1 2 3 4 >>

Арденнская операция. Последняя авантюра Гитлера
Энтони Бивор

Арденнская операция. Последняя авантюра Гитлера
Энтони Бивор

16 декабря 1944 года Гитлер начал свою последнюю операцию на границе Бельгии и Германии, в заснеженных лесах и ущельях Арденн. Он полагал, что сможет расколоть союзников, продвинувшись до самого Антверпена, а затем вынудить их отказаться от участия в войне. В качестве места для прорыва Гитлер выбрал Арденны, поскольку помнил успех атаки 1940 года на этот сектор и хотел его повторить. Американские войска, захваченные врасплох, столкнулись с двумя танковыми армиями. Бои в Арденнах велись с жестокостью, какой еще не видел Западный фронт.

Широкий, непредвзятый, основанный на множестве документальных источников взгляд именитого британского историка Энтони Бивора на одно из важнейших сражений заключительного этапа Второй мировой войны на территории Западной Европы.

В формате PDF A4 сохранен издательский макет книги.

Энтони Бивор

Арденнская операция. Последняя авантюра Гитлера

Адаму Бивору

Замечательное исследование критической битвы Второй мировой войны, в котором прослеживаются передвижения войск и их расположение на протяжении всего длительного конфликта, а также раскрываются решения, принимавшиеся на поле боя и в кабинетах на всем пути вверх по цепи командования вплоть до генерала Дуайта Эйзенхауэра. Захватывающее чтение.

    Library Journal

Выдающейся эту книгу, написанную одним из лучших военных историков современности, делает не только живость повествования, ясность изложения и умение автора показать читателю поля боя… Вызывает восхищение рассказ о тактике и оперативной работе, которые ясно демонстрируют, как решения, принимавшиеся генералами, влияли на обстановку в местах непосредственных боевых действий.

    The New York Times Book Review

Никто не рассказывает истории талантливее, чем автор этой книги, пожалуй, лучшей из написанных им на сегодняшний день. Повествование основано на обширных исследованиях, архивных источниках, в том числе неопубликованных, а также на данных «из первых уст», причем внимание уделено не только политике, стратегии и личностям командиров, но и мыслям и эмоциям людей «на острие» – не только тех, кто находился в танках и окопах, но и гражданских лиц, пойманных в сети жестокой войны.

    MHQ magazine

Эта книга проясняет, не упрощая, человеческий опыт и политические ставки битвы за Арденны, привнося реализм в описание поля боя и вписывая эту операцию в общий контекст истории Второй мировой войны.

    Тимоти Снайдер, историк, профессор Йельского университета и член Совета по международным отношениям США, для Guardian

Исчерпывающее исследование, полное прозрений и вдумчивых объяснений. Те, кто хочет понять, как развернулось наступление и почему оно провалилось, не найдут более ценного источника информации.

    The Christian Science Monitor

Автор создал поразительный портрет мира, уставшего от войны. Описания битв настолько яркие и подлинные, будто их автор находился на поле боя.

    Boston Globe

Обжигающий душу рассказ… Полезное напоминание о тонкой грани между цивилизованным и примитивным в каждом из нас, которое наводит на глубокие размышления о нашей современной эпохе.

    The Wall Street Journal

Образцовое исследование одного из самых ужасных военных конфликтов, в ходе которого более миллиона людей сражались в условиях, сравнимых с теми, что царили на Восточном фронте.

    The Australian

Захватывающее повествование лучшего хрониста Второй мировой войны.

    The Observer

Важнейшее историческое исследование.

    The Sunday Times

Замечательная способность автора – охват широкого спектра событий и сохранение деталей, связанных с личным опытом участников. Блестящая фокусировка на ключевых моментах, перевернувших ход сражения.

    Evening Standard

Панорамное и в то же время тщательно детализированное описание важнейшей военной операции.

    USA Today

Превосходная книга одного из самых уважаемых и всемирно известных военных историков.

    New York Review of Books

Детальное описание происходящего как в тылу, так и на фронте.

    Independent

Книга о том, как Гитлер недооценил силу и стойкость американской армии. Это был его последний гамбит, и он провалился.

    Prospect

Мастерское описание важнейшего эпизода Второй мировой войны.

    Financial Times

Арденны. Линия фронта перед началом наступления немецких войск.

Арденны. Глубина проникновения немецких войск.

Глава 1

Лихорадка победы

Ранним утром 27 августа 1944 года генерал Дуайт Эйзенхауэр, Верховный главнокомандующий союзными силами, выехал из Шартра – взглянуть на только что освобожденный Париж. «Сегодня воскресенье, – сказал он генералу Омару Брэдли, которого взял с собой. – Все проспят допоздна. Обойдемся без лишней суеты» [1 - Omar N. Bradley. A Soldier’s Story. New York, 1964. P. 389–390; Dwight D. Eisenhower. Crusade in Europe. New York, 1948. P. 325.]. И все же два генерала, катившие к французской столице, вряд ли могли остаться незамеченными во время своего, как они полагали, «неформального визита» [2 - NARA 407/427/24235.]. Оливково-серый «кадиллак» Верховного главнокомандующего сопровождали два броневика, а впереди держался джип с бригадным генералом.

