Эрл Стенли Гарднер
Подставных игроков губит жадность

– Не валяй дурака! – одернул он меня. – Я не боюсь никакой работы, просто для этой я не подхожу.

– Что за работа? – спросил я.

– Ну вот, наконец-то! Вроде дело подвигается.

Бедфорд полез в карман, вынул бумажник, достал сложенную газетную страницу и протянул мне.

Я увидел обведенное красным карандашом объявление. Объявление, в котором предлагалось двести пятьдесят долларов любому, кто был свидетелем дорожного происшествия на пересечении Седьмой и Главной улиц 13 августа в три тридцать пополудни.

– Ну и что? – спросил я.

Он сказал:

– Ты был свидетелем этого происшествия.

– Я?

– Совершенно верно.

Я покачал головой:

– И близко-то там не был. Я…

– Послушай, – оборвал он меня, – ты слишком много болтаешь, а следует слушать меня. Сиди тихо и слушай. Усек?

– Усек.

– Так-то лучше, – продолжал он. – Ты был тут, в Колинде. Шел по улице. Увидел аварию. Машина, большой «Бьюик», которую вел мужчина, видно, не слишком внимательно следивший за дорогой, налетела на идущий впереди автомобиль. Легкий спортивный автомобиль, такой низенький и длинный, из тех, какие сейчас в моде. С красоткой за рулем. Марку машины точно не знаешь. От удара голова у красотки сильно дернулась назад. Вот и все, что ты видел. Красотка была в машине одна. Блондинка, лет двадцати шести. Ты ее хорошо разглядел, когда она вышла из машины. Девушка приятной наружности, нормально сложена, прилично одета, словом, цыпочка что надо! Они с мужчиной подошли друг к другу и предъявили водительские удостоверения. Ты пошел дальше. Ничего особо интересного. Авария, должно быть, несерьезная, да и сами они, видать, так считали, потому что, когда ты дошел до следующего перекрестка, обе машины проехали мимо. У «Бьюика» был поврежден радиатор, из него капала вода. Вторая машина, кажется, не пострадала, если не считать вмятины сзади. Девушка, кажется, тоже не пострадала.

– Что значит «кажется»?

– Она выглядела и держалась вполне нормально.

– Я шел или ехал?

– Шел.

– Что я делал в Колинде?

– Что делал в Колинде? – переспросил он. – Я… я не знаю. Надо подумать.

– Давай думай.

Бедфорд обратился к девушке:

– Бумага есть?

Дорис открыла ящик стола и передала ему лист почтовой бумаги.

– Клей.

– Только универсальный.

– Ладно. Давай универсальный.

Она принесла клей.

Бедфорд вырезал объявление, наклеил на лист бумаги и сказал:

– Теперь нужен адрес.

– Он может остановиться в отеле «Перкинс», – подсказала Дорис.

– Хорошо, – согласился он. – Отель «Перкинс».

– Нужны деньги на расходы, – заметил я.

– Это не проблема… – небрежно кивнул он. – О’кей, теперь пиши, что скажу.

Я взял протянутую мне ручку.

– Садись здесь, за стол.

Я сел.

– Теперь пиши: «Меня зовут Дональд Лэм. Я видел упомянутое происшествие. Можете найти меня в отеле „Перкинс“». Подпиши: «Дональд Лэм».

– Минуту, – возразил я. – А не влипну я в какую-нибудь неприятность?

– Нет, если будешь действовать в точности, как я говорю.

– И что будет потом?

– Кто-то вступит с тобой в контакт.

– А дальше?

– Ты выдашь ему историю с дорожным происшествием.

– Вот тут-то я и попадусь, – сказал я.

– Если попадешься, все кости переломаю, – пригрозил Бедфорд.

– Допустим, моя история не соответствует фактам?

– Тогда факты будут соответствовать твоей истории, – ухмыльнулся он. – Запомни все, что я тебе рассказал. Ты видел мужчину в большом «Бьюике». Он выглядел немного усталым. Не следил за дорогой. Ехал в крайнем ряду. Хотел обойти машины, увидел, что не получается, и вернулся в прежний ряд, но ехал быстрее передних машин. На перекрестке Седьмой и Главной улиц – светофор. Он переключился на красный. Впереди идущие машины затормозили и встали. У того мужчины оказалась запоздалая реакция, и он врезался в переднюю машину. А теперь, что тебе особенно бросилось в глаза? Ты видел, как девушка от удара дернула головой. Очень, очень сильно дернула. Ты на какое-то время остановился и увидел, как транспорт медленно объезжает обе машины, как из одной вышел мужчина, из другой – девушка, как они обменялись адресами из водительских удостоверений, как мужчина прошел вперед, оценивая повреждение – из радиатора капала вода. Потом они с девушкой вернулись в свои машины. Ты пошел дальше.

