Пять путей к сердцу подростка
Гэри Чепмен

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>

– А почему ты думаешь об уходе из дома? – спросил я. – Как ты представляешь себе свою жизнь без родителей?

– Я смогу делать то, что хочу, – ответил Брэд. – Мне не придется спорить с ними из-за каждой мелочи, и не будет всех этих ссор.

Я начал понимать, что возражения родителей воспринимаются Брэдом очень болезненно, так что его родной «язык любви» – это слова поощрения. Обычно, когда подростки отрицательно реагируют на возражения, это значит, что слова поощрения играют очень важную роль в удовлетворении их потребности любви.

– Ты чувствуешь любовь родителей к тебе? – спросил я.

Брэд помолчал немного, потом ответил:

– Я знаю, что они меня любят, но иногда я не чувствую этой любви, в особенности в последние несколько лет.

– Когда ты был маленьким, как родители выражали свою любовь? – спросил я.

– Они говорили мне, какой я замечательный, – ответил он со вздохом. – Теперь мне кажется, что они передумали.

– А ты помнишь, что хорошее они тебе говорили?

– Помню, однажды, когда я играл в футбольной команде, мой папа сказал, что я – лучший из всех игроков, которых он когда-либо видел. Он сказал, что когда-нибудь я буду играть в профессиональном футболе, если захочу.

– Ты играешь в футбол в школе? – спросил я.

Брэд кивнул, но потом сказал, что не собирается идти в профессиональный спорт. Когда я попросил его вспомнить, что хорошее говорила ему в детстве мать, Брэд ответил:

– Мама всегда говорила: «Я люблю тебя, я люблю тебя, я люблю тебя». Она всегда говорила это трижды, очень быстро. Иногда мне казалось, что она говорит это неискренне, но в большинстве случаев я знал, что она действительно любит меня.

– Она по-прежнему говорит тебе это? – спросил я.

– В последнее время нет, – сказал он. – Сейчас она только критикует меня.

– Что она говорит, когда критикует тебя?

– Ну, вчера вечером она сказала, что я безответственный и что, если не изменюсь, я никогда не смогу поступить в колледж. Она говорит, что я неповоротливый и невежливый.

– А ты такой? – поинтересовался я.

– Наверное, я неповоротливый, – произнес он медленно, – но я не был бы невежливым, если бы они меня все время не шпыняли.

– А за что еще твои родители критикуют тебя? – спросил я.

– За все. Они говорят, что я слишком много разговариваю по телефону, слишком много времени провожу с друзьями. Я прихожу домой не тогда, когда они хотят. Я не звоню им, когда задерживаюсь. Я мало времени уделяю выполнению домашних заданий. Они говорят, что я несерьезно отношусь к учебе. Одним словом, они критикуют меня за все.

– И как ты относишься к своим родителям из-за этой критики?

– Иногда мне хочется просто убежать от них, – сказал Брэд. – Я устал от этих постоянных придирок. Почему они не могут позволить мне быть собой? Я не думаю, что я такой уж плохой. Мне хотелось бы, чтобы они от меня отстали.

– И каким бы ты был, если бы они отстали? – спросил я.

– Не знаю, – ответил Брэд. – Думаю, что обычным парнем. Я не собираюсь делать глупости, например принимать наркотики, или сделать какую-нибудь девчонку беременной, или стрелять в других ребят из пистолета. Мне кажется, мои родители слишком много ужасов смотрят по телевизору. Они смотрят на психов и думают, что все подростки такие. Я не псих. Почему они не могут мне доверять?

Ощущение пустоты

После еще трех встреч с Брэдом я пришел к выводу, что он был самым обычным подростком, которому не хватало любви, не потому, что родители не любили его, но потому, что они перестали общаться с ним на его родном «языке любви» – говорить слова поощрения. Когда он был ребенком, они часто поддерживали его словесно. У него сохранились яркие воспоминания об этих одобрительных словах, но теперь, как ему казалось, все изменилось. Он слышал от родителей только упреки и чувствовал себя отверженным. В детстве его потребность в любви удовлетворялась, но теперь, подростком, он ощущал пустоту.

Внимательно выслушав историю Брэда, я поделился с ним своим мнением. Я объяснил ему, что каждый из нас нуждается в любви, и, когда эта потребность удовлетворена, когда мы чувствуем, что люди, которые для нас важны, нас любят, мир вокруг кажется привлекательным, и мы можем спокойно обсуждать спорные вопросы. Но, когда потребность в любви не удовлетворена, когда мы чувствуем себя отвергнутыми, а не любимыми, становится чрезвычайно трудно обсуждать разногласия без ссор и оскорблений. Я сказал также Брэду, что его родители тоже нуждаются в любви и, как мне кажется, тоже ощущают пустоту. В детстве он, вероятно, общался с ними на их «языке любви», и они чувствовали его любовь; теперь же их потребность тоже не удовлетворена.

– Когда у родителей потребность в любви не удовлетворена, – сказал я, – они часто проецируют свое нездоровое поведение на подростков.

Я уверил Брэда, что все это можно изменить, что его отношения с родителями могут снова стать полными доверия и поддержки. Я сказал, что следующие три года могут стать лучшими в его жизни, и, когда ему придется ехать в колледж, ему, возможно, будет не хватать родителей. Брэд засмеялся и сказал:

– Хотелось бы!

Я уверил Брэда, что попытаюсь объяснить родителям свое мнение о ситуации и призвал его высказывать родителям свою любовь, несмотря на негативные чувства, которые он может испытывать к ним в тот момент. Я объяснил, что его растущая независимость от родителей будет лучше развиваться в условиях любви, чем вражды.

