Враг рядом с сердцем
Irizka2

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 10 >>

Тори новость очень огорчила, омеги пару часов шушукались в обнимку, отчего Гео чувствовал себя лишним и немного злился, что Тори столько внимания уделяет мелкому брату. Когда Сион убежал собираться, Геотен занял его место, обнимая Тори за плечи. Тот сразу расслабленно положил на него голову. Лёгкий аромат омеги вызывал тревогу в груди, Гео стало тяжело дышать.

– Не липни, – произнёс он хрипло.

– Извини, мы так раньше часто сидели.

– Мы уже взрослые. – Гео попытался встать и убраться из чужой комнаты, пока не поздно, но Тори как пиявка впился в руки и повалил на кровать.

– Прости, очень хочу побыть с тобой, а ты всё время сбегаешь.

– Ты назойливый, надоедаешь, – сердито огрызнулся Гео.

Тори ничего не сказал, обиженно засопел, прижимаясь ещё сильнее, и Гео представил, как перевернётся, подомнёт его под себя, ловя удивлённый взгляд карих глаз. А потом стащит с него лёгкое трико и разведёт в сторону худые бёдра. Он невольно застонал, представляя его нежно-розовый член и волосы на лобке, и между ног у него наверняка очень горячо. Гео интуитивно толкнулся бёдрами, перед глазами вспыхнуло белым, ослепляя. Он даже сделать ничего не успел, как кончил себе в штаны. От этого стало так невыносимо стыдно, ещё и Тори зашебуршал на нём.

– Всё в порядке? – спросил он удивлённо, так и не поняв, что случилось.

– Достал ты меня своими приставаниями, – грубо оттолкнул его Гео, прикрывая пах.

– Просто хочу побыть с тобой…

– А я не хочу! – Гео поднялся, чувствуя, как от стыда и злости на себя лицо заливает краской. – Всё время вертишься рядом, достал!

Он быстро вышел из его комнаты и спрятался в своей. В трусах было влажно, а в голове шумело. Он всё ещё злился, не понимая, почему это так взбесило. Его и раньше тянуло к омегам, особенно к тем, кто постарше. У девственников запах слабее и слишком водянистый, а зрелые парни пахли вкуснее и отлично знали, что делать с быстро взрослеющим альфой в постели.

Тори, глупый и невинный, словно не понимал, как действует на него. К омеге тянуло до безумия, толкало на что-то ненормальное, грязное и тёмное. Гео злился, что не может себя контролировать, и ужасно боялся, что поступит необдуманно и непоправимо. Оставаться рядом с ним в одном доме было неправильно. Он резко крутанулся и стал спешно собираться. После гимназии какие-то вещи остались неразобранные, но за последний год он вырос сантиметров на десять и сильно раздался в плечах. Папа успел прикупить ему немного вещей, но в Каире в них будет жарко. Впрочем, в академии одежду выдадут и все эти шмотки не пригодятся.

Он побросал в сумку самое необходимое, принял душ, переоделся в чистое и с уверенностью направился в комнату родителей. Отец удивился его просьбе, но Гео был твёрд и настойчив. В этом доме рядом с Тори ему оставаться нельзя. На флаере его доставили до академии всего за двадцать минут. Отец обнял на прощание, всё ещё ничего не понимая, а Гео с облегчением вздохнул, когда тот наконец улетел.

Два месяца физподготовки в академии пойдут ему на пользу и помогут забыть о Тори. Приближаться к омеге он не рискнет. Для большей уверенности заблокировал Тори во всех соцсетях, кинув напоследок злое письмо, как тот достал своими приставаниями. Потом минут двадцать смотрел на отправленное сообщение и психовал. Тори его единственный друг, а он поступил с ним по-свински.

Но так будет спокойнее и лучше для них обоих.

Из-за разницы во времени в академии была только середина дня, и он, легко попав на территорию, заселился в общий корпус. Молодой лейтенант объяснил ему правила поведения и выдал форму, с усмешкой пообещав повышенную нагрузку. Гео хоть и был сыном графа, но не наследовал его титул из-за неравного брака. В тонкости отношений отца с папой он не вникал, потому что магия давала преимущества перед титулами, но в академии его безродное положение внезапно стало иметь значение. Руководство смотрело с презрением, а ребята, с которыми Гео поселили, услышав его имя, скривились и посоветовали держаться подальше. Гео это не трогало, он не собирался с ними сближаться и общаться. Чтобы добиться признания и воплотить свои планы, ему не нужны ни друзья, ни связи.

