Кристина Орбакайте. Триумф и драма
Федор Ибатович Раззаков

<< 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 >>
На следующее утро у Никиты из-за моего клубничного молока выскочил однодневный диатез – тут мы с мамой по неопытности и забывчивости «прокололись». В это же утро мы выходили из роддома и нас снимала передача «50х50», которая тогда в Лондоне была. Так Никитку рябым и засняли…»

Стоит отметить, что новорожденного забирали из роддома его отец – Пресняков-младший – и бабушка – Алла Пугачева. При этом отец приехал к месту события на новеньком классном мотоцикле зеленого цвета, усадил на заднее сиденье жену с двухдневным ребенком и покатил по улицам английской столицы. А следом на машине ехала Пугачева.

И вновь послушаем рассказ К. Орбакайте: «Через четыре дня после родов я отпросилась у мамы на два часа, и мы с Володей поехали в китайский ресторанчик – отметить рождение Никиты и мой день рождения. Как выяснилось после, все это время мама бегала вокруг Никиты с камерой и снимала. Когда он проголодался и стал требовать меня, мама сделала ему водичку и, пока он пил, рассказывала, какие классные ему купили ползунки и рубашечки. Еще она обещала Никите, что, когда он вырастет, она купит ему красивый костюм. И, между прочим, говорила: «Никита, когда ты станешь бизнесменом, надеюсь, ты и меня не забудешь, купишь мне чего-нибудь».

Спустя несколько дней Пугачевой и Преснякову нужно было срочно выезжать на гастроли, а Кристине предстояло остаться в Лондоне. Чтобы помочь ей, туда была вызвана свекровь – Елена Преснякова. Она вспоминает:

«Алла меня встретила словами: «Вот и вторая бабушка приехала. Значит, так: покупать будешь это и это, другое не бери, там только упаковки красивые, мы уже все перепробовали – это лучшее. И в магазин за углом не ходи, в нем все в три раза дороже». Словом, проинструктировала. Мне показалось, Алла в той обстановке чувствовала себя прекрасно. Она мне призналась: «Господи, я же здесь отдыхаю. По улицам можно ходить ненакрашенной, одетой, как нравится. Никто тебя не узнает, за полу не дергает». Правда, стоило Алле сказать это, как ее тут же окликнули какие-то туристы. Вы бы видели, как у Аллы лицо изменилось. Темные очки надела и – вперед.

Она в Лондоне сама готовила, на кухню нас не пускала, только подгоняла: «Быстрее накрывайте на стол». Она и Володиных друзей-англичан кормила. Те удивлялись: как ни придут в гости, у нас всегда застолье. У них ведь едят за столом, а у нас – живут. Кстати, в Лондоне Алла меня научила нескольким своим фирменным блюдам. Я, например, не знала, что в котлеты можно класть тертые яблоки. Это так вкусно! Алла показала, как свежие огурцы жарить. Пальчики оближешь!

И, конечно, рисунки. Я была поражена, даже не подозревала, что Алла так прекрасно рисует. Когда мы с Кристиной стали собираться в обратный путь, то стали снимать картины, развешанные по стенам. Я решила, что это ребята купили, когда квартиру обустраивали, и предложила Кристине забрать их с собой – жалко красоту бросать. А Кристина и говорит: «Мама в Москве еще нарисует». Я изумилась: как, мама? Была уверена, что это работы профессионального художника…»

Родив ребенка, Кристина на какое-то время целиком оставила творчество и переключилась на выполнение материнских обязанностей. И нельзя сказать, что эта деятельность не доставляла ей удовольствие: она с радостью ухаживала за новорожденным, кормила его, гуляла, укладывала спать и т. д. Хотя настоящей матерью ее по большому счету назвать было трудно – она сама во многом была еще ребенком (ей было всего 20 лет). Однако на фоне своего 23-летнего супруга Кристина все-таки выглядела более выигрышно: тот вообще на звание отца не тянул и при любой возможности старался от своих обязанностей отлынивать. И сделать это было нетрудно, учитывая его тогдашнюю постоянную занятость – то концерты, то гастроли (звезда как-никак!). Короче, в их семье обязанности были распределены привычным, классическим образом: Кристина выступала как хранительница домашнего очага, Пресняков – как добытчик.

