1 2 3 >>

Горацио Флетчер
Флетчеризм. Что это такое, или Как я стал молодым в 60 лет

Флетчеризм. Что это такое, или Как я стал молодым в 60 лет
Горацио Флетчер

Правильная обработка пищи в начале пищевого канала, во рту – залог ее успешного переваривания в желудке и кишечнике. Блюда, с высоким содержанием сахаров, на 100% должны перевариваться во рту. Этому учит Горацио Флетчер, «Великий жеватель Америки». Его учение помогает вдвое уменьшить объем потребляемой пищи, снизить затраты, увеличить удовольствие от вкуса блюд, снижать вес, повышать работоспособность и выносливость мышц человека. Администрация сайта ЛитРес не несет ответственности за представленную информацию. Могут иметься медицинские противопоказания, необходима консультация специалиста.

Горацио Флетчер

Флетчеризм. Что это такое, или Как я стал молодым в 60 лет

Автор

Введение

Флетчеризм стал фактом.

Еще десять лет назад над ним смеялись, как над культом «жевать-жевать». Сегодня самые известные деятели науки одобряют его и обучают его принципам. Научные руководители ведущих университетов мира – Кембриджа, Англия; Турина, Италия; Берна, Швейцария; Сорбонна, Франция; Берлина, Пруссия; Брюсселя, Бельгия; Санкт-Петербурга, Россия; а также Гарварда, Йеля и Джонса Хопкинса в Америке – полностью поддерживают учение мистера Флетчера.

Эта книга должна стать компактным воплощением доктрины флетчеризма, тогда как другие его книги трактуют предмет более подробно и посвящены различным аспектам философии г-на Флетчера.

Автор кратко останавливается на истории своего возрождения, о том, как он спасся от перспективы рано оказаться в могиле и вернулся к своему нынешнему великолепному физическому и психическому состоянию. Он описывает открытие своих принципов, которые помогли миллионам людей сделать свою жизнь лучше, счастливее и здоровее.

Г-н Флетчер пишет со своим известным литературным очарованием и живостью, завоевавшими его произведениям столь широкое признание. Можно с уверенностью сказать, что ни один заинтересованный читатель не будет знакомиться с этим произведением, не убедившись, что принципы г-на Флетчера относительно еды и жизни являются самыми разумными из всех, которые когда-либо предлагались и что флетчеризм не требует героических жертв ради удовольствия сделать жизнь достойной. Наоборот, это диетическая справедливость, согласно которой г-н Флетчер хочет, чтобы мы действовали, должна стать самым приятным путем проведения жизни.

    ИЗДАТЕЛИ

Предисловие

«Что хорошо для самого богатого человека в мире, должно быть также хорошо и для самого бедного, а также для всех людей, которые находится между ними».

    Дейли Экспресс, Лондон, 15 мая, 1913

Эта цитата была взята мною из статьи в нью-йоркской газете «Дейли мейл», рассказывающей о том, что Крез двадцатого века и финансовый философ Джон Д. Рокфеллер высказался об основных принципах правильного питания и общей работоспособности:

«Не жрите еду просто так. Флетчерируйте или жуйте очень медленно во время еды. Ведите приятные разговоры. Не торопитесь. Во время еды найдите время, чтобы пережевывать и развивать жизнерадостный аппетит. В этом случае закончится дьявольское несварение желудка и его резня».

* * *

Этот перечень физиологических и психологических знаний об источнике здоровья, комфорта и счастья пришел ко мне заметьте, когда я был занят тем, что предоставил своим издателям «компактное евангелие флетчеризма», как они его назвали и, следовательно, умелая помощь г-на Рокфеллера была принята ими самым сердечным образом. Это сжатый, выкристаллизованный, компактный, изысканный, единственный в своем роде по краткости описания, мастерски написанный труд, который практически не оставляет ничего, что нужно было бы добавить.

Великий английский демократ Уильям Юарт Гладстон несколько лет назад высказал свое мнение по тому же вопросу. Грядущие поколения будут знать Гладстона, как приверженца пищеварения в ротовой полости, а не как государственного деятеля либерального толка.

Точно так же г-н Рокфеллер заслуживает большей благодарности от потомства за то, что он описал в тридцати трех словах тайну высочайшей ментальной и физической работоспособности, а не за те многие миллионы долларов, которые он направлял на науку и общественные блага.

Однако, искателям сверхчеловеческой силы здоровья будет интересно узнать, как автор воспринял «прямое указание» г-на Гладстона и «работал изо всех сил», пока г-н Рокфеллер называл флетчеризм проявлением здравого смысла.

