Не остановишь силой дождь. Экзамен
Елена Матеуш

1 2 3 4 5 ... 14 >>
Не остановишь силой дождь. Экзамен
Елена Матеуш

Не остановишь силой дождь #2
У Кассандры Кридис проснулся пророческий дар. Его хочет поставить себе на службу король воров. В королевстве Лакхор беспокойно – волнения на окраинах, войны преступных кланов, заговоры на самом верху. Но "не остановишь силой дождь, человека, жизнь"…

Для создания обложки использовано бесплатное изображение Felicia Ruiz с сайта Pixabay.

Елена Матеуш

Не остановишь силой дождь. Экзамен

Чтобы выжить и удержать то, что принадлежит по праву, человеку приходится проявлять силу, а порою и жестокость./Айрис Джоансен

Глава 1. Прибытие в Харран

Дирижабль вылетел на рассвете и первые полчаса полёта Павел не отрывался от иллюминатора, любуясь переливами красок и видами проплывающей внизу земли. Хотя арендуемый Шимой дирижабль летел быстрее, чем рейсовый, всё равно до Харрана оставалось ещё не меньше шести часов полёта, так что потратить полчаса на разглядывание пейзажей оборотень мог себе позволить.

Его спутники не стали тратить на это время, а предпочли сразу завалиться спать.

Павел и сам собирался последовать их примеру. Ночь ушла на подготовку, а впереди, там, на земле, ждёт неизвестность, и хорошо выспаться перед делом – правильная стратегия. Но радостное предвкушение, азарт, пели сейчас в каждой клеточке Павла и не давали уснуть. Впервые после смерти короля Леона на душе оборотня было так хорошо. Слова Шимы о спасении королевства он не принял всерьёз. Это слишком глобально для рядового оборотня.

Ему достаточно знать, что сейчас он на правильной стороне. Задача поставлена – спасти самку, детёныша и собрата по стае. Пусть Ян Кридис и не оборотень, но офицер-отставник, дававший ту же присягу, что и Павел. Его можно считать собратом. Павел помогал бы им с радостью, даже не будь они семьёй Кассандры.

Павел вспомнил бледное тревожное лицо, глаза, смотревшие на него с такой надеждой. И поспешил отогнать волнующие воспоминания. Это сейчас лишнее. Может помешать ясно мыслить. Надо смотреть на спасение семьи Кридис как на обычную боевую задачу. Навроде тех, что ставил перед ними лейтенант. Обычная эвакуация гражданских из зоны боевых действий. Правда, Павел отрабатывал такое только на учениях. И товарищи у него тогда были другие.

Он окинул взглядом своих спящих спутников. Ржавый и Крюк, охранники погибшего Красавчика. В прошлой жизни такие были возможными противниками, а не товарищами. Симе Павел доверял больше. Сам нанимал его в охрану Шимонта. Сима, как и оборотень, потерял всё после этого проклятого путча. Служил телохранителем кого-то из заговорщиков. Сам в политику не лез, потому и отделался только потерей работы и дома. Хоть Сима и не был чистокровным оборотнем, но привязка к хозяину и дому у него тоже сильна. Потеря разом и того, и другого ощущалась парнем болезненно.

Впрочем, у всех у них свои проблемы. Павел не мозгоправ. Сейчас важнее оценить потенциал их маленького отряда. Симе его четверть крови оборотня хоть и не позволяла обрести вторую ипостась, но давала больше силы, выносливости, чем обычному человеку. Большая скорость реакции, острые нюх и зрение, быстрое заживление ран, наличие, пусть и слабого, магического дара. Хороший боец и надёжный товарищ. Ржавый хорошо соображает, хладнокровен и в драках силён. Крюка Павел не знал, но раз его выбрал Ржавый, значит тоже обузой не станет. Шансы у них есть. Главное, на рожон не лезть, пока не разберутся сколько и кто у них в противниках.

Шима сказал при необходимости попросить бойцов у местных. Ржавый потому и отправился, что хорошо знал Гнуса, босса у харранцев. Ржавый должен сразу по прибытии отправиться к нему.

Оборотень был против таких контактов. Неизвестно, как местные отнесутся к их миссии. Вполне возможно, именно Гнусу дали заказ на семью Кридис. Тогда вместо помощи они получат нож в спину. Но Шима приказал встретиться, а Ржавый настаивал, что без слова Гнуса они на территории Харрана работать не могут, не по правилам. Павел покачал головой. Не думал он раньше, что у бандитов тоже свой этикет есть, и они его соблюдают жёстче, чем иные аристократы.

Перебрав в голове несколько возможных вариантов действий, Павел решил прекратить ломать голову. Всё равно у него слишком мало сведений, чтобы разработать точный план. Придётся импровизировать. Лучше сейчас выспаться на день вперёд. Больше пользы. Обернувшись волком, Павел лёг на ковёр, уткнул нос в лапы и провалился в сон.

Разбудили его аппетитные запахи еды. Спутники, выспавшись, принялись за уничтожение выданных им припасов. Так как полёт заранее не заказывали, то дирижабль вылетел без обычного запаса продовольствия. Откладывать вылет даже на час не стали. Корзины с перекусом из какого-то ресторана доставили прямо к трапу.

Павел встал на лапы, клацнул зубами, зевая, потянулся. Стало смешно от реакции людей. Все трое прекратили жевать и уставились на оборотня. Сима смотрел с восторгом, Ржавый настороженно. Крюк потянулся к ножу. Павел не стал дальше дразнить спутников. Мгновенный оборот и он снова видит мир с другой точки. Павел втянул остаточное поле от выброса магии при обороте и открыл свою корзину. Есть хотелось зверски! Не завтракал, к тому же оборот требует много энергии, её нужно восполнить.