В те годы он по-прежнему продолжал входить в десятку самых востребованных российских исполнителей (выступая в самом крупном ночном клубе Москвы «Арлекино», Пресняков за 20 минут получал гонорар около 3 тысяч долларов). Особенно большой успех выпал на его долю именно в 1991—1992 годах, когда в его репертуаре доминировали песни самых разных направлений: и легкая танцулька «Стюардесса по имени Жанна», и лирический «Странник». Причем последняя песня пользовалась у слушателей меньшим успехом, чем первая. Сам Пресняков по этому поводу заметил: «Меня эта ситуация очень волнует. Конечно, такая популярность «Стюардессы» на фоне других моих песен огорчительна. Но я знал, на что иду. Когда писал «Жанну», я баловался, а баловство любят во всем мире. В этом секрет успеха этой песни. Тут ничего не поделаешь, надо смириться…»

Случился тогда и неприятный эпизод, когда в самом начале 90-х Пресняков-младший угодил в психушку. Видимо, молодая психика не выдержала тех треволнений – рождение сына и огромная слава, которые на нее тогда обрушились. Рассказывает В. Пресняков-старший:

«О Володе болтают, что якобы он дурачок, чуть ли не сумасшедший, поэтому, мол, и ни одного училища закончить не смог. Но о таких вещах нелепо и смешно говорить всерьез. Что же мне теперь, кричать: мой сын хороший, умный? Это был бы полный идиотизм. Да, действительно, Володя проходил обследование в 15-й психиатрической больнице, у него нашли какие-то особенности, ну и что? Я даже точный диагноз не знаю. Для меня и для всех, кто мало-мальски знает Вову, совершенно очевидно, что он абсолютно нормальный человек… Ну, может быть, есть в сыне легкая дуринка, не приносящая никому вреда. Все, больше ничего. Что за дуринка? Вова уходит в себя. Он настолько погружается в собственный внутренний мир, что перестает обращать внимание на окружающее. Володя и не пытается отрицать, что он другой, непохожий на других. Но это ведь еще не повод говорить о его ненормальности? Таких людей издревле называют блаженными. Их всегда любили и любят сейчас…»

Глава четвертая

От кормящей матери – к поющей

В роли кормящей матери Орбакайте пребывала недолго – от силы один год. В 1992 году она возвращается к активному творчеству, причем совмещает сразу три ипостаси: танцовщицы (в эстрадном балете «Тодес»), драматической актрисы и певицы. Начнем с первого.

Как мы помним, Орбакайте в свое время училась в балетной школе и с 1984 года танцевала в ансамбле «Рецитал», который являлся аккомпанирующим коллективом ее матери. Так что в «Тодес» Кристина пришла уже вполне сформировавшейся танцовщицей, имея за плечами несколько лет весьма активной и плодотворной деятельности.

Чуть раньше танцевальной карьеры началась карьера Орбакайте как драматической актрисы – с фильма «Чучело». Затем последовал восьмилетний перерыв, пока в самом начале 90-х она не вернулась в большое кино – снялась во второй части фильма про гардемаринов под названием «Виват, гардемарины!». В 1992 году последовало новое приглашение в этот же проект – в «Гардемарины-3» (все та же роль второго плана – принцесса Фике). А год спустя Орбакайте вернулась к главным ролям в кино – приняла предложение Эфраима Севелы сыграть главную героиню в картине «Благотворительный бал» (ее партнером там был Леонид Филатов).

Что касается певческой карьеры Орбакайте, то там пауза тоже длилась продолжительное время – девять лет. Пока в середине 92-го она не стала участвовать в разного рода сборных концертах вместе со своим мужем Пресняковым. Тогдашнее желание Орбакайте вернуться к певческой карьере можно объяснить разными причинами: и некоторой усталостью от «домохозяйской» жизни (не забудем, что девушке шел всего-то 21-й год), и желанием наравне с мужем участвовать в пополнении семейного бюджета. В те годы российская эстрада представляла собой нелепое зрелище, не требующее от исполнителей большого профессионализма – разного рода безголосые, но смазливые мальчики и девочки имитировали пение под «фанеру», зарабатывая на этом неплохие деньги. Откуда последние взялись? Страну нещадно грабили как уголовные бандиты, так и новые «хозяева жизни» – нувориши. Всем им нужно было развлекаться, вот они и создавали себе обслугу – артистов-«фанерщиков», которые должны были по первому же их зову прыгать и плясать за «бабло» на их вечеринках. Видимо, глядя на то, как менее талантливые люди вовсю «куют бабло», Орбакайте и решила не остаться в стороне от этого процесса. Осуждать ее не стоит – хоть вокальные данные у нее были слабенькие (в тогдашнем КВН была даже шутка про ее «шепот» на эстраде), но за ее плечами все-таки был хоть какой-то опыт сценической деятельности: как-никак она окончила музыкальную и балетную школы и всю жизнь вращалась в эстрадной среде.

