Последний Иерусалимский дневник
Игорь Миронович Губерман

1 2 3 4 5 ... 24 >>
Последний Иерусалимский дневник
Игорь Миронович Губерман

Игорь Губерман. Сатира и юмор
Собрание знаменитых коротких стихотворений Игоря Губермана.

О законах и справедливости, об умении жить, в профессиональном и жизненном выгорании, о народе и семье, о надежде и об удаче. Губерман к каждой выбранной теме подходит с юмором и не дает нам грустить, даже если пишет о старости и смерти.

«Последний Иерусалимский дневник» входит в цикл дневников автора, – стоит перечитать их, начиная с самого первого.

Особенно хорошо эти дневники помогают пережить депрессию и состояние опустошения: надежда есть всегда, даже там, где «стало пакостно и стыдно».

Содержит нецензурную брань.

Игорь Губерман

Последний Иерусалимский дневник

© Губерман И., текст, 2022

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2022

Моей жене Тате – с любовью и благодарностью

«Забавны с реальностью наши контакты…»

Забавны с реальностью наши контакты
в любые текущие дни:
легенды и мифы нужнее, чем факты, —
понятней и ярче они.

«Смотрю я, горестно балдея…»

Смотрю я, горестно балдея,
как мир на самом деле прост:
заплесневевшая идея
идёт из кучи хлама в рост.

«Увы, но он никак не обнаружился…»

Увы, но он никак не обнаружился —
тот путь, что вывел нас пожить на свете:
я вовремя спросить не удосужился,
а нынче уже некому ответить.

«Убога поздней старости тюрьма…»

Убога поздней старости тюрьма
и горестна её неодолимость:
любое напряжение ума
родит во мне дремучую сонливость.

«Читаю разных типов откровение…»

Читаю разных типов откровение,
мне делается пакостно и грустно:
публичное общественное мнение
сейчас публичным домом пахнет густо.

«Законы, правила, традиции…»

Законы, правила, традиции
и нормы всех иных краёв
намного мельче интуиции
больших привластных холуёв.

«Оставив будней суету…»

Оставив будней суету,
понять пытаюсь Божью волю;
следы уводят в пустоту
и властно манят к алкоголю.

«В моём сегодняшнем уюте…»

В моём сегодняшнем уюте,
как камень, вложенный в пращу,
есть чувство близости к минуте,
когда я душу отпущу.

«Пока мы есть сейчас и здесь…»

Пока мы есть сейчас и здесь
внутри безумного пространства,
смешны напыщенность и спесь,
высокомерие и чванство.

«Вся цель моих мыслительных потуг…»

Вся цель моих мыслительных потуг,
попыток и усилий долгих лет —
понять, пускай отчасти и не вдруг,
зачем явился я на белый свет.

«Нельзя не выразить сочувствия…»

Нельзя не выразить сочувствия,
а также честь я воздаю
тем, чьё отсутствие присутствия
так освежает жизнь мою.
1 2 3 4 5 ... 24 >>