Евгений Малинин
Мятеж

На экранах локаторов «падающей звезды» Бабичева и вправду не было видно, однако капитан сразу же откликнулся:

– Я на Гвендлане… Нас взрывной волной бросило вниз, да с перегрузкой в двенадцать g… Когда очнулся, до поверхности оставалось не больше двадцати метров, еле-еле успел машину выровнять… Антигравы вышли из строя, а ионные на такой высоте запускать побоялся, так что шмякнулись мы в… короче сели. И сами уже не взлетим… Приборы не работают, оружие разбито, только биолокатор действует и показывает, что… торопятся к нам… какие-то…

– Маяк включить сможешь?! – перебил его Вихров.

– Попробую… – отозвался Бабичев, и через секунду на карте, которую демонстрировал локационный монитор запульсировала ярко-красная точка.

– Вижу тебя! – немедленно воскликнул Игорь, – Буду над тобой минуты через три-четыре, приготовьтесь покинуть машину!

– Боюсь, Игорек, что… аборигены доберутся до нас раньше!.. – спокойно, разве что чуть насмешливо отозвался Сергей.

– Если они раньше доберутся, ты им двери-то не открывай!.. – в тон ему ответил Игорь, – А уж я с ними разберусь!..

И снова машина Вихрова заложила крутой вираж, выходя на позывные Бабичевского маяка, а сам старший лейтенант тем временем снова переключился на внутреннюю связь:

– Володька, ты слышал, что с капитаном случилось?

– Слышал… – почти нормально отозвался «подлечившийся» напарник.

– Проверь вооружение, на подходе надо будет пройтись вокруг Бабичевской «падающей звезды» из излучателя…

– Проникающее Иситуки?.. На поражение?.. – осторожно поинтересовался Ежов.

– Нет!.. – Вихров даже поморщился, – Сначала ультразвуком пугни, только если не уберутся, перейдем к более серьезным действиям.

Модуль, управляемый автопилотом, быстро терял высоту. Вот уже сквозь прозрачный пластик кабины стали видны детали однообразного пейзажа планеты, а скоро Игорь увидел среди коричнево-красной коросты планетной растительности огромную черную продолговатую прореху с рваными краями. Казалось, что вскользь по планете полоснули тупым топором, лезвие которого не разрубило планетную «шкуру», а разодрало ее. А в дальнем от Вихровской машины конце этой прорехи посверкивала оранжевым бликом «падающая звезда» Бабичева.

На секунду Игорю показалось, будто он видит, как по крохотному оранжевому пятнышку исследовательского модуля, посверкивающего пластиком фонаря, ползет еще более крохотное темное пятно – живое темное пятно, и он быстро бросил в микрофон:

– Ежов, включай излучатель!..

Зарывшаяся в темно-красных зарослях «падающая звезда» быстро приближалась. До нее оставалось не более пяти-шести километров, когда вновь ожила парная связь:

– Игорь, вижу тебя… только… Здесь такое!.. Здесь такие!.. А у меня оружие не работает!.. Боюсь модуль больше пары минут не выдержит!..

– А нам больше и не надо… – глухо перебил его Вихров переключая управление модулем на себя и еще увеличивая скорость.

Теперь он точно видел, что вокруг лежащего несколько на боку оранжевого модуля копошатся какие-то странные существа, мало похожие на людей. Движения их были неуклюжими, но очень быстрыми и, казалось, согласованными. Однако, через несколько секунд эти существа вдруг замерли, а затем начали сначала медленно, а затем все быстрее отползать от «падающей звезды». Скоро их движения стали напоминать паническое бегство, настолько быстро они очищали пространство вокруг модуля, прячась под кронами сохранившейся растительности.

А еще через несколько мгновений модуль Вихрова завис на антигравах метрах в десяти точно над машиной Бабичева.

– Володя, – скомандовал Игорь, – Открывай нижний люк и компенсируй гравитацию планеты. Как только будешь готов принимать гостей, дашь знак, я им скомандую.