Уверяю вас, что это интересная история. Это заняло почти пятнадцать лет, чтобы довести развитие флетчеризм до той точки, когда г-н Рокфеллер, олицетворяющий собой образец осторожности, когда дело касается высказывания своего мнения в печати, захотел высказаться по этому поводу. С помощью неустанной, всепоглощающей и молитвенной концентрации внимания и почти двадцати тысяч фунтов стерлингов (100 000 долларов США), я провел исследования и довел до широкой публики результаты опросов некоторых из лучших специалистов в области науки, медицина и бизнеса. Они помогли мне своей щедрой помощью, чтобы достигнуть этого триумфа естественного здравомыслия.

Уместно сказать, что наиболее эффективным сотрудничеством являлось взаимодействие с мировой периодической печатью – технической, новостной или иной направленности. В них не было хотя бы одного сотрудника, не получившего пользу от экономичной системы питания, которую теперь в новейших словарях многих народов мира называют «флетчеризмом».

Первое правило «флетчеризма» – это чувствовать благодарность и выражать признательность за все милости, которые природа, разум, цивилизация и воображение даровали человечеству. Я уверен, что это высказывание будет одобрено миллионами людей, получивших выгоду, здоровье и огромное счастье, благодаря вниманию к требования правильного питания.

В особенности те, кто, подобно г-ну Рокфеллеру, получили новые возможности продления жизни, после того, как почти растратили ее в погоне за прибылью.

Но секрет сохранения естественной работоспособности еще более ценен, чем устранение или восстановление повреждений, вследствие своей беспечности и переутомления.

В этом отношении простые правила флетчеризма, содержащие потребности природы в правильном питании, становятся эффективными, благодаря разработке упражнений, с помощью которых формируется привычка соблюдения и управления ситуацией так эффективно, что больше не нужно думать, что необходимо для дыхания, утоления жажды или соблюдения «правил дорожного движения» для предотвращения столкновений на перегруженных общественных дорогах.

Тридцать три слова г-на Рокфеллера включают не только практическую суть флетчеризма, но они также констатируют самый важный факт, что настоящий дьявол пищеварения, самое настоящее зло, держится на безопасном расстоянии.

Механическим актом жевания легко управлять, но не все в переваривании зависит от мозга. Такие вредные привычки как невнимательность и безразличие должны быть побеждены, прежде чем сформируются хорошие привычки – размышлять и оценивать. Эти привычки здорового питания были всесторонне изучены и тщательно проанализированы. Мы должны знать, что их можно легко воспитать, если к ним относится с настоящим интересом и уважением.

Я начал предисловие с цитаты: «Что хорошо для самого богатого человека в мире, то должно быть хорошо и для самого бедного, а также для всех тех людей, которые находится между ними». В заключение я скажу:

«Поступать верно, чтобы обеспечить приличное питание, легче, если только знать как это сделать».

Глава I

Как я стал флетчеристом

Более двадцати лет назад, в возрасте сорока лет, мои волосы были белыми, вес составлял двести семнадцать фунтов[1 - 98 килограммов.], что примерно на пятьдесят фунтов[2 - 22 килограмма.] больше, чем я должен весить для моего роста пять футов шесть дюймов[3 - 167 сантиметров.]. Кроме того, примерно каждые полгода или около того, у меня был сильный «грипп», меня мучило несварение желудка, у меня было постоянное «чувством усталости». Я был стариком в сорок лет, на пути к быстрой кончине.

Примерно в это же время я подал заявку на получение полиса страхования жизни, который был «отклонен» экспертами, как имеющий «высокий риск». Это было последней каплей. У меня не было страха смерти. Я давно научился невозмутимо относиться к смерти. В то же время у меня было страстное желание жить и я тут же твердо решил выяснить в чем причина и, если я смогу, то спасти себя от угрозы гибели.

Я понял, что первое, что я должен сделать, это, по возможности, закрыть все свои дела, чтобы я мог посвятить себя изучению того, как прожить еще несколько лет. Это, как я понял, можно сделать и я ушел из активного бизнеса.

Самым большим моим желанием было жить в Японии, где я прожил несколько лет и именно этой стране я был страстно предан. Мои вкусы были направлены в сторону японского изобразительного искусства. Япония долгие годы была моей Меккой. Все мои домашние вещи были уже там, ожидая, когда я должен переехать в Японию на постоянное место жительства. Потребовалось огромная сила воли отказаться от своей заветной мечты, чтобы продолжать путешествовать по миру и сосредоточиться на поиске пути, чтобы остаться в живых. Я отвернулся от Японии и начал свои поиски путей восстановления здоровья. Какое-то время я принимал самые известные в мире «лекарства». Здесь и там были искры надежды, но в конце концов, меня постигло разочарование.