Между тем, едва Орбакайте вернулась на большую эстраду, как там вновь стали распространяться слухи о том, что в молодой семье не все ладится и дело пахнет разводом. Отметим, что семейная жизнь Орбакайте и Преснякова и в самом деле складывалась неровно, как и подобает браку, заключенному в юном возрасте. Однако от распада его какое-то время сохраняло то, что молодые не жили подолгу вместе – Пресняков постоянно пропадал на гастролях, Кристина ждала его дома. Когда он возвращался, она всегда встречала его пирогами, сытными обедами. Преснякову, впрочем как и любому мужчине, это нравилось. Он, еще будучи неженатым, высказал своей матери мнение о том, какой он представляет свою будущую жену. Они как-то сидели на кухне, и Пресняков сказал: «Мам, я на такой же, как ты, женюсь». На ее вопрос: «Почему?» – он ответил: «Вот вы с отцом приехали с гастролей, он как лег на диван, так и лежит. А ты в магазин сходила, обед приготовила, меня накормила, сейчас вон посуду моешь». Судя по всему, Кристина первые несколько лет вполне соответствовала этому представлению своего мужа. Однако избежать серьезных ссор им и тогда не удавалось. Порой после них Пресняков хлопал дверью и на несколько дней пропадал из дома – жил в гостиницах. Вспоминает Е. Преснякова:

«У них случались иногда мелкие ссоры. Еще когда мы жили вместе, я, бывало, сижу на кухне и вдруг слышу – разговор в их комнате ведется на повышенных тонах. Смотрю, Петрович (муж. – Ф.Р.) оттуда бежит, садится рядом со мной. Вдруг – хлоп, входная дверь хлопнула. На часах – полвторого ночи. Я захожу к Кристине, а она: «Да ничего страшного, прогуляется и вернется».

До Кристины периодически долетали слухи о супружеской неверности мужа, но она не придавала этому большого значения. То ли не верила, то ли вполне смирилась с тем, что в эстрадной тусовке без этого нельзя. Хотя сама Кристина всегда была верной женой, являя тем самым диаметрально противоположный пример своей матери, которая меняла мужчин достаточно часто и не особенно заботилась о таком понятии, как супружеская верность. Здесь, видимо, в какой-то мере сказывались прибалтийские корни Кристины.

Первый громкий скандал, связанный с супружеской неверностью Преснякова, в эстрадной тусовке разразился именно во второй половине 92-го. Раструбила же о нем газета «Московский комсомолец» (номер от 30 октября 1992 года). Ее автор – Виктория Сарыкина – сообщала следующее:

«Романтическо-идиллический образ ангельского союза Кристины Орбакайте и Владимира Преснякова-мл., над которым так долго умилялась вся страна, похоже, с треском рухнул в конце прошлой недели.

Тусовка столичных поп-монстров выехала на берега Невы под эгидой фирмы «Jeff Records» и главы ее московского бюро Андрея Черкасова с тем, чтобы отпраздновать свеженький сборник-CD с их участием и отснять по случаю телевизионную программу «Парад парадов». Название как компакта, так и программы абсолютно соответствовало содержанию. В списках значились Дмитрий Маликов, Инна Маликова, Анжелика Варум, Алена Апина, Сергей Челобанов, «А-Студио», Сергей Минаев, а также Кристина с Володей.