И тут же переключился на парную связь:

– Сергей, я открываю люк и убираю гравитацию. Буду готов – скомандую, ну а уж допрыгните до меня вы сами…

– Допрыгнем, не сомневайся! – раздался голос Бабичева, и Игорю показалось, что он нехорошо дрожит.

– Готов!.. – почти сразу же доложил Ежов, и Игорь, быстрым взглядом пробежав по приборам и удостоверившись, что все подготовлено, как можно спокойнее произнес:

– Пошли, Серега… По одному…

Почти сразу же после его слов, фонарь оранжевой «падающей звезды» откинулся и в чуть мерцающем воздухе установленного Ежовым антигравитационного столба показалась медленно поднимающаяся вверх фигура в оранжевом скафандре. Она достигла открытого люка Вихровской машины в считанные секунды, однако Игорю показалось, что подъем длился несколько часов. Наконец, индикатор собственной массы модуля перещелкнулся, показывая, что на борт принят дополнительный груз, и Игорь, чуть охрипшим голосом скомандовал:

– Второй пошел!..

Второй оранжевый скафандр вынырнул из открытой кабины лежащего на поверхности планеты модуля и поплыл к распахнутому люку. Этот плавный подъем продолжался несколько секунд, а затем события стали разворачиваться с совершенно невероятной быстротой.

Когда поднимавшийся пилот прошел почти половину пути, кровавые заросли ветвей с двух сторон от пропаханной «падающей звездой» полосы прорвались, словно созревшие гнойники, и из них наперерез поднимающемуся пилоту рванулись два жутких, ни на кого не похожих монстра.

Размером оба этих чудовища были раза в три больше человека. Маленькая, абсолютно голая, отсверкивающая черной кожей голова, увенчанная похожими на антенны локаторов рожками не имела шеи, а покоилась прямо на голом же мускулистом туловище, покрытом, казалось, некоей слоистой, черной, полированной броней. Туловище было снабжено тремя парами конечностей, напоминавших и руки и ноги одновременно, при этом локтевые и запястные суставы передних конечностей были снабжены изогнутыми, остро посверкивающими полуметровыми шипами. И эти шипы были нацелены прямо в поднимающуюся оранжевую фигуру!

Было непонятно, каким образом оба монстра держатся в воздухе и передвигаются с такой пугающей скоростью, но об этот Игорь подумал уже позже. А в тот момент он с мгновенным ужасом осознал, что ничего не может сделать для спасения своего товарища! И вдруг, совершенно неожиданно по ушам ударил короткий двойной треск бортового излучателя, и синяя ветвистая молния хлестнула сначала в правого монстра, и почти сразу же в его левого собрата. В воздухе вспыхнули два чуть дымящихся факела и два обугленных, потерявших форму тела рухнули на черную перепаханную землю, мгновенно слившись с нею.

Еще через пару секунд в шлемофоне Вихрова раздался спокойный голос Ежова:

– Командир, гости на борту, люк закрыт, можно возвращаться на базу…

Вихров чисто автоматически развернул модуль и, включив программу возвращения на «Одиссей», поинтересовался:

– Слушай, Володька, как ты успел среагировать на… на этих уродов?!

– А я ожидал чего-то в этом роде… – тут же отозвался его напарник, – Когда они убегали от ультразвуковой атаки, мне показалось, что они это делают как-то… лениво, нет не лениво – продуманно. Они не метались, не прятались, они… отступали и перегруппировывались. Вот я и приготовился… дать отпор, если они повторят свою атаку. Ну а момент… Сам посуди, когда им было атаковать, как не во время подъема ребят?!

– Ну, ты – голова! – восхищенно произнес Вихров и тут же представил себе, как Володька краснеет от похвалы. Затем, переключившись на связь с «Одиссеем», доложил:

– Пара «два» возвращается… потеряли один модуль…

– Да, мы видели… – ответил с линкора незнакомый Вихрову голос, – Посадка на шестой палубе.

Вихров отключил связь и устало откинулся на спинку кресла.