МОЙ ПОВОРОТНЫЙ ПУНКТ

Отчасти случайно, а отчасти в результате поиска, я наконец-то нашел ключ к решению моих проблем со здоровьем. Несколькими годами ранее одно из найденных мною решений по возможности остановки упадка, я обнаружил в городе Галвестон, штат Техас. Оно было подкреплено моим визитом к философу-гурману, владевшему поместьем бекасов среди болот Южной Луизианы и трюфельного заповедника, недалеко от реки По, во Франции. Он был учеником Гладстона и точно следовал правилам тщательного пережевывания пищи, которые Великий старый человек Англии сформулировал в качестве руководства своих детей. Мой друг из Луизианы написал мне, что его крепкое здоровье – это защита от переедания и выполнение упражнений его любимого вида спорта. Но этих впечатлений мне не хватило, чтобы их воздействие на меня имело длительный эффект.

Однако однажды меня вызвали в Чикаго, чтобы я занялся незаконченными делами. Они были трудными для быстрого решения и я был вынужден «убивать время» в этом городе на западе, ничего особо не делая. Именно в это время, в 1898 году, я начал серьезно думать о процессе поедания пищи и его влиянии на здоровье. Я прочитал очень много книг, только для того, чтобы понять, что нет даже двух авторов, придерживающихся похожих взглядов. На основании этого факта я утверждал, что никто в действительности не обнаружил правды, иначе был бы некоторый консенсус мнений. Поэтому я перестал читать и решил посоветоваться с матерью-природой для выбора дальнейшего направления своих усилий.

КАК Я ПРОИГНОРИРОВАЛ СВОЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Я начал с попытки выяснить, почему природа требует, чтобы мы ели и как ели и когда ели. Ключом к моим поискам была твердая вера в добрые намерения природы в интересах нашего здоровья и счастья. А также вера, что что-либо меньшее, чем хорошее здоровье и высокая работоспособность, были обусловлены лишь нарушением некоторых добрых и благих законов природы. Следовательно, это был просто вопрос поиска сути этих нарушений. Очевидно, промахи были только где-то в питании.

Я утверждал, что если природа возложила на нас личную ответственность, то она не спрятана в темных складках и извилинах пищеварительного тракта, откуда мы не можем управлять пищеварением. Ошибка или ошибки должны быть устранены еще до того, как пища была проглочена. Я инстинктивно почувствовал, что это ключ ко всей ситуации. Итак, прежде всего, дело было в изучении полости рта и первая мысль была: «Что там происходит?» и «Что там есть?» Ответ был: там есть вкус, запах (близкий ко вкусу и его трудно отличить от вкуса), ощущения, слюна, жевание, аппетит, язык, зубы и прочее.

Прежде всего, я занялся тщательным изучением вкуса, так как пищу необходимо держать во рту как можно дольше, чтобы понять источник и развитие вкуса в ротовой полости. Я сам старался сделать это и открыл чудеса новых и приятных ощущений. Также я обнаружил новые удовольствия вкусовыми ощущениями. Аппетит получал новое направление. Затем произошло важное открытие, а именно, я обнаружил, что у каждого из нас есть то, что я называю пищевым фильтром – разделяющие мышечные ворота, расположенные в задней части ротовой полости, где глотка отделена от рта в процессе жевания. Там где находится само основание языка обычно расположены обычно пять (иногда семь, как нам говорят) маленьких подковообразно расположенных бугорков, похожих на соски, причем вокруг каждого из этих бугорков имеется желоб. В этих желобах или углублениях расположено большое количество вкусовых рецепторов или окончаний вкусовых нервов. Как раз над этим местом языка заканчивается верхняя часть ротовой полости или «твердое небо» и начинается «мягкое небо» с язычком на конце, который опускается за основанием языка.

Во время естественного акта жевания губы сжаты и кроме того, происходит полное закрытие задней части ротовой полости путем прижатия языка к нёбу. Итак, во время жевания рот представляет собой герметичный мешок. После этого краткого описания, когда в следующий раз вы будете принимать пищу, обратите внимание на то,

ЧТО ПРОИСХОДИТ ВО ВРЕМЯ ЖЕВАНИЯ

Нагните голову, держа лицо вниз так, чтобы язык свисал в ротовой полости перпендикулярно вниз. Это делается по двум причинам: во-первых, потому что это покажет, как еда, когда правильно смешана со слюной, несмотря на силу тяжести поднимается вверх по желобу в средней части языка и накапливается в месте закрытия в задней части ротовой полости, то есть у пищевых ворот.

Это настоящие ворота – пока пища пережевывается, перемешивается со слюной, подвергается химическому преобразованию, превращается из первоначального состояния в химическую форму, которая делает возможным ее переваривание и всасывание, эти ворота останутся плотно закрытыми и горло будет быть полностью отрезанным от ротовой полости.

Пища, будучи смешанной со слюной, становится кремообразной или эмульгированной, или подщелаченной, или нейтральной, или декстриновой, или модифицированной в любую форму, которую требует природа. Кремообразная субстанция будет подниматься вверх по центральному желобу языка, пока не достигнет пищевых ворот.
1 2 3 >>