Но так получилось, что чуть ли не главной темой двух дней минувшего уик-энда в Петербурге стал более чем очевидный для посторонних глаз разлад в недрах знаменитой семейной пары. Супруги жили в разных апартаментах, всячески избегали общения друг с другом. Их окружение прилагало максимум усилий к тому, чтобы исключить даже случайные столкновения «нос к носу» не только во время концертов, но вообще где бы то ни было в пределах города. Таким образом, ходившие уже некоторое время по Москве слухи подтвердились. Некоторые разговорчивые «доброжелатели» из «звездной свиты» не преминули попользоваться случаем и напряженно трудились в кулуарах, нашептывая развесившей уши «общественности» ужасные истории о неких «диких скандалах» и «страшенных драках», которыми якобы сопровождался наиболее горячий этап семейного кризиса. К чести самих Кристины и Володи надо заметить, что в Питере они хранили холодное и корректное молчание и не выступали ни с какими официальными заявлениями о своих взаимоотношениях. Каждый вел свою самостоятельную жизнь. Реакция окружающих была в основном сочувственной: охали, ахали и тяжело вздыхали. Увы, похоже, одной возвышенной легендой в нашей жизни стало меньше.

Абсолютно достоверной информации о причинах разлада получить не удалось. Судачили всякое. Говорят, сам Пресняков сильно изменился в последнее время, завел новых друзей… Периодически всплывало имя некоей Людмилы, которую, впрочем, никто так и не увидел. Правда, все хотели. Сам Володя днями просиживал в номере, появляясь лишь на концертах и изредка на публике…»

Как ни надеялись «доброжелатели», но долгожданного развода между Орбакайте и Пресняковым тогда так и не последовало. И два месяца спустя они «засветились» на новом представлении. Про них вспомнила Алла Пугачева и включила обоих в свои «Рождественские встречи-92». Причем эти «Встречи» вполне могли и не состояться, поскольку за три месяца до них – ранней осенью 1992 года Пугачева едва не умерла после неудачной пластической операции, сделанной ей в Швейцарии. Легла же она под нож не случайно, а под воздействием большой любви к очередному юному отроку – на этот раз к певцу Сергею Челобанову. К счастью, российским врачам удалось спасти певицу, и в декабре она и «замутила» свои «Рождественские встречи», собрав туда чуть ли не всю свою тусовку, включая дочь, зятя, своего нынешнего бойфренда, а также предыдущего – Владимира Кузьмина (он специально прилетел для этого случая из Америки, где делал тогда карьеру).

Орбакайте спела на тех «Встречах» песню своего неизменного автора Игоря Николаева «Поговорим». Причем песню эту композитор писал для Пугачевой, но той она не приглянулась. Но выбрасывать ее в корзину она не стала, предложив спеть… своей дочери. И буквально за пять дней до «Встреч» песня была записана в студии. Однако несмотря на то что она вполне укладывалась в понятие шлягерной, большого впечатления на широкую публику не произвела. Поэтому возвращение Орбакайте на большую эстраду фактически осталось незамеченным. Что вполне закономерно, учитывая, что тогда все внимание публики было приковано к «обновленной» Пугачевой (после «пластики» она заметно помолодела), а также к Володе Преснякову, который по-прежнему удивлял своих поклонников новыми шлягерами, вроде «Стюардессы по имени Жанна», которая занимала лидирующее положение во многих хит-парадах. Не случайно в итоговом хит-параде за минувший год, опубликованном в «Московском комсомольце» 16 января 1993 года, Пресняков среди певцов занимал 1-е место (набрал 17,3 % голосов). Среди певиц пальму первенства вот уже третий год подряд удерживала Ирина Аллегрова (21,9 % голосов), а Алла Пугачева довольствовалась 2-м местом (20,9 %).

Кстати, на тех же «Встречах» Пресняков познакомился с молодой певицей Ликой Стар, которой чуть позже припишут роман с ним. Отметим, что пригласила Лику туда сама Пугачева, а в итоге получилось, что она пригрела на груди змею, соблазнившую ее зятя. Начинающая певица в ее студии станет записывать свой первый альбом «Падший ангел», в котором будет принимать участие и Пресняков. Название альбома оказалось пророческим: отношения между молодыми людьми быстро переросли в служебный роман. Как гласит легенда, кто-то доложил Пугачевой об этом, и она в ярости ворвалась в студию звукозаписи, где в этот момент находились Пресняков и Лика. То, что предстало перед взором тещи, привело ее в неописуемый гнев. В итоге работу над альбомом молодой певице пришлось завершать в другой студии. Что касается Преснякова, то его брак от этого не пострадал. Пугачева, будучи мудрой женщиной, простила зятю его увлечение, понимая, что в противном случае больше всего пострадает ее дочь – она окажется брошенкой с маленьким сыном на руках.