Автопилот, между тем, отключил атригравы и перешел на ионную тягу. Небо над модулем постепенно теряло свою глубину, растворялось, исчезало, уступая место космическому пространству. Проступили первые звезды, и среди них знакомая желтоватая точка «Одиссея». Через полчаса причальная палуба линкора приняла «падающую звезду» Вихрова, и опустила ее среди еще пяти таких же машин.

«Еще не все вернулись? – быстро подумал Игорь, оглядывая причал, – Или еще кто-то потерял модуль?.. И все ли ребята целы?»

Едва створы шлюза закрылись и ангар наполнился воздухом, Игорь, заканчивавший отключение систем модуля, заметил, что через открывшийся люк к его маленькой машине спустился флаг-навигатор в сопровождении одного из связистов. За ними шагали ребята из службы технического обслуживания, переговариваясь о чем-то и посмеиваясь. В этот момент через нижний люк модуля выбрались Бабичев и его напарник, переминаясь с ноги на ногу, они поджидали старших офицеров.

Вихров быстро закончил работу и тоже поспешил к выходу. У люка его поджидал Ежов, и когда Игорь вопросительно взглянул на своего напарника, тот, виновато улыбнувшись, пробормотал:

– Ну что, командир, попадет нам за модуль?..

– А ты думаешь, мы могли бы его вытащить? – ответил Вихров вопросом на вопрос.

Ежов только пожал плечами и, чуть ссутулившись шагнул на первую ступеньку лестницы.

Флаг-навигатор оглядел всех четверых и негромко проговорил:

– Всем отдыхать. В двадцать два часа по корабельному времени разбор полетов. Сбор в офицерской кают-компании, всем четверым быть готовыми к докладу.

Затем, видимо перехватив удивленный взгляд Вихрова, брошенный вслед связисту, скрывшемуся внутри «падающей звезды», Эдельман добавил:

– Надо снять вашу запись… Волновая связь часто прерывалась, так что корабельная запись весьма неполна.

Флаг-навигатор, считая процедуру встречи оконченной, уже собрался повернуться к выходу, но Вихров остановил его вопросом:

– Из полета все вернулись?

Артур Исаевич бросил быстрый понимающий взгляд на причаленные «падающие звезды и покачал головой:

– Двое остались на планете… Похоже их захватили… мятежники…

После этих слов флаг-навигатор быстро повернулся и направился к люку, ведущему внутрь корабля.

В кают-компанию Вихров вошел за две минуты до начала разбора. Небольшой зал был забит до отказа. Кроме четырнадцати человек, вернувшихся из полетов над Гвендланой, здесь был нуль-навигатор, все главные специалисты и начальники служб линкора. Возле главного комендора Вихров неожиданно увидел улыбающегося Тольку Верхоярцева и удивился – с чего это суровый артиллерист притащил с собой зеленого мичмана?

Старик беседовал о чем-то с незнакомым офицером в комбинезоне космофлота со знаками различия навигатора первого класса, но, тем не менее, заметил, как Вихров вошел в кают-компанию и коротко кивнул своему третьему ассистенту.

Быстро обежав глазами собравшихся, Игорь увидел, что Ежов, Бабичев и Строй уселись вместе, а между ними стоит свободный стул. Бабичев призывно помахал Игорю рукой, и на его рябоватой физиономии засияла широкая улыбка.

Вихров направился к своей троице, однако поговорить им не удалось, едва Игорь опустился на стул, как нуль-навигатор поднялся со своего места и, оглядев собравшихся, заговорил:

– Так, господа, начнем наш разговор. Сначала я должен представить вам нашего гостя, – Старик кивнул в сторону незнакомого навигатора-один, – Представитель контр-адмирала Эльсона командир фрегата «Нибелунг» навигатор-один Эрик Лантер. Он, кстати, расскажет и покажет нам, что узнали о планете четыре модуля эскадры. Но сначала мы послушаем командиров исследовательских пар и, если понадобится, остальных участников полетов. Поскольку у нас имеются достаточно полные записи всех полетов, я попрошу выступающих говорить покороче и особо останавливаться только на своих личных, субъективных, так сказать, впечатлениях…

