ТРЕТЬЯ СИЛА – I
Елена Владимировна Архипова

1 2 3 4 5 ... 8 >>
ТРЕТЬЯ СИЛА – I
Елена Владимировна Архипова

Многие, скажем так, излишне романтичные граждане мечтают что-нибудь получить "на халяву" – джина, например, освободить из бутылки и чтобы он обязательно исполнил три их желания! Даже тайком продумывают, как лучше их сформулировать. А еще лучше – вообще стать обладателем волшебной лампы!Лично я, если о чем-то таком и мечтал, то в далеком детстве, и когда случайно выпустил джина, то привалившему мне "счастью" был совсем не рад, а наоборот – захотел от него поскорее избавиться, забыв про то, что с желаниями, любыми, надо быть очень осторожным…

Елена Архипова

ТРЕТЬЯ СИЛА – I

Глава первая, вступительная, в которой герой и вступил в это самое…

Я налил себе кофе из термоса и выудив из упаковки последнюю печенюшку отхлебнул глоток ароматной жидкости. Вот уже месяц как я безвылазно сижу в запаснике и систематизирую собранные здесь образцы привезенные с археологических раскопок всего мира моими коллегами. По ощущениям – будто в тюремном заключении дни коротаю. Нет, не могу сказать, что это занятие совсем уж лишено интереса, напротив: кое-что, так не просто интересно, а очень интересно для человека моей профессии. Вот только не мое это – «бумажная работа»! В поле я хочу! В поле! На раскопки! А бумажками пусть бы МНС занимались, им это по рангу положено! Только с тем бедламом, что нынче в стране творится я сам, как раз и оказался на ставке младшего научного сотрудника. И попенять некому – сам согласился!

Как водится в подобных государственных перипетиях, первыми страдают наука и культура. Вот и нам урезали финансирование так, что штат пришлось просто распустить. И так не великие наши зарплаты, понадобились чиновникам на какие то важные государственные нужды, вроде личных дач и новых автомобилей.

Большинство моих коллег, вынужденных кормить семьи, пустились в плавание по волнам свободного предпринимательства, а я не захотел. Понадеялся, что бедлам не продлится долго и я смогу отсидеться «под веником». Ни семьи, ни каких либо финансовых обязательств у меня не было, а сам я человек весьма неприхотливый, так что, на не большой срок, зарплата МНС меня вполне устроила бы, лишь бы не пришлось менять свою жизнь, что было для меня несравнимо неприятней и проблематичней.

Только вот беда: катаклизмом местного значения все это не ограничилось, а ломать и разбазаривать огромное государство, оказалось делом долгим и хлопотным, да и зарплата под давлением инфляции все больше превращалась из конкретной величины в нечто эфемерное…

Короче, как бы я не старался игнорировать проблемы, что росли быстрее, чем снежный ком на склоне горы, а реальность все равно старательно пинала меня в зад, требуя кардинальных действий и судьбоносных решений. Вот и сейчас, сделав не большой перерыв в работе, я ломал себе голову над извечной проблемой русского интеллигента, формулируемой весьма просто и емко: «куды беч?»! Как бы так исхитриться, чтобы нечего не делать, когда делать надо!? Придумал бы кто-нибудь все за меня…

Вам когда-нибудь говорили: «Будьте осторожны в своих желаниях»? Так вот: будьте осторожны! Чревато это! Ой, как чревато!

***

…Всякому, кто видит меня в первый раз в аудиториях института за кафедрой или в белом халате перебирающего экспонаты в запасниках, приходит в голову одна и та же, совсем не оригинальная мысль: «Что здесь делает этот амбал?» Даже в поле, но в роли руководителя на археологических раскопках, я выгляжу настолько чужеродно, что никто не признает во-мне научного работника, обремененного кроме кандидатской степени изрядным интеллектом и знаниями.

Богатырские рост и стать, а также густые темные кудри и ярко-синие глаза, достались мне от деда по материнской линии, который погиб в Великую отечественную и, будучи артиллеристом, по слухам, мог на руках вытащить из грязи увязшую пушку.

