелились, но буквально через несколько минут я почувствовал, что этот вопрос их сильно не волнует.

Как всегда, когда тема достаточно обмусолена, все взоры устремились к шефу, который с улыбкой наблюдал за нами, он выдержал достаточно долгую паузу и после этого, наконец, сказал:

– Уважаемые господа-товарищи! Союз распался именно по причине финансово-экономических проблем, поскольку он, то есть Союз, не признавал рыночную экономику. Однако в странах СНГ на этот вопрос не смотрели, как на самого главного, определяющего экономическую состоятельность и соответствующей политики любой страны. Лично я сам тоже не могу похвастаться тем, что после распада Союза сразу мог бы указать все финансовые проблемы. Почему? Да потому что, чтобы эти проблемы увидеть, необходимо вариться именно в том котле, где жарятся блюда исключительно капиталистического происхождения, то есть, в развитых странах с ориентацией на рыночную экономику. В настоящее время мы достаточно прожарились и можем увидеть наиболее уязвимые места нашей экономики. Если коротко, то на сегодняшний день в стране насколько сильно развилась банковская система, настолько же сильно отстает финансовая система. Возможно, в ближайшем будущем очередной раз удивимся тому, что мы делали преждевременные выводы и в высших планах страны имеется место для развития именно финансовой системы. Прекрасным свидетельством наших утверждений может служить недавнее принятие Закона об инвестиционных и паевых фондах.

Глядя именно на меня, шеф сделал многозначительную паузу и продолжил:

– Кстати говоря, дядя Хусан может более основательно изучить данный вопрос и доложить нашему «клубу» о своих выводах.

Шеф слегка кивнул головой, это означало, что он закончил своё выступление.

Все молча, переваривали только что услышанную глубокомысленную тираду шефа.

Понимая о том, что шеф далее не склонен к диалогу по данной теме, я начал размышлять без издания звуков. Ведь, чем отличается миллионер от обычного обывателя? На своем примере («Хи-хи, скорее горе-миллионер») я могу сказать, что у них совершенно разные цели. Лично я с нетерпением ожидаю концовку этого сборища, чтобы остаться тет-а-тет с шефом. Естественно, пытался остаться трезвым. Надо же – какое действие оказывает чувство состоятельности!

Моё жертвоприношение в виде частичного отказа от спиртного объясняется просто: по ходу моих размышлений, я вспомнил случай, когда на днях шеф рассказывал об одном своём знакомом, занимающимся большим бизнесом. У этого человека были временные денежные затруднения. Поскольку тогда я был всего лишь одним из этих моих друзей-аудиторов, то я пропустил мимо ушей подробности этого случая, а сейчас вдруг заинтересовался. «Какого порядка эти затруднения, а может быть, сможем помочь?».

Наконец, коллеги стали расходиться. Я намеренно остался помощником шефа для наведения порядка.

4. ЧУДО ДЕНЗНАКОВ

После окончания сборища шеф имел обыкновение еще раз включать электрочайник тэфаль, не торопясь заваривать чай и чаёвничать.

В ожидании, пока вскипит тэфаль, я робко обратился к шефу:

– Дорогой патрон, я вспомнил, что на днях вы говорили о своем знакомом воротиле, нуждающемся во временной финансовой помощи. Нельзя ли уточнить, нуждается ли он до сих пор в помощи?

– Да, оказывается, вы не зря подняли вопрос вложения капитала. Вообще-то, когда он жаловался, его звонок был вызван причиной приглашения на день рождения. Сегодня я как раз собираюсь пойти к нему, если у вас есть желание, то можем посетить его вдвоём, – я про себя еще раз отметил, что шеф был в парадно-выходной форме. – Возможно, нам удастся совместить приятное времяпровождение с полезным.

С этими словами он протянул мне пригласительный билет на самый шикарный ресторан города.

– Моя сегодняшняя форма одежды не располагает посещать подобное заведение… – начал я, но шеф быстро успокоил меня.

– Ничего, ничего, вы можете спокойно пойти домой, попить крепкого кофе, переодеться и быть у входа этого ресторана, скажем, в шесть часов вечера, как вам такой расклад?

– Это другое дело.

– Вы знаете, в таком деле надо быть осторожным. Вы уверены, что мы одолеем его запросы, он говорил о миллионе условных единиц…

– Одолеем. Заимодавец говорил о кругленькой сумме. Он оказал мне доверие. Вы же понимаете, что такие люди не любят выступать от своего имени и афишировать свою состоятельность.

***

В шесть часов я был ошарашен количеством больших чёрных авто вокруг ресторана, где мы условились встретиться с шефом, тут же на плече почувствовал его ладонь, видимо он наблюдал за мной, когда я подходил к ресторану. Он указал взглядом на человека в черном костюме у самого входа в ресторан, который принимал поздравления нескончаемого потока родственников, друзей, знакомых и коллег.

– Я тоже его поздравлю и догоню вас в зале.

Глядя снаружи, я ни за что не мог бы предположить огромные размеры этого зала – если не столы, то здесь можно было играть в футбол. Шеф вовремя догнал меня, в противном случае легко было затеряться в этом огромном потоке людей, жаждущих желанием поздравить юбиляра. Шеф выбрал стол и мы расселись. Между столами неслышно дефилировали одинаково одетые парни и девушки студенческого возраста, лился приятный звук саксофона. Вдруг ударник громко пробарабанил, и наступила тишина. Чувствовалось только лёгкое дыхание ведущего у микрофона.

Послышался приятный голос профессионала:

– Разрешите, уважаемые друзья, торжество, посвященное нашему любимому юбиляру, объявить открытым!

Последовал взрыв аплодисментов, но я ошарашено глядел на шефа, мол, кто рукоплещет, ведь у всех руки заняты приборами уничтожения яств?

– Не удивляйтесь, аплодисменты встроены в программу ведения вечера.

Да, техника творит чудеса!

– Первое слово предоставляется…

Шеф никогда не был против качественных спиртных напитков, но сейчас выпил только первую рюмку и далее скучнейшим видом притрагивался губами свою рюмку и ставил обратно ее на стол. Я, естественно, для сохранения трезвости последовал его примеру. Наконец, чудесным образом дали шефу знак, которого я не заметил, толкнув меня в бок, он тихо произнес: «За мной».

***

Долго шагали меж столов, дошли до отдельного помещения тоже внушительных размеров, но поменьше футбольного поля. Прямо, напротив, в возвышенности сидели семь или восемь человек, среди которых выделялся юбиляр в темном костюме. Когда мы подошли ближе, я заметил небольшую дверь прямо позади виновника торжества, куда и направил нас с шефом наш провожатый.

Внутри оказался накрытый стол на десять-двенадцать персон, мы скромно присели к ближайшему уголку. Не прошло и минуты, как показался в дверях сияющий юбиляр, который плотно закрыл за собой дверь. Как и все великие люди, он очень просто поздоровался со мной, сказал несколько приветственных слов, которые я вряд ли заслужил бы в другом месте.

– С вашего позволения, мы будем предельно кратки, чтобы не занимать ваше драгоценное время в столь торжественный час…

– Нет-нет, что вы, Баходир-ака! Если вопрос деловой, то он намного выше любого торжества. Мы можем совершенно спокойно обсуждать любые вопросы, тем более мне предстоит слушать длинные и скучнейшие поздравления.

– Это дядя Хусан, не удивляйтесь, что он годится вам в племянники, но это его кличка, который ему самому нравится.
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 16 >>