Нуль-навигатор обвел взглядом притихший зал и закончил:

– Капитан Тауэрс, вы командовали первой парой, прошу вас…

Совсем недалеко от Вихрова поднялся со своего места капитан-десантник с подвязанной левой рукой. Чуть кашлянув, он заговорил хрипловатым басом:

– Моя пара имела задание провести обследование поверхности планеты между экватором и сороковой широтой. Облет в основном проходил на высоте десять-двенадцать тысяч километров. Обнаружено несколько объектов искусственного происхождения, представляющие из себя купол серебристо-белого цвета, имеющий четко выраженный темный центр и расходящиеся от центра к краю дугообразные линии, возможно, стыки элементов покрытия. Два таких объекта мы облетели на высоте четыре и две тысячи метров, объекты на наше присутствие никак не реагировали. Ни в одном из таких объектов не замечено наличие живых существ, из чего я делаю вывод, что они автоматические и автономные. Кроме того нами зафиксировано несколько мелких скоплений биологически активной массы. Эти скопления так же не реагировали на наше присутствие и… и не перемещались в то время, пока мы за ними наблюдали. Правда, рассмотреть, что это за… живность нам не удалось, сами видели, растительность планеты прячет все, что под ней ползает!..

Капитан обвел взглядом зал и немного неуверенно закончил:

– Весь полет продолжался девять часов пятьдесят семь минут, никаких происшествий во время полета не было…

Капитан чуть помолчал, потом пожал плечами, словно извиняясь за столь неинтересный рассказ, и сел на свое место.

– Эта пара действительно прошла свой маршрут без каких-либо приключений, – проговорил Старик, – Но на этой части планеты мы и не надеялись обнаружить, что-то необычное…

– Капитан, – неожиданно подал голос командир «Нибелунга», – А что у вас с рукой?..

Тауэрс бросил быстрый взгляд на свою забинтованную руку и, не вставая с места, чуть смущенно ответил:

– Мы уже практически закончили облет своей полосы, как совершенно неожиданно моя машина попала в турбулентный поток и ее завертело… Ну а я как раз в этот момент ослабил пристяжные ремни…

– Зачем? – немедленно спросил Лантер.

– У меня забарахлил пультовой переключатель биолокатора, а чтобы переключить дальность вручную, как вам конечно известно, надо дотянуться до заднего вспомогательного щитка…

– Ага… – кивнул Лантер и посмотрел на нуль-навигатора. Тот ответил внимательным, задумчивым взглядом, затем покачал головой и повернулся в сторону четверки Вихрова. Внимательно посмотрев на Игоря, он проговорил:

– Командир второй пары, третий ассистент… мой третий ассистент, старший лейтенант Вихров – Старик едва заметно улыбнулся, – Прошу вас…

Игорь встал. Он успел еще раз тщательно обдумать все обстоятельства полета и был готов к докладу. Поэтому его голос зазвучал ровно и уверенно:

– Нашей паре было поручено обследовать коридор между сороковой и шестидесятой широтами…

Вихров коротко и сухо рассказал перипетии полета, сам удивляясь тому, что смог убрать из своего рассказа все эмоциональные составляющие этих десяти часов. Только в самом конце он позволил себе некий намек на чувства. Повернувшись в сторону главного комендора, он проговорил:

– В заключение я хотел бы поблагодарить мичмана Верхоярцева за его весьма своевременную и энергичную помощь. Его гравитационный залп был удивительно точен, тем более что стрелял он, как я понимаю, с орбитальной гравипушки…

Игорь замолчал и посмотрел на Старика.

– Остальным членам группы нечего добавить, – спросил тот и, чуть подождав, неожиданно предложил, – А теперь мы посмотрим кое-какие фрагменты записи полета пары Вихрова.

Освещение в кают-компании уменьшилось и прямо в середине зала возникла объемная картинка. Ограниченная оранжевой каймой границы воспроизведения, перед собравшимися проплывала коричнево-красная поверхность планеты. В притихшем зале прозвучал голос Бабичева:

– Два-один, два-один, здесь два-два, имею сообщение!..

