Спокойной ночи, алкаши! ЗЕВСограммы
Евгений Викторович Запяткин

1 2 3 4 5 ... 13 >>
Спокойной ночи, алкаши! ЗЕВСограммы
Евгений Викторович Запяткин

38-я книга Евгения Запяткина (литературный псевдоним ЗЕВС – Запяткин Евгений Викторович Саратовский) включает в себя более тысячи поэтических миниатюр.

Автор книги не берётся выяснять, почему алкоголизм и пьянство в России приобрели характер национального бедствия и выросли до масштаба гуманитарной катастрофы. Это хлеб аналитиков-социологов – пусть они им и закусывают.

Россия спивается на протяжении тысячелетия, кажется, ещё одно тысячелетие – и сопьётся окончательно. Однако умеренное пьянство не мешало русским правителям поднимать Россию с колен и вытаскивать народ из вековой грязи. Пётр Великий, сам большой любитель вина (есть свидетельства, что он мог выпить за день около сорока стаканов), поощрял весёлые пиры, но всегда умел остановиться и остановить других.

Евгений Запяткин пытается показать современную Россию, где поддерживаются питейные традиции, но склоняется к умеренности и аккуратности, культуре потребления алкогольных напитков – с весельем и бодростью, а не с треском в голове и свинством от перепитого. Сделать это помогает искромётный авторский юмор.

На сайтах интернета размещено более 36 тысяч ЗЕВСограмм Евгения Запяткина. На его страницах на сайте www.stihi.ru свыше 210 тысяч читателей, на www.hohmodrom.ru – более двух миллионов семисот тысяч читателей.

Евгений Викторович Запяткин

Спокойной ночи, алкаши!

Посвящается трезвой половине человечества

У нас стеснения ни грамма –

Мы все наружно хороши,

Нам ближе всех телепрограмма

«Спокойной ночи, алкаши!»

Для детей после 16 лет

© Запяткин Е.В., 2017

© Оформление. ИПО «У Никитских ворот», 2017

* * *

«В паспорте моём есть слово “Гений”»

Книжный ряд / Библиосфера /

Галкина Валерия

В названиях последних книг Евгения Запяткина, известного в интернете под псевдонимом ЗЕВС, читатель сразу заприметит что-то северянинское. Однако если в его текстах и есть северянинские мотивы, то они ни в коем случае не затмевают самобытность автора. Запяткин – мастер короткой формы. Его четверостишия (или ЗЕВСограммы, как он их сам называет) давно уже «ушли в народ», часто встречаются на форумах и сайтах без указания авторства. И что это, если не признание? Автор, впрочем, относится к своей популярности с определённой долей иронии:

У меня с бессмертием нет трений,
Я за славой бегаю, как лев:
В паспорте моём есть слово «гений»!
Только портят всё две буквы «Ев».

Известно, что эра интернета пробудила к жизни, казалось бы, умирающие стихотворные жанры – пародию, эпиграмму, стихотворный шарж. Читать короткие тексты в Сети, используя ноутбук или смартфон, довольно комфортно. Чего не скажешь о чтении длинных и сложных текстов. А тут ещё подготовил почву Игорь Губерман, «гарики» которого были популярны ещё до повального увлечения сетевой литературой. Как тут не развернуться талантливому и острому на язык автору? Обаятельный лирический герой ЗЕВСа и о виртуальной жизни высказывается довольно ёмко:

Когда в зажим возьмут планету
Фейсбуки, твиттеры, ютубы,
Мы будем все по интернету
И водку пить, и чистить зубы.

Остроумные, озорные (подчас на грани фола), философские, а порой и грустные ЗЕВСограммы искренне полюбились читателю. И самое главное – написаны они в оригинальной манере, которую не спутаешь ни с чьей другой. Хотя, казалось бы, очень трудно выделиться, сочиняя четверостишия, но Евгению Запяткину это удаётся.

Немалую роль в продвижении текстов играет и их злободневность. Но иронизировать просто так, ради развлечения – легко и просто. А вот вложить в четыре строки то, на что порой не хватает и книги, – архи-сложная задача. При этом, касаясь щепетильных тем, очень важно не скатиться в кликушество, а смотреть на жизнь «сквозь видный миру смех и незримые, неведомые ему слёзы». К чести Запяткина, он следует гоголевским словам и не строит из себя грозного судью, не бросается обличительными лозунгами, не жаждет оваций возбуждённой толпы, но лишь грустно и мудро констатирует очевидное:

Судьба зовёт на дружные пиры,
А дружба – наш охранник и мессия:
Мы все хотим дожить до той поры,
Чтоб в Киеве пойти в кафе «Россия».

Не стоит скрупулёзно искать истоки творчества Запяткина, гадать, кто из предшественников или современников повлиял на него больше, а кто меньше. Он появился потому, что не мог не появиться в наше время. Как известно, гений приходит вовремя. Не берёмся утверждать, что Запяткин гений, но напоминаем, что об этом, по крайней мере, написано в его паспорте. И, наверное, если бы этого мастера четверостиший не было, наша словесность выглядела бы бледнее и скучнее, а с ним – мудрее и веселее.

Международное издание

«Литературная газета»,

5 октября 2016 года,

№ 39, стр. 12.

http://lgz.ru/last_pub/

Перед первой рюмкой

Таких, как мы, не сыщешь в целом мире:
В труде – задор, в привычках – постоянство.
Не две беды в России, а четыре:
Дороги, дураки, зима и пьянство.

Ориентир для алкаша

Когда твоя горит душа,
Она всего лишь хочет пира,
А жажда пить у алкаша
Сильней трагедии Шекспира.

С похмелья лучше сдохнуть —
Горит, как дом, душа.
«Не дай себе просохнуть!» —
Вот лозунг алкаша.

Как воды, схлынули века,
Оставив в головах опилки.
«Ни грамма больше, ни глотка!» —
Сказал алкаш пустой бутылке.

1 2 3 4 5 ... 13 >>