Утром Тиан был в шоке, узнав о внезапном решении сына. Тори так расстроился, что отказался выходить из комнаты и заперся у себя. Завтракали они в молчании, Сион, надувшись, ковырял омлет и посматривал на часы. Его в школу забирали насильно, а Гео сбежал туда сам.

– Не понимаю, что на него нашло, – нарушил молчание Тиан.

– Он уехал из-за коленок Тори, – обиженно выдал Сион и тут же прикусил язык. – Ой, он просил не говорить.

Тиан и Верес переглянулись, никто из них не задумывался о сексуальном воспитании сына, а тот незаметно вырос.

– Я поговорю с ним, – произнёс Верес.

Хотя о чём говорить со взрослым альфой? Верес был уверен, что парень в гимназии уже имел контакты с омегами, и объяснять, как и что с ними делать, несколько поздно. Но к Тори Верес относился как к родному, пусть он и не был его ребёнком. И подсознательно хотел уберечь от дурного влияния альф, тем более Тори по происхождению аристократ, и Барри наверняка промыл ему мозги, чтобы он берёг девственность до брака, как принято в знатных семьях. Верес позвонил Гео, но говорили они совсем не об омегах, тем более Верес посчитал, что влечение сына к пасынку лишь временное.

Часть 3

Нагрузка в академии с первых дней вытянула все силы. Геотен полагал, что неплохо развит, но то, сколько его гоняли по полигону, ни в какое сравнение с прошлой программой не шло. Его куратор, лейтенант Норд ви Грей, узнав, что Гео – маг, добавил ещё и магические тренировки. В народе ходили слухи, что маги от переизбытка энергии могут сойти с ума, и Гео заставляли сливать силы по максимуму, чтобы не перегреться. Под вечер он еле струйку воды из себя мог выдавить. Зато остальные, видя его способности, стали относиться с большим уважением.

Новое поколение магов всё так же не превышало десятой доли процента от общего числа детей, при этом у аристократии сохранилась традиция избавляться от магического плода. Потому в академии на их курсе было всего трое магов, и Гео единственный из них, получивший звание мастера. Впрочем, он и в гимназии превосходил всех на голову, привык быть лучшим, но никогда не задавался, папа отучил от этого, постоянно опуская с небес на землю и напоминая о контроле. Смирение, терпение и умение держать эмоции под контролем – вот что делает сильного мага хорошим.

За два летних месяца Гео тщательно подготовился к тесту на пилота, набрал десять кило мышечной массы и случайно снёс ледяным вихрем полосу препятствий, найдя таким нелепым способом себе целую группу фанатов среди учеников. К его безродному статусу постепенно привыкли, никто не задевал – альфы побаивались его магической и физической силы, а омеги с лёгкой безответственностью видели в нём лишь красивую внешность.

Вдали от дома страсти поутихли, Гео старался не думать о Тори и не вспоминать о нём. Родители звонками не дёргали, Сион писал лишь по делу, а Тори притих, не появляясь даже в соцсетях. Гео был твёрдо настроен с ним не общаться, но когда новички прибыли на построение в конце августа, Гео сразу заметил среди них знакомую фигуру. Тори за лето немного загорел, белоснежная кожа приобрела приятный персиковый цвет, а тёмные, почти чёрные волосы под ярким солнцем блестели как вороново крыло, привлекая взгляды. Внешность ему досталась от Барри, на отца он не походил ни капли, но при этом казался значительно красивее своего папы. Пока командование знакомило всех с правилами учебного заведения, а наставники представлялись, Гео завороженно смотрел на омегу.