– Слушаю, – ответил голос Вихрова.

– Вижу странного вида… сооружение. Аналогов нет, предназначение неясно, прошу разрешения на снижение и тщательный осмотр!

– Нет! Не снижаться ни в коем случае! Иду к тебе, дальнейшие действия согласуем после моего прибытия!

Поверхность планеты резко накренилась, а затем и вовсе встала вертикально, демонстрируя лихой разворот «падающей звезды». Через секунду красновато-бурая равнина вернулась на место, а еще через пару минут на ее однообразной поверхности промелькнул серебристый блик. Скоро все находившиеся в кают-компании с интересом наблюдали за приближающимся серебристым куполом, расчерченным тонкими изогнутыми линиями, расходящимися от черного пятна, оседлавшего середину.

– Мы точно такие штуки видели, – негромко произнес капитан Тауэрс, но никто не обратил не его слова никакого внимания. В глубоком объеме изображения разворачивалась стремительная двухминутная феерия боя пары «падающих звезд» с автоматическим генератором гравитационного поля, закончившаяся ракетным залпом Вихрова. После того, как на месте гравигенератора вспух гигантский багровый гриб взрыва, картинка вдруг исчезла, и снова зазвучал голос нуль-навигатора:

– Вы видели, все произошло в точности так, как об этом рассказал Вихров. А теперь посмотрим, что записала аппаратура линкора по волновой связи… Правда, по невыясненным пока причинам, волновая связь постоянно прерывалась, но с модуля Вихрова мы все-таки смогли кое-что записать.

Старик кивнул главному связисту и тот, поколдовав над своим оборудованием, запустил новую запись практически с того же самого места.

– Два-один, два-один, здесь два-два, имею сообщение!..

Только что прозвучавший диалог пошел по второму кругу. Затем снова накренилась поверхность планеты, и снова выпрямилась и… И тут начались помехи! Сначала внутри объемного изображения пробежала какая-то туманная рябь, затем оно задергалось, словно невидимые лапы принялись трясти летящий модуль, затем картинка вообще пропала, а вместо тоненького комариного писка антиграва «падающей звезды» и переговоров пилотов по кают-компании раскатился некий странно упорядоченный шелест.

Неожиданно картинка снова вернулась, но была какой-то плоской и… черно-белой. Поверхность планеты потеряла свой тревожный коричневато-красный окрас и стала темно-серой, но это без всякого сомнения была та же самая поверхность планеты… вот только!..

– А где же этот странный гравигенератор?!

Вопрос, заданный самым нетерпеливым из присутствующих повис в воздухе, серебряной шляпки не было на приметной вогнутости поверхности планеты. Неожиданно, словно для того чтобы подтвердить, что запись не поддельная, картинка снова стала цветной и объемной, но лишь на пару секунд, а потом она снова исчезла, сменившись шелестом.

Изображение появлялось еще четыре раза не более чем на десяток секунд за раз, но этого было вполне достаточно, чтобы разглядеть с каким неистовством, с какой виртуозной точностью пилотируются обе «падающие звезды», сражающиеся с… отсутствующим противником!

Когда, наконец, запись выключили, в кают-компании повисло недоуменное молчание. Нарушил это молчание хрипловатый голос Сергея Бабичева:

– И что же следует из… этой записи?.. Мы что, расстреливали пустоту?.. А может быть мы вообще никуда не летали?!

– Нет, летали… – проговорил Старик негромко, но так, что его услышали все собравшиеся. – И некоторые из этого полета не вернулись…

Он помолчал и с какой-то горечью посмотрел на капитана.

– А через канал моего модуля запись шла? – не сдавался тот.

– Шла, – подтвердил нуль-навигатор, – И ее качество еще хуже – там все исчезает еще до вашей реплики насчет «неведомого сооружения».

– Так, – зло и разочаровано протянул Сергей, – А все остальное?..