Страсть же к археологии и спокойный, невозмутимый характер – достались мне от отца. Его я тоже, как и деда, никогда не видел «в живую» (разве что в младенчестве), и был знаком с ним только по нескольким фото. Отец, английский лорд , отпрыск одного из приближенных к короне родов, встретил мою мать во время какого-то крупного, международного симпозиума по археологии, где она подрабатывала переводчицей во-время каникул, и влюбился без памяти. Несколько лет он пытался добиться разрешения на брак и переезд мамы в Англию. Но советские чиновники грудью встали за интересы нашего государства, которое понесло бы невосполнимую потерю от перемены гражданства студенточкой третьего курса института иностранных языков!

Отец еще успел меня увидеть и даже потешкать недолго, когда вместо очередного свидания, мама получила известие о его скоропостижной смерти от инсульта. Известие было передано бледным и равнодушным молодым чиновником британского посольства, не имеющим никакой развернутой информации о моем отце.

Маме так и не удалось выяснить никаких подробностей: и англичане, и наши, были жутко рады естественному разрешению назревающего конфликта и жаждали только одного, чтобы их оставили в покое, а на судьбу несчастной невесты-вдовы и ее малыша, всем было глубоко плевать.

Мама не пропала, не спилась и не опустилась. Вырастила меня в любви и достатке и дала мне столько всего, чего и в полных семьях не у всех детей было. Умерла она сравнительно недавно, как и папа – от инсульта, скоропостижно.

Вот в результате такой жизненной драмы и появился я: Ричард Эдгарович Васнецов. Рост – метр девяносто два, вес – восемьдесят семь кг, темный шатен, волосы вьющиеся, глаза синие, высокие скулы, подбородок квадратный, чуть выступающий, с ямочкой, нос тонкий, прямой.

Моя матушка, женщина весьма разумная, будучи матерью – одиночкой, вполне обоснованно опасалась вырастить из меня «маменькиного сынка» и, чтобы этого не произошло, постаралась привить мне любовь к спорту. Так что «пинок», приведший меня в спортивный зал, я получил именно от нее. Ну а дальше все пошло своим чередом: компания приятелей-спортсменов, любимый тренер…

Рост и «косая сажень» в плечах, достались мне от природы. Походив в «качалку» я нарастил на этот остов приличные мышцы. Поскольку качался без фанатизма, то в результате обзавелся отличной фигурой на которой прекрасно сидели любые, даже самые непрезентабельные шмотки производства родного отечества.

В тот же период, пережил увлечение восточными единоборствами, чья философия очень отвечала моей довольно миролюбивой жизненной позиции, а навыки позволяли вполне прилично постоять за себя и дать отпор любому, кто в нем нуждался. А «нуждающихся» хватало, так как любой придурок, мнящий себя крутым, желал самоутвердиться за счет парня моих габаритов, так что и особой альтернативы у меня не было: либо даешь отпор, либо становишься мальчиком для битья для всех, кто в любом здоровяке видит угрозу для своего авторитета.

С того же времени я буквально «фанатею» по холодному оружию, которое близко мне еще и как археологу…

Что еще? Ох ты ж, боже мой! Как же это я про свою любимицу забыл?! Есть у меня еще одна… вернее – «одно» увлечение: лапушка моя – гитара семиструнная! С подросткового возраста. Сначала брынчал на трех «блатных» аккордах, а когда стал постарше и почувствовал вкус к хорошим песням, «раскрутил» маму на частные уроки у настоящего Мастера! Благо дело – задатки у меня имелись неплохие… Да-а, задатки…

После того, как голос прошел «ломку» взросления, у меня обнаружился не только редкий «бархатный» тембр, но и довольно широкий голосовой регистр, настолько перспективный, что мне стали прочить певческую карьеру. Однако… Нет, петь я любил, но заниматься этим профессионально, в качестве работы..? Не-е, не мое это.

К тому же, пока голос еще ломался, я как раз влюбился в одну девушку, которая очень любила танцы, а так как я ее дико ревновал к партнерам, пришлось мне с ней самому на эти ее занятия ходить, а поскольку занятие единоборствами подразумевает не слабое владение телом и пластичность движений, то в ее танцевальную группу я вписался как родной и спустя совсем немного времени, переплюнул в этом деле парней с куда большим опытом, чем мой.

