<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 15 >>

Илья Михайлович Франк
Немецкая грамматика с человеческим лицом / Deutsche Grammatik mit menschlichem Antlitz

? Eva bekommt ein Baby. – У Евы будет (один) ребенок (дословно: получает одного ребенка).

? Das Baby hei?t Kain. – (Этого) ребенка зовут Каин.

То есть: перед каждым существительным ставится слово, которое выражает его определенность или неопределенность – определенный или неопределенный артикль. Артикль – латинское слово, означающее сустав или маленький вспомогательный член предложения. В данном случае, ein – неопределенный артикль, а das – определенный артикль (среднего рода: оно). Напомним также, что существительные – это слова, обозначающие лица, предметы и явления (то есть то, что существует), все они отвечают на вопрос кто? или что? (Немцы, кстати, относятся к существительным с особым уважением и пишут их с большой буквы. Это придумка Лютера. В результате немецкий текст читается легче и быстрее, чем, скажем, нидерландский, поскольку глаз быстрее схватывает структуру предложения.)

Артикль не имеет ударения, он произносится на одном дыхании с существительным, прилепляется к нему полностью. Поэтому значение артикля мы указали в скобках. Вообще же артикль не переводится, так как в русском языке ему нет соответствия. Если вы сделаете ударение на артикле, то у вас получится: У Евы будет один ребенок (а не два); этот ребенок (а не другой). Здесь мы, собственно говоря, уже имеем дело не с артиклем, а с самостоятельным полноправным словом, которое переводится на русский язык.

Итак, вы спрашиваете:

? Gibt es hier in der N?he eine Bar? – Есть ли здесь поблизости (один) бар?

Вы употребили неопределенный артикль, так как не знаете, что за бар и есть ли он вообще. Вам ответят:

? Ja, ich kenne hier eine Bar. – Да, я знаю здесь (один) бар.

Это уже, конечно, вполне конкретный бар. Почему же употреблен неопределенный артикль? Дело в том, что неопределенный артикль может означать не только один какой-то (как в вашем вопросе), но и один из (как в ответе). То есть может выражать не только неопределенность, но и принадлежность частной вещи к общему понятию: Это один из баров.

Наконец, вы уже подошли к бару и, удивляясь его невзрачности, восклицаете:

? Ist das eine Bar? – И это бар (называется)? И это один из баров?

На что ваш спутник, не теряя самообладания, отвечает:

? Ja, das ist eine Bar. – Да, это бар / это один из баров.

Ему нравится этот бар, и он добавляет:

? Die Bar ist gut. – Этот бар хорош.

Здесь уже, как видите, определенный артикль (на сей раз женского рода).

Итак, если вы что-то просто называете или характеризуете (тем самым возводя частное в общее), то нужно использовать неопределенный артикль:

? Unser Kanzler ist ein Mensch wie du und ich. – Наш канцлер такой же человек, как ты и я (то есть простой, «свой»).

Сравните:

? Das ist der Mensch. – Это (тот самый) человек. (О котором мы уже говорили. Der – определенный артикль мужского рода.)

Здесь вы не называете, а указываете.

Итак, если называете или характеризуете – то неопределенный артикль, если указываете – определенный. Или: если можно подставить «один какой-то, одна какая-то…», а также «один из /таких-то/» – то неопределенный, а если «тот самый, та самая…» – то определенный.

Правда, если вы называете род занятий, профессию или национальность, то лучше вообще обойтись без артикля:

? Ich bin Gesch?ftsmann. – Я бизнесмен (дословно: деловой человек).

? Sie arbeitet als Krankenschwester. – Она работает медсестрой (дословно: как медсестра, в качестве медсестры).

? Ich bin Deutscher. – Я немец.

Ich bin Gesch?ftsmann…

Американский президент Кеннеди, посетив Западный Берлин в 1963 году (сразу после сооружения Берлинской стены), подчеркивая солидарность США с Западным Берлином, в торжественный исторический момент своего выступления перед немцами на площади сказал:

? Ich bin ein Berliner.

Люди на минуту замолчали, а потом рассмеялись. Потому что, чтобы получился смысл «Я берлинец», слово Berliner в этом предложении должно быть употреблено без артикля. В немецком языке есть еще слово Berliner, которое означает пончик с начинкой: ein Berliner = ein Berliner Pfannkuchen – берлинский блинчик.

Получилось, что Кеннеди заявил о себе во всеуслышанье: «Я пончик».

Но:

? Ich wei?, dass du ein K?nstler bist. – Я знаю, что ты художник (в широком смысле).

Здесь имеется в виду не столько род занятий, сколько характеристика человека, соотнесение частного с общим: ты относишься к разряду художников, ты один из них.

Если посмотреть с этой стороны, то Кеннеди сказал правильно. Он не мог сказать Ich bin Berliner – он ведь не настоящий берлинец. А хотел лишь выразить свою солидарность: Ich bin ein Berliner можно перевести как И я тоже берлинец, я берлинец в душе. Ну а то, что вышло двусмысленно, тут ему просто не повезло.

Кроме того, можно обойтись без артикля, если речь идет о чувствах, веществах и материалах, или просто о чем-то общем, неделимом и не поддающемся исчислению (то есть о том, о чем редко говорят одно какое-то или то самое):

? Jeder Mensch braucht Liebe. – Каждому человеку нужна любовь.

? Die Tasche ist aus Leder. – Эта сумка из кожи.

? Ich habe Durst. – Я хочу пить. Дословно: у меня жажда (не одна жажда и не та жажда, а просто жажда).

? Ich trinke Bier. – Я пью пиво.

? Die Deutschen essen viel Schweinefleisch. – Немцы едят много свинины.

? Wir haben Gl?ck. – Нам повезло (дословно: мы имеем счастье).

? in Zukunft – в будущем.

Сравните, однако:

? Ich trinke ein Bier. – Я выпью одно (= одну кружку) пиво.

? Ich esse ein Schweinefleisch. – Я съем одну порцию свинины.

? Ich trinke das Bier. – Я пью (или выпью) вот это пиво.

? Ich esse das Schweinefleisch. – Я ем (или съем) эту свинину.

Здесь мы имеем дело уже не с артиклями, а с самостоятельными словами, словами с собственным ударением.

Иногда артикль бывает нужен чисто формально, для прояснения падежа:

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 15 >>