1 2 3 4 5 ... 11 >>

Искупленные
Инна Загребина

Искупленные
Инна Загребина

С тех пор, как существует этот мир, живут в нем добро и зло. И сражение их – вечно, а поле битвы – сердца и души человеческие. Как не поддаться на уловки хитро замаскированных темных сил? Ведь ты всего лишь человек, а значит, тебе свойственно совершать ошибки, падать и подниматься снова. Но когда на карту поставлено всё, что тебе дорого, когда цена ошибки – счастье и жизнь дорогого человека, – у тебя есть только один шанс. Ты должен сделать правильный выбор. И пусть любовь поможет тебе.

Искупленные

Инна Загребина

Дизайнер обложки Максим Патронов

© Инна Загребина, 2019

© Максим Патронов, дизайн обложки, 2019

ISBN 978-5-4483-0203-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

Якутия. Долина смерти.

Семь лет назад

Местные жители и даже могущественные шаманы всегда старались держаться подальше от этого края, считая его территорией зла. Даже звери и птицы обходили и облетали долину стороной.

Но, несмотря на недобрые слухи и ужасные легенды, связанные с этим местом, оно, словно магнит, притягивало к себе искателей приключений. Ученые и студенты, журналисты, космоэнергеты, жаждущие паранормальных сил, да и просто любители пощекотать себе нервы во все времена пускались на поиски таинственного, аномального и мистического мира. Они рвались в загадочную долину, несмотря на предупреждения местных жителей. Но этот мир не любил тех, кто его тревожил.

Некоторым смельчакам повезло: поиски безлюдной земли не увенчались успехом и, изрядно побродив по окрестностям, путешественники возвращались домой целыми и невредимыми. Других – возможно, нашедших что-то или кого-то встретивших – больше никто и никогда не видел. Были и те, кто, побывав в дьявольской долине, возвращался обратно, но – лишь на короткое время: проклятое место тянуло свои мерзкие щупальца к познавшим его силу, призывало обратно, требовало вернуться, не желая отпускать ничего своего.

В эту ночь в долине смерти стояла абсолютная, не привычная даже для такого безлюдного места тишина: не слышно было ни редких криков животных, ни стрекотания насекомых, ни завывания ветра, ни шума деревьев – будто кто-то отключил все звуки разом. На беззвездном небе, словно предвестник недоброго, сияла темно-красная луна, озаряя мир вокруг зловещим светом. Отблески багрово-кровавых лучей бросали свет на безжизненный ландшафт, вызывая из иного мира причудливые тени, танцевавшие на равнине жуткий танец смерти.

На лесной поляне, образовав круг, сидело тринадцать существ, одетых в темные длинные балахоны. Балахоны были украшены свисающими живыми змеями, из открытых пастей которых высовывались длинные, раздвоенные язычки и слышалось зловещее шипение. Морды сидящих были спрятаны под черными масками, сшитыми из полосок человеческой кожи.

В центре круга стояли люди – молча, понурив головы, словно обреченные на заклание жертвы. На каждом из них было немало могущественных древних амулетов, призванных защищать от невзгод, болезней и злых чар. Но даже самые сильные обереги были бесполезны против зла, правящего в этом проклятом месте.

Неожиданно тишину разорвал резкий звук. Постепенно нарастая, он становился грохочущим, оглушающим настолько сильно, что хотелось зажать руками уши, упасть ничком, зарыться в землю, лишь бы не слышать его.

Страшные твари, как по команде, вскочили, издавая нечленораздельные вопли, и, в им одном понятном ритме, стали кружиться и подпрыгивать в ритуальном танце вокруг измученных людей. Чудища стучали в бубны, выкрикивали заклинания, колотили дубинками по головам и плечам жертв, а змеи шипели и пытались укусить приговоренных. Но несчастные стояли неподвижно, как будто не чувствовали боли или окаменели.

Одно из существ пало на колени и, касаясь головой земли, принялось повторять:

– Господин наш, великий и всемогущий Царь, вечный хозяин всего живущего, сотворивший небо и землю, и поработивший все народы, заклинаем тебя именем твоим, приди, приди, бог наш! Не отвергай жертву, которую мы принесли тебе. Яви лицо свое нам!

Голос чудовища то снижался до шепота, то поднимался до нечеловеческого воя. Остальные твари хором выкрикивали вслед за ведущим слова древнего заклятия, призывая своего повелителя.

Воздух стал таким тяжелым и густым, что его, казалось, можно было резать ножом. Люди начали задыхаться: они кричали и стонали, раздирая на себе одежду и срывая с себя бесполезные амулеты.

Внезапно все вокруг окутало черное облако. Воцарилась кромешная мгла. Ураган чудовищной силы ударил в центр круга заклинателей, пробив в земле отверстие, из которого вырвался огромный столб пламени, а с неба на землю обрушились десятки молний. Пробирающий до костей крик, переходящий в жуткий хохот, раздался над лесной поляной. По земле пошли трещины, как при землетрясении, куски породы, бывшие недвижными с времен динозавров, сами собой выворачивались из земли и раскалывались, взрываясь в воздухе сотнями крошечных осколков.