Так что новое увлечение сильно сместило приоритеты А когда на Новый год мы с ней, переодевшись цыганами, «сбатцали цыганочку с выходом», а я, кроме того что танцевал, еще и пел, аккомпанируя себе на гитаре, то кое-кто из моего окружения даже пустил слух о моем цыганском происхождении: дескать – «это в крови». Ну и что теперь? В танцоры подаваться? Не-е-ет уж, увольте!

Полудетская та любовь, к сожалению ли, к счастью ли, ни во что серьезное так и не вылилась, потому что семья моей зазнобы переехала в другой город, а на расстоянии и более зрелые чувства хиреют, что уж говорить о двух юных созданиях чуманеющих от гормонального беспредела? Танцами я еще какое-то время занимался – уж больно компания подобралась хорошая, даже выиграл пару конкурсов, но без любимой партнерши все уже было не то.

Правда еще один подарок я от танцев получил, но совсем другого плана: на последнем из этих конкурсов меня «зацепила» одна из поклонниц, а поскольку девушка, была старше меня и с изрядным сексуальным опытом, то все свое свободное время я с удовольствием стал посвящать новому для меня искусству чувственной любви. Надо сказать, что преуспел я в нем изрядно и к моменту расставания уже и сам мог удивить и побаловать партнершу кое-какими изысками. Расстались мы с ней мирно, вполне удовлетворенные финалом наших отношений, ибо она собиралась сделать выгодную партию, а я, как можно догадаться с учетом моего возраста – продолжить накопление опыта на любовном фронте.

Любимая работа, успех у женщин любого возраста, плюс двушка в «сталинской» пятиэтажке. Вот с таким багажом я встречал свое двадцатипятилетие. Ничего не говорило о том, что спустя каких-то два года, я буду чувствовать себя полным неудачником!

***

Итак. Я сидел за столом в запаснике и растягивая удовольствие, мелкими глотками прихлебывал ароматный кофе. Как ни странно, но это приятное занятие рождало совсем неприятные мысли. Дело в том, что моя матушка, наученная реалиями социализма, постоянно делала и пополняла запасы самых разных продуктов, среди которых было множество упаковок моего любимого напитка – кофе. Эти ее запасы я обнаружил в нашей гигантской кладовке после ее смерти и до сегодняшнего дня с благодарностью потреблял. Но увы! Ничто хорошее не длится вечно: накануне подошел к концу и мамин «стратегический резерв».

И если скорое отсутствие в своем рационе всех остальных продуктов я принимал стоически, то перспектива исчезновения кофе – буквально приводила меня в ужас! Причем наличие или отсутствие денег, в данном случае, особой роли не играло: прилавки были пусты, а как «доставать» что-либо, я не имел ни малейшего понятия!

Погруженный в эти невеселые мысли, я перевел взгляд на ящик, который планировал закончить разбирать до конца рабочего дня. Там, до половины зарывшись в упаковочную стружку, виднелась довольно большая граненая бутыль из темного стекла. Какое-то несоответствие царапнуло сознание. Я присмотрелся: внутри бутыли как будто что-то двигалось. Стоп-стоп! В ту эпоху, к которой принадлежали вещи из этого ящика, еще не умели делать стекло, тем более – прозрачное! Привычный мозг ученого в момент набросал несколько версий возможного объяснения данного факта.

Первая и самая реалистичная: кто-то что-то перепутал и не туда упаковал. Фи! Такую версию я и обдумывать не буду – скучная! Во-вторых, возможно, бутыль не стеклянная, а из какого-то материала только похожего на стекло…

Ничего «в-третьих» я сформулировать не успел, так как в этот момент взял экспонат в руки и поднес его поближе к глазам, чтобы отсвет не мешал разглядывать. То, что я там увидел, довольно сложно описать: представьте себе искры бенгальского огня увеличенные раза в три и погруженные в черные чернила. Чернила глушат их яркий блеск, а огни придают чернилам глубину космоса. При этом – если жидкая составляющая субстанции не вызывает особых вопросов, то природа «бенгальских» огней – совершенно непонятна! Надо ли говорить, что мне жутко захотелось заглянуть в загадочный сосуд?

