1 2 3 4 5 ... 10 >>

Дорога к родному дому. Рассказы
Галина Сафонова-Пирус

Таёжный инстинкт. Рассказы, миниатюры
Галина Сафонова-Пирус

«Разрешите на огонёк вашего костерка?.. Благодарствую. Я здесь, с краю присяду… Нет-нет, мне здесь удобнее, так лучше вас вижу, чтобы потом унести с собой… Ну, как зачем? Я об этом себя уже давно не спрашиваю, просто уношу и всё. Ведь от тех, с кем когда-то говорил, всё равно не избавиться. И даже стало счастьем уносить с собой отпечатки душ. И даже собираю их в свою котомку, как ниточки…» Так говорит один из моих героев. Так же думала и я, когда писала эти рассказы.

Таёжный инстинкт

Рассказы, миниатюры

Галина Сафонова-Пирус

© Галина Сафонова-Пирус, 2018

ISBN 978-5-4490-8570-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Рассказы

Таёжный инстинкт

Не гут война!

Дорога к родному дому.

Гость с Енисея

Улыбка розового зайца

Да кому ты нужна!

Закланные Зоной

Ладно, Санёк, забудь!

Кем я был?

Пассажи затейливой

Полилог под «Хеннеси»

Столпник и скоморох

Разрешите на огонёк?

Кокон её одиночества

Последние записки

Отшитая

И снилась музыка

К тебе вопросик

И только потом прости

Обгоняющий

Лимон на снегу

Живые ниточки

Пострадалец правды

Блюз памяти

Зачем звонит колокол – 22

МИНИАТЮРЫ

Снег минувшего и сущего

Прощание с печкой

Выкрасть у забвения

«Опавшие листья» памяти

Димыч – грустные глаза

Подружка Раиса – 8

А, может, и её душа…

Чуточные радости

И куда летим?

Не угнаться за Природой!

Зачем окликнула?

Снись, влюблённость – 5

Таёжный инстинкт

Она была журналисткой, я – режиссером. Вместе делали передачи, разъезжая по заводам, фабрикам, колхозам области, – и теперь очень жалею, что в своих дневниках нашла о ней только одну запись, хотя было с ней интересно, ибо она из тех, кого могла бы и теперь назвать подругой.

«Ездили с Аниной на юг области в передовой колхоз отбирать самодеятельность для передачи. Интересным оказался хор… да нет, не хор, а октет своими песнями – смесь украинского и русского. Когда бабульки пели, то нам не все слова были понятны и Анина шепнула: „Может, не надо их брать? Ведь почти не разобрать – о чём они?..“ Но я всё же отобрала шесть песен, убедив её, что в общем-то не так важны слова, как напевность, сами женщины, их лица, пестрые наряды. После обильного деревенского угощения, уже затемно, отвозили нас в город к поезду на санях, укутав шубами, – было морозно. Над нами висела огромная луна в широком желтом ореоле, лошадь покорно тянула сани, под её копытами хрумкал снег уже в нескольких метрах от саней смешиваясь с темно-синей ночью. Ехать полем, полулёжа в санях было не только диковато, но удивительно отрадно и, может быть, потому, что ниточкой тянулось совсем недавно увиденное, услышанное, – открытые лица женщин, их радушное угощение, застольные напевные песни, – и хотелось ехать долго-долго!»
1 2 3 4 5 ... 10 >>