– Где я стоял? – спросил я. – Они захотят знать точное место.

– Давай подписывай. Покажу тебе точное место.

– А как письмо отправить? – поинтересовался я.

– Я сам позабочусь, – ответил он. – Ну, давай же! Сейчас пойдем на улицу и я покажу тебе точное место, где ты стоял и где случилось то происшествие. Потом отправимся в отель «Перкинс». Закажу тебе номер с ванной… Из одежды что-нибудь имеется?

– Нет.

– Ладно, получишь бритву, зубную щетку и что-нибудь из чистого белья. Будешь находиться в номере.

– Как долго?

– Пока не скажу, что можешь съезжать.

– А сходить поесть и…

– Да, черт побери, конечно, – сказал он. – Можешь сходить поесть. Можешь побродить по городу. Можешь зайти к Дорис, если хочешь. Но держи связь с отелем. Каждый час или около того появляйся там и интересуйся, не было ли звонков.

– А когда позвонят, что?

– Ты видел происшествие.

– Кому я должен это сообщить?

– Любому, кто спросит.

– И что я с этого имею?

– Во-первых, забудем, что ты шуровал в моей машине, – начал перечислять Бедфорд. – Во-вторых, ты получаешь оплаченный номер в отеле и вот тебе на расходы. – Вынув из кармана пачку банкнотов, он вручил мне две – двадцатку и десятку. – Когда кончишь дело, – добавил он, – получишь сотню зеленых.

– А как насчет двухсот пятидесяти долларов, упомянутых в объявлении?

– Эти не получишь.

– А кто получит?

– Не ты. А теперь хватит трепаться. Разводить церемонии нет времени. Или соглашаешься, или я снимаю трубку, звоню фараонам, говорю, что поймал малого, который вчера шуровал в моей машине, и даю показание, что ты зачистил изоляцию и закоротил зажигание.

– Подпишу, – сдался я.

– Так-то лучше, – обрадовался он. – Ставь подпись вот здесь.

Я подписался.

Он сложил бумагу и положил в карман.

– Пошли. Покажу, где ты стоял во время аварии.

Глава 3

Бедфорд провел меня до Главной улицы, потом мы дошли до квартала между Седьмой и Восьмой.

– Авария произошла вон там, у перекрестка, – показал он.

Я остановился, чтобы посмотреть на перекресток.

– Нет-нет, – предупредил Бедфорд, – гляди на ходу. Не останавливайся. Дойдем до угла, перейдем улицу, потом свернем налево и пойдем в направлении Шестой улицы. Остановимся у витрины, повернем обратно и вернемся на угол Седьмой и Главной, снова перейдем улицу и двинемся к отелю «Перкинс». Так что у тебя будет возможность разглядеть все. Теперь запомни – перед машиной, которую стукнули, было еще две или три. Ты не помнишь точно, но уверен, что та, которую стукнули, не стояла под светофором. Ты заметил машину, которую вел Холгейт, хотя, конечно, тогда ты его не знал, но он явно проявлял нетерпение, вывернул влево, пытаясь обойти передние машины. Но почему-то передумал. Видно, Холгейт понял, что не удастся – ты точно не знаешь, – и вернулся в крайний ряд, но ехал довольно быстро. На перекрестке зажегся красный, весь ряд остановился и…

– Насколько помню, – перебил я его, – сначала был желтый. Самая передняя машина успевала проскочить, но водитель предпочел затормозить.

Бедфорд, словно дрессировщик умную собаку, одобрительно потрепал меня по плечу.

– Дональд, – сказал он, – а ты малый ничего. Молодчина! Давай рассказывай дальше.

– Ну, – продолжал я, – всем пришлось тормознуть, но «Бьюик», который вел, как я теперь знаю, парень, которого зовут Холгейт, двигался и не остановился, пока до передней машины не осталось всего три-четыре фута, и тогда, видимо, впервые, он заметил, что передние машины встали. Он так ударил по тормозам, что я услыхал, как коротко визгнула резина, а уж потом послышался удар.

– И что дальше?

– Остальные машины уехали, а эти две остались. Девица из спортивного автомобиля, которую стукнули, вышла наружу, потирая шею. Выглядела она несколько очумевшей. Сначала шагнула вперед, потом повернулась и пошла назад, к шедшему навстречу Холгейту. Они с минуту постояли, предъявили друг другу водительские удостоверения, обменялись адресами, потом девица села в автомобиль и укатила. Холгейт осмотрел переднюю часть своей машины – из радиатора текла вода, покачал головой, сел за руль и, кажется, очень удивился, что она вообще завелась, и тоже уехал. Думаю, все продолжалось не дольше минуты – светофор переключился всего раз или два.

Мы дошли до угла и стали ждать зеленый свет.