Из темного пятна, более плотного, чем окружающий воздух, начал материализовываться огромный, словно высеченный из черного мрамора монстр. На голове его, – на звериной морде и затылке, – горели прожигающие дотла кроваво-красные глаза, а длинный хвост заканчивался головой змеи. По поляне распространилось страшное зловоние, исходившее от чудовища. Но ни ужасный запах, ни движение земли под ногами, ни острые осколки не заставили ни одного из призывавших вздрогнуть или отшатнуться – существа в кожаных балахонах разом пали ниц, бормоча восхваления своему божеству, пока чудовище хватало несчастных людей и целиком отправляло их в огромную пасть. Сожрав последнего, монстр обернулся к проведшему ритуал, и адским, скрежещущим голосом произнес:

– Пришло твое время вступить в борьбу. На земле размножились искупленные. Эти твари могут помешать нашим планам. Вы найдете и уничтожите их по одному, пока они не объединились и не стали силой, которая сможет помешать нам. И тогда – все народы поклонятся мне! Да буду я править вечно!

Хвост взвился вверх, описал петлю в воздухе, змея на конце его открыла пасть и впилась в морду жреца, легко прокусив кожаную маску. Яд начал свою работу почти мгновенно – существо забилось в конвульсиях, изрыгая пену и утробно рыча.

– Смотрите мне в глаза! – прогремел черный монстр.

Остальные призывавшие замерли, словно кролики перед удавом. Из глаз чудища начал разливаться кроваво-красный туман, окутывая стоящих на поляне. Когда последнее существо, задыхаясь, пало на землю, черное облако спустилось сверху и постепенно поглотило монстра.

Через некоторое время тягучий воздух вновь приобрел прозрачность и свежесть.

Лес ожил.

А по долине смерти эхом пролетел полный муки стон: это были последние отзвуки голосов принесенных в жертву людей.

Глава 1

– Я всегда, всегда знал, что ты меня не любишь! Я был просто игрушкой, средством от скуки, пока ты не найдешь кого-нибудь побогаче и покруче! Ну конечно, ты ж у нас принцесса, а я так – безродный нищеброд!

Вика начала было возражать, хотела сказать, что, на самом-то деле, никого «покруче» она не нашла и даже не искала, что по-прежнему хорошо относится к Виталику, и они могут остаться друзьями, но его уже понесло.

– Ты – наглая столичная дрянь! Выходи из машины! Сейчас же!

Раздался скрип тормозов, взвизгнули по мокрому асфальту колеса. Виталик открыл дверь и указал пальцем на улицу:

– Убирайся вон!

Понимая, что объяснять что-то рассвирепевшему парню бесполезно, Вика выскочила на дорогу.

– Пускай твои богатенькие буратины тебя теперь спасают! – понесся ей в спину злой голос парня, после чего дверь закрылась, машина резко развернулась и рванула в обратную сторону.

– Господи, только бы в аварию не попал! – ахнула девушка.

Потом до нее дошло, что она стоит одна на дороге. Сколько до ближайшего населенного пункта – не известно, а ведь уже сгущаются сумерки.

Преодолевая желание расплакаться, Виктория двинулась по трассе, моля бога, чтобы ей попалось придорожное кафе или нагнал пригородный автобус.

Прогулка по пустынной дороге, в одиночестве, как ни странно, успокаивала. О чем-то своем негромко шумели деревья, росшие по обеим сторонам шоссе; легкий вечерок ласково гладил Викторию по щеке, играл с длинными прядями волос.

Девушке казалось, что она попала в какой-то зачарованный мир – мир, где время течет иначе, а эта волшебная дорога никогда не кончится. И идти по ней придется вечно, в этом вечернем сумраке, не встретив никого живого.

Постепенно мысли Виктории вернулись к жениху (уже бывшему). На самом деле, Виталик был неплохим человеком: добрым, ласковым, внимательным и заботливым. Да и то, что сорвался и наорал на нее, тоже можно понять: несколько месяцев выхаживать, наконец, добиться того, что они стали встречаться, сделать предложение и начать строить планы на будущее, – и на тебе, получить «от ворот поворот» незадолго до свадьбы. Тут кто угодно разозлился бы.

К тому же, – Вика вздохнула, – Виталий болезненно самолюбив и тяжело переживает неудачи. Эта беда, увы, свойственна многим воспитанникам детдомов. Надо будет позвонить Марии Васильевне – добрейшей души человеку, директору калужского детского дома, где вырос Виталик, и попросить поговорить с парнем. Мария Васильевна, в свое время их познакомившая, была для большинства своих подопечных и матерью, и лучшим другом.

Виктория очень надеялась, что добрая женщина поможет парню пережить расставание. Девушка искренне жалела Виталика, но была уверена, что поступила правильно: ничего хорошего из этого брака без любви не вышло бы.

*****
1 2 3 4 5 ... 11 >>