– А все остальное на месте, – пожал плечами командир линкора, – Вплоть до взрыва атаковавшего вас челнока, вашего падения и… приземления в джунглях… надо сказать, что вы очень вовремя очнулись и очень быстро оценили обстановку…

Судя по вдруг ставшей задумчивой физиономии Бабичева, ему в голову пришла какая-то новая мысль. И он тут же эту мысль озвучил:

– Так значит вы тоже видели, как эти… зверюги пытались до нас добраться?!

– Да, видели, и обязательно покажем всем остальным. Особенно тех, которые атаковали вас при подъеме в модуль Вихрова. Но сейчас мне хотелось бы вернуться к событиям у этого вот… гравигенератора. Вам ничего не показалось странным… необычным?

Вопрос для Игоря был несколько неожиданным, для него странным и необычным было то, что волновая запись не показывала наличия агрессивного объекта, в который лично он, Игорь Вихров, всадил четыре ракеты! А во время этого боя ему, честно говоря, было не до анализа «странностей»… Но тут его вдруг словно что-то толкнуло изнутри! Это была не догадка, не озарение, а, скорее, некое смутное сомнение, и все-таки он решил это сомнение высказать:

– Командир… – неуверенно заговорил он, – Странностью можно назвать то, что перед самым началом атаки гравигенератора, я вдруг понял что это за… «сооружение». На записи видно, что я приказал Бабичеву уходить вверх на ионной тяге, а вот почему я это сделал, мне сейчас сложно объяснить… Ведь этот генератор не похож ни на что, я, во всяком случае, никогда такой конструкции не видел!..

– А я скажу, что ты отдал свой приказ очень вовремя… – буркнул капитан, явно недовольный происходящим разбором.

Нуль-навигатор проигнорировал реплику Бабичева и ответил Вихрову:

– Значит вы считаете, что это не простое… озарение?

Игорь пожал плечами и смущенно улыбнулся:

– Вообще-то я озарениями не… страдаю… Во всяком случае такое со мной было в первый раз.

– На мой взгляд, – неожиданно вмешался в разговор командир первой пары, – Странно то, что мы тоже видели похожие объекты и даже облетали их довольно низко, однако нашу пару никто не атаковал!..

– Вот и получается, что атака пары Вихрова была нужна тем кто… внизу, а вы, по всей видимости, их не интересовали… или не представляли для них угрозы, – быстро ответил нуль-навигатор.

– Но ведь тем, которые внизу, использовал Вихров термин командира, – Не удалось нас остановить… Мы же прорвались.

Старик покачал головой:

– Если принять, что волновую связь с «Одиссеем» специально глушили, а так оно, видимо, и есть, то вы совсем не прорвались. Вас просто заставили сбросить ваше самое разрушительное оружие… чтобы вы не могли его использовать в другом месте. Они почему-то боялись ваших ракет, Вихров!

В зале после этих слов командира линкора повисло напряженное молчание, все обдумывали высказанное Стариком предположение. Но нуль-навигатор не дал своим подчиненным времени на долгие раздумья:

– Теперь мы посмотрим запись с модуля Бабичева в момент его приземления и модуля Вихрова в тот момент, когда он подбирал пилотов разбившейся «падающей звезды».

Командир снова кивнул связисту, и посреди салона снова появилась картинка, окантованная тонкой оранжевой чертой. На картинке от края и до края простиралась всем уже хорошо знакомая равнина цвета запекшейся крови, и в полнейшей тишине эта равнина стремительно приближалась, вырастала, ее чуть размытые детали становились четче, крупнее. Казалось, еще мгновение и эта бугристая, чуть шевелящаяся поверхность выпрыгнет за оранжевую черточку и разольется по всему пространству кают-компании, затопит его. Но в последний момент вдруг обиженно пискнул включенный сразу на полную мощность антиграв и тут же умолк, нос «падающей звезды» видимо резко задрался вверх, потому что панорама багровеющей равнины дернулась вниз, едва не пропав под нижним краем картинки. Но не пропала! Вместо этого сплошной древесный покров неожиданно разделился на отдельные, хотя и сильно перепутанные кроны, ветви, даже листья, и принялся хлестать по краям изображения, словно надеясь разметать ограничивающие его оранжевые линии и все-таки прорваться внутрь кают-компании.