Те ссоры, которые возникали у молодых, во многом были вызваны разными причинами. В том числе и теми изменениями, которые произошли с Орбакайте. Сама она в одном из интервью заявила следующее:

«Я изменилась. И произошло это именно после родов. Наверное, у каждой женщины после рождения ребенка самооценка меняется, крепнет свое «я»: ты совершила Поступок, ты имеешь право на свое мнение, на свои мысли. Раньше я больше слушала всех, мне было интересно, но с возрастом стала и свои взгляды высказывать, спорить. Вова был в небольшом шоке, что происходит в жизни – яйца курицу начали учить, он не узнавал меня и не мог общаться. Был период непонятный в наших отношениях. Но он прошел, Вова привык, теперь мы на равных. Нередко я его в чем-то убеждаю, он признает, что я права…»

Еще одна причина возникающего напряжения в молодой семье – отсутствие собственного жилья и жизнь с родителями. Несмотря на хорошие отношения с последними, все-таки молодым хотелось жить отдельно. Поэтому весь 1993 год они посвятили зарабатыванию денег на собственное жилье. Кристина и Владимир вместе гастролировали, а также хватались за любую халтуру, которая могла бы пополнить их семейный бюджет. 8 апреля 1993 года на первой странице газеты «Джокер» (№ 45) была помещена большая фотография Орбакайте со следующей подписью:

«Кристина Орбакайте – певица, немного танцовщица, любящая дочь и мать.

В последнее время у нее появилась возможность оставлять с родственниками своего любимого Никитку и вновь заниматься любимым делом – петь для тех, кто хочет слышать ее пение.

И, может быть, пока есть сложности с репертуаром, но про постановку эстрадных номеров этого уже не скажешь. На эстраде все ярче разгорается новая звезда».

От себя заметим: не только на эстраде. Во второй половине 93-го Орбакайте также снялась в фильме Дениса Евстигнеева «Лимита», сыграв в нем главную женскую роль – Катю (съемки проходили по ночам – с десяти вечера до шести утра, пока сын Орбакайте сладко спал в своей кроватке. Зато она, что называется, глаз не смыкала).

25 ноября в еженедельнике «Собеседник» появилось интервью с Орбакайте, где она рассказала интервьюеру (Анне Будагян) следующее:

«Вопрос: Для многих ты являешься идеалом женственности. Что тебе помогает держаться в форме?

Ответ: Только саморегуляция. Когда сижу, например, дома и готовлю еду, то за день один-два килограмма набираю. Но, честно говоря, мне сейчас уже не до женственности. Мне даже говорят, что я стала похожа на мальчика. Я завидую женщинам, которые могут себе позволить долго сидеть в ванной, делать маски, маникюр, педикюр… А мне, когда за 20 минут надо собраться, даже маски приходится делать все сразу.

Вопрос: Ты занимаешься домашним хозяйством?

Ответ: Пока я сидела с Никиткой, примерно до двух лет, то занималась, а сейчас уже не хватает на это времени.

Вопрос: А кто занимается сыном сейчас?

Ответ: Все понемножку – семья-то большая. Я стараюсь брать его с собой в гости. У него есть уже друзья: Галя, например, – дочка Юдашкина.

Вопрос: Вы будете отдавать его в садик?

Ответ: Обязательно. Пусть привыкает к коллективу!

Вопрос: Чем ты сейчас занимаешься?

Ответ: Сейчас я пытаюсь совместить все: и петь, и танцевать, снимаюсь в фильме Дениса Евстигнеева «VIP, или Очень важная персона» (в прокате фильм будет называться «Лимита. – Ф.Р.), планирую записать свой первый диск, но, к сожалению, пока мало материала. Недавно Федор Бондарчук снял мне клип на песню «Позови меня», а Георгий Гаврилов – «Горькое похмелье».

Вопрос: Тебе не кажется, что женщина-артистка стоит перед выбором: личная жизнь или карьера? Часто по этому поводу приводят в пример твою маму.

Ответ: Да, передо мной уже стоял такой выбор. Но я пытаюсь совместить личную жизнь с карьерой, найти какой-то компромисс.

Вопрос: Что для тебя святое?

Ответ: Конечно, мама, сын. Вообще, за своих близких я готова глаза выцарапать».

<< 1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 >>