– Прекрасно, – одобрил Дадд. – Теперь вот что – если столкнувшиеся машины были третьей и четвертой от перекрестка, то машина, которую стукнули, стояла…

– Насколько помню, как раз напротив входа в кинотеатр, – показал я.

– А другая?

– Ну а другая, естественно, футах в пятнадцати сзади, как раз на длину машины.

– Ты слышал звук удара?

– Я слышал стук, но на улице было шумно, и для такой аварии стук был необычно тихим. Думаю, из-за того, что удар был не лобовой – одна машина ткнулась в задний бампер другой.

– Привлекло внимание?

– Несколько человек оглянулись, но не остановились.

– А ты?

– Ну, я постоял, пока не увидел, что мужчина уезжает.

– Зачем?

– Зачем он уезжает?

– Нет, зачем ты стоял там?

– Не знаю. Наверное, просто из любопытства. Да и девица довольно хорошенькая. Подумал еще, все ли у нее в порядке? Уж очень сильно она дернула головой, когда стукнулась машина. Наверное, ехала расслабившись.

Мы перешли на противоположную сторону улицы. Дадли Бедфорд сказал:

– Вот что, Лэм, дальше пойдем поврозь. Двинемся в обратном направлении. Дойдем до кинотеатра, остановимся. Посмотрим, что за фильм идет.

Мы пересекли перекресток и пошли обратно по Главной улице. Остановились у входа в кинотеатр, посмотрели афиши. Бедфорд тихо спросил:

– Все запомнил?

– Можешь не сомневаться, – заверил я его. – Происшествие я видел. Тринадцатого августа, часа в три-четыре.

Он похлопал меня по спине.

– Дональд, – с чувством произнес он, – ты славный парень! Теперь пошли в «Перкинс», тут всего полтора квартала. Пожалуй, отель из лучших в нашем городе… Через час может быть звонок, так что будь на месте.

– А потом? – спросил я.

– После звонка, – ответил он, – ты захочешь съездить поговорить к тому человеку.

– Откуда позвонят? Из какой-нибудь страховой компании? – невинно спросил я. – Или адвокат, или…

– Нет, – отрезал Бедфорд, но передумал. – А ладно, все равно потом узнаешь. Тебе позвонит человек по имени Картер Дж. Холгейт. Он занимается скупкой земельных участков под застройку. У него есть партнер, Крис Мэкстон. Эти парни, Холгейт и Мэкстон, работают с большим размахом.

– Как же, – сказал я, – много раз встречал название фирмы. Это…

– Верно. Застройка земельных участков, – подтвердил Бедфорд. – Вон один из их грузовиков. Перевозят собственный лес, закупают целыми вагонами.

Я поглядел вслед прогромыхавшему мимо грузовику с надписью «Холгейт и Мэкстон» на борту.

– Строят что-то поблизости?

– В данный момент застраивают участок в трех милях от Колинды, – ответил Бедфорд, беря меня под руку и ускоряя шаг. – Лучше не надо, чтобы нас видели в этих краях вместе, – пояснил он.

Еле поспевая за ним, я шел следом.

– Извини, что врезал тебе, – вспомнил он вдруг. – Не удержался.

– Ладно уж.

– Надеюсь, не слишком сильно.

– Не слишком, – сказал я. – Думаю, я вырубился не больше чем минут на пятнадцать-двадцать.

– Черт, не больше чем на полторы-две минуты, – успокоил меня Бедфорд. – Поверь мне, я очень сожалею.

– Да ладно.

– Не держи зла. За мной не пропадет.

– Ладно тебе.

– А теперь насчет Дорис. Я разозлился, но это ничего не значит. Я не собираюсь огораживать ее забором. Напротив, хочу, чтобы вы с Дорис подружились. Тебе не к кому приткнуться и… словом, действуй, как только кончишь с этим делом. Можешь бывать у нее когда угодно. Меня, возможно, несколько дней не будет в городе.

– Сколько мне оставаться в отеле «Перкинс»?

– Пока не позвонит Холгейт.

– А потом?

– Потом съездишь к нему. Поговоришь. Расскажешь о происшествии.

– Это он предложил вознаграждение свидетелю?

– Слушай, Дональд, много спрашиваешь. Ты здесь не для вопросов. От тебя требуются факты.

– О’кей, – сказал я.

– Можешь переночевать в отеле и остаться еще на день… Ну-у почему бы тебе не сбегать повидаться с Дорис? Ты ей нравишься, и она милая крошка. Она скажет, что у меня будет для тебя потом. Главное, я хочу, чтобы ты не терял со мной связь, не то чтобы у меня куча монет, но постараюсь подыскать тебе что-нибудь по силам.

– Отлично, – обрадовался я.

Мы дошли до отеля «Перкинс».

Бедфорд вручил мне сотню долларов.