Впрочем, эта яростная, беззвучная, неживая атака странного вида растительности быстро прекратилась. Картинка застыла, стала похожа на какое-то сюрреалистическое полотно далекого прошлого, и по притихшей кают-компании прокатилось угрюмое «Приехали…» капитана Бабичева.

Все присутствующие посмотрели в сторону капитана, и тот глухо крякнул. Но в этот момент по кают-компании прокатился голос Вихрова, наполненный скрытой тревогой:

– Два-два, два-два, вызывает два-один… Не вижу тебя! Где ты находишься? Доложи, где ты находишься!

Раздался сухой щелчок включаемой связи, а затем голос Бабичева сухо доложил:

– Я на Гвендлане… Нас взрывной волной бросило вниз, да с перегрузкой в двенадцать g… Когда очнулся, до поверхности оставалось не больше двадцати метров, антигравы вышли из строя, а ионные на такой высоте запускать побоялся, так что шмякнулись мы в… короче сели. И сами уже не взлетим… Приборы не работают, оружие разбито, только биолокатор действует и показывает, что… торопятся к нам… какие-то…

Еще более встревоженный голос Вихрова перебил доклад капитана:

– Маяк включить сможешь?!

– Попробую… – пробурчал Бабичев, и через секунду с ясно слышимым облегчением воскликнул Игорь:

– Вижу тебя! Буду над тобой минуты через три-четыре, приготовьтесь покинуть машину!

«Странно, – подумал в этот момент Вихров, – Когда смотришь и слушаешь во второй раз все то, что уже произошло, восприятие совершенно другое! Будто бы и не с тобой это происходило!»

Между тем, разговор между машинами закончился, и Бабичев, включив внутреннюю связь, окликнул второго пилота:

– Майк, ты как там?! Кости целы?!

– Кости целы, а вот приборы наши почитай все накрылись… – глуховато отозвался второй пилот, – И что самое главное, вооружение…

– А что ты хочешь при таком пилотировании!..

В голосе Бабичева прозвучала тяжелая усмешка.

– Да нормальное пилотирование… учитывая, что пилоты неизвестно сколько в отключке были… Вот только вооружение…

– Да, пришли бы мы в себя на минуту пораньше, можно было бы ионные включить, а так!..

Ни Сергей, ни Майк не хотели, видимо, разговаривать о том, что видели на мониторах единственного уцелевшего прибора – локатора биомассы. А он ясно показывал, что к неподвижному и беспомощному модулю буквально со всех сторон довольно быстро кто-то приближается. Поскольку собственной фауны на Гвендлане не было, это могли быть только те самые, пресловутые «мутанты», которые объявили войну Земле.

Прозрачный колпак модуля давал возможность практически кругового обзора, только хвост машины с короткими задними плоскостями несколько закрывал вид сзади. Хотя, пока что рассматривать было нечего – впереди, перед самым носом модуля и сбоку, по обрез крыльев выстроились нечастые ровненькие столбики красновато бурых гладких стволов, раскрывавших на высоте примерно двух метров плоские широкие кроны. Сзади тянулась полоса голой перепаханной почвы, тоже красноватого оттенка, но гораздо темнее растительности. Модуль лежал на брюхе, чуть задрав нос, потому что даже если бы у него были шасси при посадке на такой лес они вряд ли были бы применимы.

Прошло не более минуты, и среди стволов появились какие-то стремительные, странно размытые тени. Двигались они осторожно, резкими, дерганными движениями и не напрямую к модулю, а замысловатыми зигзагами, словно шли по запаху или на ощупь.

– Вот и наши гости, – раздался напряженный голос Майка.

Бабичев ничего не ответил, и говорить действительно было нечего!