– Любовь – это один из вариантов, – сказал я, – и я думаю, что если ты постараешься любить своих родителей и общаться с ними на их основных «языках любви», то сможешь отчасти разрешить проблему. Помни, что любовь, а не ненависть, порождает мир.

Брэд кивнул, улыбнулся и сказал:

– Да, конечно!

Услышав это согласие, я понял, что еще способен находить общий язык с подростками.

– Какое-то время я буду общаться с твоими родителями, а затем, примерно через шесть недель, мне хотелось бы снова встретиться с тобой, – сказал я Брэду.

– Хорошо, – ответил он, выходя из моего кабинета, и его длинные штанины волочились по полу.

То, что я пытался объяснить родителям Брэда, я хотел бы рассказать и вам. Я глубоко сочувствовал родителям Брэда, как и тысячам других родителей, которые сталкиваются с похожими испытаниями. Родители Брэда, как и многие читатели этой книги, были вполне сознательными. Они читали книги о воспитании, посещали семинары для родителей и делились своим опытом со сверстниками. Фактически первые двенадцать лет жизни Брэда они были отличными родителями. Но, когда он вступил в подростковый возраст, они перестали контролировать ситуацию. Когда ручей детства вынес их в мутные воды отрочества, родители обнаружили, что их каноэ мчится меж подводных камней, и им приходится бороться за выживание.

Обращайтесь с подростками как с подростками

Многие родители считают, что с подростками можно продолжать вести себя так же, как с малыми детьми и учениками младших классов. Но это серьезная ошибка, потому что подросток – не ребенок. Он находится на стадии перехода к юности. Основная мелодия, звучащая в сознании подростка, – музыка независимости и самоопределения. Эта мелодия должна находиться в гармонии со всеми физиологическими, эмоциональными, интеллектуальными, духовными и общественными изменениями, происходящими внутри подростка (об этом мы говорили в главе 1-й). Если родители не прислушиваются к этой новой песне, играющей в сознании подростка, возникает конфликт между подростками и родителями.

Родители, которые обращаются с подростком так же, как обращались с ребенком, перестают получать результаты, которые получали раньше. Если подросток не реагирует так, как реагировал будучи ребенком, родители вынуждены искать что-то новое. Не имеющие специальной подготовки родители обычно пытаются насильно навязать подросткам свои принципы, что приводит к спорам, утрате самообладания, иногда к словесным оскорблениям. Такое поведение становится эмоционально губительным для подростка, родной «язык любви» которого – слова поощрения. Попытки родителей спорить с подростком, чтобы заставить его повиноваться, на самом деле побуждают подростка к бунту. Родители, сами того не осознавая, лишают подростка эмоциональной поддержки и начинают с ним словесную войну. Взгляните на эту перемену отношений глазами своего ребенка. В детстве он чувствовал теплую поддержку родителей, но он становится подростком – и словесные гранаты взрываются в его душе, его «резервуар» любви опустошается. Наши намерения как родителей могут быть благими, но результаты однозначно плохи. Если мы, родители, не изменим своего поведения, мы несомненно окажемся в компании непослушного подростка и, вероятно, отстраненного от нас молодого человека.

Но это не обязательно должно произойти. Тысячи родителей, которые поступили так, как родители Брэда, поняли, что их курс нуждается в коррекции, и предприняли решительные действия. Первым шагом для родителей Брэда оказалось осознание того, что произошло. Я объяснил им, что путь к сердцу Брэда – это слова поощрения. В детстве его потребность любви была удовлетворена, так как он слышал много таких слов. Однако в сложный подростковый период слова поощрения сменились словами осуждения, слова принятия – словами отвержения, и так родители не только лишили Брэда любви, но и наполнили его эмоциональный «резервуар» горечью.

Родители все поняли, и отец Брэда сказал: «Теперь я понимаю, что произошло. Это кажется таким ясным. Но как нам с этим справиться?»

Я был рад, что он это спросил, потому что для родителя, который готов учиться, нет ничего невозможного!

Как перейти к словам поощрения

Я предложил, чтобы первым шагом было прекращение вражды: прекратите бомбардировать подростка упреками. Во-вторых, они должны были собрать семейное совещание и открыто поделиться с Брэдом своими сожалениями: хотя они искренне желали ему блага и действовали ради него, но обращались с ним неправильно. Затем они могли сказать сыну, что им предстоит еще многому научиться, но они искренне его любят, и, что бы он ни делал, всегда будут любить его.

Далее я призвал их объяснить Брэду, что прежде всего они заботятся о его благополучии и хотят перестать обращаться к нему с критическими, осуждающими, оскорбительными и грубыми замечаниями.

«Будьте честны с Брэдом, – продолжал я. – Скажите ему, что, вероятно, не сумеете достигнуть совершенства в ближайшие месяцы, но, если у вас что-то не получится, вы искренне попросите прощения. Может быть, вы решите сказать сыну, что хотите помочь ему в эти годы, когда из подростка он превращается во взрослого человека. Но помните, что советы следует давать только тогда, когда подросток в них нуждается, и не заставлять его следовать им».

Затем я сказал родителям Брэда: «Пусть подросток знает, что вы хотите сотрудничать с ним на основе доверия. Скажите: «Брэд, мы хотим относиться к тебе как к будущему мужчине; твои мысли и чувства важны для нас. Мы знаем, что для этого потребуется время, что каждый из нас может ошибаться, но нам хотелось бы стать такими родителями, каких ты заслуживаешь».
<< 1 2 3 4 5 6 7 8 9 >>