– Ладно, Лэм, – сказал он. – Теперь все зависит от тебя. Это дополнительно на расходы. По окончании получишь еще сотню. Ты мне нравишься. – Похлопав еще раз меня по спине, он зашагал прочь.

Портье окинул меня оценивающим взглядом.

– Добрый день. Моя фамилия Лэм, – представился я. – Приехал сюда по делу, но задерживаюсь дольше, чем предполагал. Более того, в ближайшее время вряд ли увижу своего партнера. Требуется хороший номер с ванной. Нужно, чтобы до меня легко могли дозвониться. Багажа с собой нет. – Я достал из кармана несколько купюр.

– Хорошо, мистер Лэм, – ответил он после короткого раздумья. – Будьте добры, запишитесь в книге регистрации.

У нашего агентства в Сан-Франциско был партнер, изредка мы оказывали друг другу услуги. Я записал в книгу свою фамилию и адрес его офиса в Сан-Франциско. Проследовал за коридорным в номер, дал на чай, сбросил ботинки и блаженно растянулся на кровати.

Не прошло и часа, как зазвонил телефон.

Я взял трубку.

– Мистер Лэм? – спросил мужской голос.

– Совершенно верно.

– С вами говорит Картер Холгейт, фирма «Холгейт и Мэкстон».

– О, слушаю вас, мистер Холгейт.

– Насколько я понимаю, вы были свидетелем происшествия на пересечении Седьмой и Главной улиц во второй половине дня 13 августа.

– Верно, мистер Холгейт, был. Не знаю, как вам стало известно о…

– Мне бы хотелось с вами поговорить.

– Ладно, я буду здесь…

– Послушайте, мистер Лэм, в данный момент я не могу отлучиться, но мог бы прислать за вами машину. Вы подъедете на несколько минут ко мне, а потом вас отвезут обратно в отель. Что скажете?

– Вполне устроит, – ответил я.

– Хорошо. Машина будет через двадцать минут, возможно, через пятнадцать.

– Буду ждать в холле, – сказал я. – Можете описать мне водителя?

– Это будет не мужчина, а женщина, моя секретарша, – ответил Холгейт. – Ее зовут Лоррен Роббинс. Рыженькая, ей… нет, о возрасте лучше не говорить, потому что она сидит напротив меня.

Взглянув на часы, я сказал:

– Ровно через пятнадцать минут буду ждать в дверях отеля, у выхода на Главную улицу.

– Прекрасно, – ответил он. – Запомните, как ее зовут. Лоррен Роббинс.

– Не забуду.

Я привел себя в порядок и, выждав десять минут, спустился на лифте в холл, кивнул портье и, выйдя на улицу, быстро зашагал прочь. У портье наверняка создалось впечатление, что я куда-то торопливо ушел, а я не спеша вернулся к отелю и встал в стороне от вращающейся двери, чтобы меня не видел портье.

Она подъехала через две минуты в большом сверкающем «Кадиллаке», с которым легко управлялась, как с детской коляской.

Небрежным движением руки, не сбавляя скорость, бросила машину к обочине дороги. Притормозив, передвинулась на другую сторону водительского сиденья и, увидев меня, открыла дверцу.

Девочка – закачаешься.

Задержавшись на краешке сиденья, приготовилась выйти. Юбочка чуть вздернута. Живое, смышленое личико. Встретив мой взгляд, улыбнулась и вернулась на место. Я направился к ее автомобилю.

– Ну и видик у меня! – воскликнула она. – Эти модные юбки плохо ведут себя в современных низких машинах… Хотя погодите минутку. Сначала разберемся. Вы Дональд Лэм?

– Дональд Лэм.

– Я – Лоррен Роббинс. Если готовы, поехали.

– Готов, – сказал я, забираясь в автомобиль и захлопывая дверцу.

Быстро взглянув в зеркало заднего обзора, девушка включила сигнал левого поворота, посмотрела еще раз для верности назад и стремительно влилась в поток машин.

Лавируя в плотном потоке транспорта, благополучно проскочила пересечение с Седьмой улицей.

– Живете здесь? – спросила она.

– Не постоянно, – ответил я. – Бываю наездами.

– Значит, видели аварию?

– Видел.

Она предупредила:

– Мистер Холгейт просил меня застенографировать все, что вы расскажете.

– Прямо сейчас? – удивился я.

– Боже упаси, нет. Сейчас я веду машину. Потом, когда будете разговаривать вдвоем.

– Не возражаю.

– Чем занимаетесь, мистер Лэм?

– Всем, что придет на ум, – ответил я.

– Я не об этом, – рассмеялась она. – Я имею в виду вашу профессию.

– В данный момент я, как бы сказать, на распутье.

– А-а.

Моя собеседница включила сигнал правого поворота, плавно свернула на Первую улицу и нажала на газ.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 9 форматов)
<< 1 2 3