Прямо перед колпаком неожиданно выросла жуткая полутораметровая фигура. Человека она напоминала только тем, что в верхней ее части имелся небольшой нарост, похожий на косматую голову. Ее широкое, бочкообразное тело, сплошь покрытое коротким жестким волосом быстро и уверенно передвигалось на трех ногах, сгибавшихся в четырех суставах в любую сторону. При этом, существо не поворачивалось в ту сторону, куда двигалось, казалось что для него нет понятий «перед», «зад», «бок», оно просто меняло направление движения, как меняют его земные членистоногие. Были у этого существа и руки, только не все, смотревшие запись, сразу поняли, что это именно руки. Большинству сначала показалось, что верхняя часть туловища, прямо под холмиком головы обмотана чем-то, отдаленно напоминающим толстые веревки, свитые из не пряденной шерсти. Только когда существо приблизилось к модулю и неожиданно развернуло эти «веревки», оказалось, что оно обладает тремя руками длиной чуть ли не в две длины туловища. Оканчивались эти руки ладонями, удивительно похожими на человеческие.

В следующее мгновение эти ладони легли на колпак модуля, и существо приникло к прозрачному пластику, словно рассматривая внутренность машины.

Все, находившиеся в кают-компании, прекрасно знали, что поляризованный пластик колпака непрозрачен для внешнего наблюдателя, и, тем не менее, многие отшатнулись, настолько явственно чувствовался этот взгляд. Только через мгновение все осознали, что никакого взгляда просто не могло быть – у существа не было лица, не было глаз!

Впрочем, это разглядывание длилось недолго, неуловимым движением существо отодвинулось назад и чуть в сторону, а в следующее мгновение на колпак обрушился удар кулака.

Эта неожиданная и яростная агрессия вызвала у людей, смотревших запись странное облегчение.

– Бей сильнее, троерук!.. – раздался негромкий насмешливый голос и по залу прокатился нервный смешок. Но смех практически сразу стих. В поле зрения людей возникли новые монстры!

Слева и справа от машины из-за стволов вынырнули два черных продолговатых тела, быстро перемещающихся на трех парах конечностей. Они весьма напоминали… тараканов, только вместо знаменитых усов их черные, покрытые блестящей кожей головы имели короткие толстые рога. Подбежав с двух сторон к модулю, эти «тараканы» неожиданно поднялись на задние конечности, и оказалось, что ростом они в два-три раза превосходят человека. Средние пары конечностей «тараканов» свободно обвисли, а вот их «руки», имевшие непонятные утолщения, тянущиеся от запястий до локтя и от локтя до плеч, поднялись вверх, словно монстры решили помолиться или призывать в свидетеля небо. На несколько секунд они застыли в этой своеобразной позе, а потом вдруг, замеченные наблюдателями, утолщения на их «руках» мгновенно развернулись, превратившись в полуметровые, чуть изогнутые шипы. Это было страшно!

Кто-то в зале приглушенно охнул, кто-то в полголоса выругался.

«Да ведь это те самые… прыгуны, которые напали на Бабичева в воздухе!..» – мгновенно узнал Игорь.

А два черных гиганта, нависших над колпаком модуля начали вдруг раскачиваться из стороны в сторону в некоем странном, монотонном танце. При этом «троерук» молотил тремя своими кулаками по пластику колпака, как будто отбивал такт этого танца.

Зрелище было настолько впечатляющим, завораживающим, что люди не сразу заметили появления новых представителей животного мира Гвендланы. Правда, эти существа не подходили близко к модулю, но их было видно, хотя и не настолько хорошо, чтобы рассмотреть в деталях. Только трое из них, напоминавшие полуметровых ежей без колючек быстро подкатились под бока модуля, и через мгновение машина начала сначала слабо, а потом со все большей амплитудой раскачиваться из стороны в сторону.

Темп танца постепенно убыстрялся, и по движениям передних, вооруженных конечностей двух черных великанов уже можно было догадаться, чем этот танец кончится, но в этот момент по кают-компании звонко раскатился голос Бабичева:

<< 1 2 3 4 5 6 7 >>