Добравшись до Порт-д’Орлеана, они обнаружили, что там застыл в ожидании, вытянувшись во фрунт, еще более многочисленный эскорт из 38-го бронекавалерийского разведэскадрона генерал-майора Джероу. Леонард Джероу, старый друг Эйзенхауэра, еще кипел от возмущения: командир французской 2-й бронетанковой дивизии генерал Филипп Леклерк во время своего продвижения к Парижу не подчинялся его приказам. И не далее как позавчера Джероу, считавший себя военным губернатором французской столицы, запретил и Леклерку, и всей его дивизии участвовать в шествии генерала де Голля от Триумфальной арки до Нотр-Дама. Вместо этого французскому генералу было приказано «продолжать текущую миссию по очищению Парижа и окрестностей от врага» [3 - SHD-DAT 11 P 218; NARA 407/427/24235.]. Во время освобождения столицы Леклерк игнорировал Джероу, но в то утро он отправил часть своей дивизии к северу от города, против немецких позиций около Сен-Дени.

Улицы Парижа пустовали: при отступлении немцы захватили почти весь остававшийся на ходу транспорт. Даже метро было непредсказуемым из-за слабого электроснабжения; так называемый город света озаряли лишь свечи с черного рынка. Прекрасные здания словно выцвели и состарились, но, к счастью, остались невредимыми. Приказ Гитлера превратить Париж в «груду развалин» [4 - BA-MA RH19 IX/7 40. – Joachim Ludewig. R?ckzug: The German Retreat from France, 1944. Lexington, KY, 2012. P. 133.] не был выполнен. Радость освобождения переполняла парижан, люди на улицах все еще приветствовали каждый раз, когда видели, американских солдат или машину. Однако до той минуты, когда парижане начнут шептать: Pire que les boches [5 - Forrest C. Pogue. Pogue’s War: Diaries of a WWII Combat Historian. Lexington, KY, 2001. P. 214.], оставалось недолго.

Несмотря на намерение Эйзенхауэра посетить Париж «без лишнего шума», визит имел вполне конкретную цель. Они хотели встретиться с генералом де Голлем, лидером временного правительства Франции, которого президент Рузвельт отказался признавать. Эйзенхауэр, прагматик до мозга костей, был готов закрыть глаза на вполне определенные указания президента: войска Соединенных Штатов находятся во Франции не для того, чтобы привести к власти генерала де Голля. Верховному главнокомандующему требовалась стабильность в тылу, а поскольку де Голль был единственным, кто мог ее обеспечить, он был готов его поддержать.

Ни де Голль, ни Эйзенхауэр не хотели, чтобы обретенная свобода обратилась хаосом и вышла из-под контроля, особенно когда вокруг то и дело вспыхивала паника, распространялись самые невероятные слухи, конспирологические теории и рос вал безобразных доносов на предполагаемых коллаборантов. Когда Джером Сэлинджер, штаб-сержант Корпуса контрразведки, вместе с боевым товарищем арестовал подозреваемого в боевых действиях у парижской ратуши – H?tel de Ville, – толпа оттащила пленника и забила до смерти прямо у них на глазах. Это случилось через день после триумфального шествия де Голля от Триумфальной арки до Нотр-Дама, а само шествие окончилось дикими расстрелами в соборе. Инцидент убедил де Голля: он должен разоружить Сопротивление и призвать его участников в регулярную французскую армию. В тот же день в SHAEF – штаб Главного командования союзных экспедиционных сил – ушел запрос на 15 000 комплектов обмундирования. К сожалению, малых размеров не хватало: средний француз был заметно ниже своего американского современника.

Встреча де Голля и двух американских генералов прошла в Военном министерстве на улице Сен-Доминик. Именно там в трагическое лето 1940-го началась недолгая министерская карьера де Голля, туда он и вернулся – подчеркнуть факт преемственности власти. Его формула очищения страны от позора режима Виши была величественно проста: «Республика не прекращалась ни на миг». Де Голль хотел, чтобы Эйзенхауэр оставил дивизию Леклерка в Париже для обеспечения правопорядка, но, поскольку некоторые подразделения уже начали выдвигаться, он предположил, что, возможно, американцы смогут впечатлить французов «демонстрацией силы» [6 - Eisenhower. Crusade in Europe. P. 326; Bradley. P. 391.], чтобы успокоить: немцы не вернутся. Почему бы не провести целую дивизию, а то и две через Париж по пути на фронт? Эйзенхауэр, сочтя слегка забавным, что де Голль должен просить американские войска «упрочить его положение» [7 - Ibid.], обернулся к Брэдли и спросил его мнение. Брэдли ответил, что это вполне возможно организовать в ближайшие два дня, и Эйзенхауэр предложил де Голлю принять парад в сопровождении генерала Брэдли. Сам он предпочел остаться в стороне.

По возвращении в Шартр Эйзенхауэр пригласил генерала Бернарда Монтгомери присоединиться к де Голлю и Брэдли на параде, но тот ехать в Париж отказался. Эта маленькая, но важная деталь не помешала некоторым британским газетам обвинить американцев в попытках присвоить себе всю славу. А между тем отношения союзников серьезно страдали от навязчивого желания Флит-стрит[1 - До середины 1980-х годов на Флит-стрит в центре Лондона находились редакции ведущих британских газет; ее название используется как символ британской прессы. – Здесь и далее, если не указано иное, прим. ред.] видеть почти в каждом решении Верховного командования неуважение к Монтгомери и тем самым к британцам в целом. Это отражало гораздо более широко распространенное возмущение тем, что Британия оказалась в стороне: командуют теперь парадом американцы, а потом объявят себя победителями. Представитель Эйзенхауэра в Британии, главный маршал авиации сэр Артур Теддер, был встревожен подобными публикациями в английской прессе: «Из того, что я слышал в Главном командовании союзных сил, я не могу не опасаться, что происходящее чревато серьезным расколом среди союзников» [8 - Arthur Tedder. With Prejudice. London, 1966. P. 586.].
1 2 3 4 >>