Я стал внимательно разглядывать длинное горлышко. Как и следовало ожидать – отверстие было залито чем-то напоминающим наш сургуч. В поверхность темно – коричневого, твердого вещества была вдавлена замысловатая печать. Вообще-то есть способ снятия таких нашлепок без уничтожения изображения и, к счастью, я его знаю!

Недолго думая, я освободил стол от бумаг и достал из шкафа спиртовку, острейший нож с тонким лезвием и банальный штопор. Думаете, что подобные действия для ученого несколько легкомысленны и безответственны? Но подумайте сами: что я мог обнаружить в бутыли? Вино, которое из-за прошедших лет приобрело какое то загадочное свойство? Какую-то неведомую жидкость? Куда я мог сунуться со своей находкой? Зная своих коллег уверен, что от меня либо отмахнулись бы, порекомендовав заниматься своим делом, либо высмеяли бы за излишнюю впечатлительность.

Ну а если бы мне все же удалось заинтересовать кого-нибудь из руководства, то меня бы просто отодвинули от интересной темы и я бы узнал о результатах исследований только из их публикаций. Ну уж нет! В конце концов – это я первый обратил внимание на необычный эффект! А если понадобятся анализы, то их и потом можно будет провести. Прокрутив в мозгу все эти аргументы, я успокоился и взялся за выяснение фактов.

Снять печать оказалось легче, чем я думал. Штопор тоже не подвел. Затаив дыхание я наклонил бутыль над чистой колбочкой… Вопреки всем законам физики, жидкость из бутылки выливаться не пожелала. Удивленный я встряхнул сосуд – без результата. Заподозрив розыгрыш я недоуменно попробовал заглянуть во-вовнутрь темной бутыли через узкое горлышко и в следующий момент свалился на пол без сознания.

Приходил в себя медленно и как бы по частям: сначала вернулся слух и начал жутко раздражать звук капающей воды из плохо закрученного крана. Зацепившись за этот звук и за раздражение, сознание сделало следующий шаг: я раскрыл глаза и попытался сесть. Слабость была – непередаваемая! А потом был шок! Нет, не так! Был – ШОК! Чуть в стороне от меня, на полу сидел голый мужик и недоуменно озирался! Мужик – ладно. Голый – тоже не смертельно, но вот то, что из его лысоватого темени росли небольшие, сантиметров по пятнадцать, крученые рожки, вот это было – да! Будь там густая шевелюра – можно было бы предположить варианты, а так, при ясно просвечивающей коже..! Я все же не настолько плохо себя чувствовал, чтобы усомниться в реальности происходящего.

– Мужик, ты кто? – мой ммм… скажем – гость, посмотрел на меня с плохо передаваемым выражением которое, однако, довольно плохо сочеталось с его ммм… обнаженностью.

– Сам-то как думаешь?

Что-то щелкнуло у меня в голове: то ли интуиция, то ли головой сильно ударился, когда на пол приземлялся, то ли еще что-то:

– Джинн? – брякнул я неожиданно для себя самого.

Глаза гостя от удивления едва не вывалились на пол:

– Да-а-а… – протянул он потрясенно, – а ты как сразу-то так догадался?!

***

…Мой джинн (как выяснилось: до тех пор, пока он не исполнит три моих желания, джинн считается моим), в моем рабочем халате, сидел на моем стуле, лопал мои бутерброды с колбасой и сыром и прихлебывал из моей чашки заваренный мной чай. И как я понял, на этом мои проблемы не закончатся.

Я как то посмотрел мульт из серии про Масяню – «Жизнь с котом» называется, так вот это то же самое, только персонаж другой. Она там себе «милого» котика завела, который тут же сел ей на шею, ну а я еще более «милого» нахлебника заполучил, да еще и наделенного ехидным характером по самое «не могу»!
1 2 3 4 5 ... 8 >>