– Ловко ты! Раз – и человек! – восторженно сказал Сима. – Я думал это дольше.

– А я думал, вы голые после оборота.

– А ты что, хотел бы увидеть меня голым? – насмешливо ответил на реплику Крюка Павел.

– Тьфу! Не порти мне аппетит, – сплюнул тот и вернулся к поеданию курицы, всё же бросая настороженные взгляды на оборотня.

– В момент оборота мы слабы, поэтому те, кто делал его медленно, не оставил потомства, – уже Симе сказал Павел, открывая свою корзину. – К тому же этот навык тренируется с детства.

Золотистая аппетитная курица отвлекла его на время от разговоров. Поев, он решил больше не спать. В иллюминатор рассматривать горы внизу, а иногда и в опасной близости от корабля, было куда увлекательней.

– Хорошо, что механикусы и маги придумали дирижабли, – задумчиво сказал Сима. – Иначе пока через эти горы перейдёшь. Наверно, месяц понадобился бы. А сейчас – шесть часов, и мы в Харране.

– Ага. Только смыться оттуда, если что, труднее. Поставят своих бойцов в Гавани, и тебя живенько прихватят. Рудники уже наготове, – поделился соображениями Крюк.

– Вот поэтому и надо вначале перетереть с Гнусом, – говоря это, Ржавый многозначительно смотрел на Павла, зная отношение того к этой встрече. – Если он решит, что мы тайком мутим на его территории, то сдаст нас за милую душу. Или сам устроит нам весёлую жизнь. А нам это надо?

– Хорошо. Тогда так, Ржавый. Ты с остальными отправишься к Гнусу, а я сразу поеду в Вирран. Не хочу терять время. Осмотрюсь. Буду ждать вас там. Обо мне местным не говорите. Я делать ничего не буду, так что ваших правил не нарушу.

– Лады. Как связь держать будем?

– Вестниками. Фрэкки дал нам с запасом.

Ржавый кивнул. Его это тоже устраивало. Хоть оборотень и принёс клятву Шиме, на его лбу до сих пор крупными буквами читалось: «Служу короне». Его прошлое королевского гвардейца не спрячешь. А к гвардейцам у воров стойкая неприязнь. Переговоры с Гнусом и так вряд ли пройдут просто. Дополнительное напряжение из-за Павла Ржавому совершенно ни к чему.

В гавани дирижабль уже встречали. Павел увидел ждущие их мобили из окна иллюминатора. Чёрные жуки машин стояли в стороне от причальной мачты, фигурки находившихся рядом мужчин смотрели вверх на приземляющийся дирижабль. Они не торопились хватать сброшенный с высоты гайдроп, связывать его с мачтовым, подтягивать лебёдкой прибывший дирижабль к мачте. Просто стояли и смотрели на эту деловую суету.

Показываться на глаза подручным Гнуса Павлу не хотелось. Как они отнесутся к его отказу посещать местного короля неизвестно.

– Выходите без меня, – обратился он к Ржавому. – Я отделюсь от вас сразу.

Ржавый кивнул.

Павел подхватил свои вещи и направился в кабину экипажа. Он подождал, пока дирижабль подтянули к причальной мачте и нос закрепили в стыковочном гнезде. Теперь можно было переговорить с пилотами. Всё самое сложное позади, и они с готовностью откликнулись на просьбу Павла, подкреплённую денежной благодарностью, позволить ему выйти с ними, как ещё одному члену экипажа.

Экипаж покидал дирижабль после пассажиров, так что Павел увидел, как его спутники погрузились в чёрные мобили и отчалили. Сам он добрался до здания порта вместе с пилотами, а там уже смешался с обычными встречающими, провожающими, прибывшими пассажирами. В этой толпе он никак не выделялся. Ещё один пассажир, спешащий на дилижанс, который доставит его из столицы провинции в один из здешних медвежьих углов.

***

Гнус ждал гостей в таверне. Крюк и Сима остались в общем зале, против чего они не возражали. Стол накрыт, а на глазах у людей спокойней. Ржавого проводили наверх, в отдельный кабинет, где ожидал его харранский ночной король. В юности Ржавому довелось посидеть с харранцем в одной камере, потом ещё несколько раз пересекались, пока один не взлетел в воровской иерархии, а другой остепенился, став охранником Красавчика. Теперь ни тот, ни другой на гастроли не мотались, а потому на одной территории уже не встречались.

Гнус, несмотря на свою кличку, походил на добродушного белого медведя и видевшие его впервые удивлялись, отчего у него такое погоняло, не подходящее ни стати, ни характеру. Немногие, как Ржавый, ещё помнили, что родилось оно от его имени – Магнус, и тот, кто так сократил, хотел задеть харранца. Но задеть того такой мелочью не вышло. Тот только посмеялся:

– Гнус так гнус. Мелкий, зато настырный и кусучий.

В те времена, когда он получил свою кличку, Гнус и Ржавый были на равных, и почти дружили. Теперь, когда один уже три года твёрдой рукой правил преступным миром провинции, а другой был всего лишь подручным покровителя сутенёров и бандерш, встреча могла пройти по-разному. Но Гнус повёл себя так, будто всё по-прежнему.

– Ржа, рад тебя видеть, – добродушно гудел Магнус, сдавливая гостя в объятиях, похлопывая его по спине и бокам.

– Хватит меня шмонать. Чист я, чист, – смеясь, отвечал Ржавый.

– Давай рюмашку за встречу, – показал на накрытый стол хозяин.

– Только рюмашку?

– Как пойдёт, брат, как пойдёт.

Несмотря на дружеские улыбки и добродушную манеру, Гнус тратить время на политесы не стал. Дождавшись, пока гость закусит первую рюмку, сразу перешёл к делу:

1 2 3 4 5 ... 14 >>