Потому, как только их отпустили на занятия, Гео сам отправился искать брата, надеясь на встречу. Тори, заметив его, смущённо замер на дорожке, улыбнулся сдержанно, опуская взгляд. Он стал ещё красивее, если это вообще возможно, и, только приблизившись, Гео чётко уловил его мягкий, влекущий аромат. Он тут же понял, что продолжать с ним общаться – огромная ошибка, но всё же не удержался и порывисто обнял, не позволяя тому и слова сказать. Гео так сильно скучал, что слов подобрать не мог, просто сжимал омегу в объятиях и радовался, что тот обнимает в ответ. Но стоило поднять взгляд, сердце неприятно дернулось – всего в паре шагов от них стоял Барри и взгляд его не обещал ничего хорошего. Дядька махнул ему рукой, подзывая, отказывать этому истеричке – наткнуться на громкий скандал.

– Очень рад тебя видеть, – тихо произнёс Тори.

– Я тоже. – Гео вдохнул, заставляя себя его отпустить. – Подожди, я скоро вернусь.

Гео с неохотой направился за Барри, забрался в его флаер, чувствуя неловкость и напряжение. Барри никогда ему не нравился, хотя не нравился – не то слово, Гео его ненавидел.

– Смотрю, твоим воспитанием никто не занимался, – вместо приветствия надменно произнес Барри.

– И вам не хворать, – буркнул Гео, отворачиваясь к окну и пытаясь отыскать в толпе Тори.

– Не хами мне! – Барри резко схватил его за руку, заставляя смотреть в глаза. – Я заметил, как ты обхаживаешь моего сына, но я знаю вашу породу. Ты такой же, как и твой гулящий отец! Если приблизишься к Тори, если узнаю, что ты снова его трогаешь, грязный ублюдок, отправишься в тюрьму за совращение брата! И поверь, я знаю, как упечь тебя на остаток твоей мелочной, бесполезной жизни!

– Я не…

– Не перечь мне, хам! Держись от моего сына подальше!

Гео выскочил из его флаера как ошпаренный. В голове все смешалось от злости и раздражения. Откуда Барри узнал про его чувства? Почему решил вмешаться? Или это просто очередная попытка навредить Вересу и его семье? В любом случае ему стоит держаться от Тори подальше, сумасшедшую тягу задавить на корню, вырвать из себя и не портить им обоим жизнь. Он обернулся к стоянке, откуда поднялся флаер Барри, сразу немного полегчало, но к нему подошел Тори, и сердце сжало с новой силой.

– Ты на меня больше не сердишься?

– Не сержусь, – Гео поджал губы, в глазах защипало, захотелось срочно уйти. Или лучше избавиться от Тори и больше о нем не вспоминать. Тори решил, что обидел его, но наверное это к лучшему. – И не сердился. Просто мы уже не дети и у нас не осталось ничего общего.

Уголки губ Тори нервно дёрнулись вниз, лицо побледнело, и он весь сжался.

– Несмотря на то что мы учимся вместе, я не хочу с тобой общаться, не говори никому, что мы родственники, – жестоко добил его Гео.

– У нас фамилия общая, – еле сдерживая слёзы, произнёс Тори.

Гео не ответил, было тяжело смотреть, как Тори плачет из-за него, и он просто ушёл, бросив омегу в расстроенных чувствах.

Тест на пилота Гео сдал успешно, списки распределения появились в сети в начале сентября. Тори тоже попал куда хотел, Гео нашёл его имя в маленькой группе навигаторов и порадовался за брата. Пусть хотя бы в этом его желания исполнятся. По учёбе они почти не пересекались, несколько общих предметов Гео намеренно посещал в другое время. Физо у омег шло по облегчённой программе, но зачёты на ориентирование и выносливость все сдавали вместе.

В целом учёба показалась Гео несложной, но он занимался с особым усердием, загружал себя дополнительными занятиями и тренировками по магии. Нагрузка помогала забыть о Тори, не обращать на него внимания и не париться из-за своего влечения. Кроме того, после ужина студенты были свободны в действиях и время от времени Гео с ребятами мотался в город, где за несколько монет хороший и послушный омега из публичного дома мог исполнить любое желание. В академии Гео тоже стал встречаться с омегой из высшего сословия – Этьен ви Разто неуловимо напоминал Тори, но Гео особо не выбирал. Парень сам полез к нему, восхищаясь магической силой. Магические способности невольно повлияли на репутацию Гео, даже наставники стали проявлять большую благосклонность. Но Гео не хотел пользоваться привилегиями и оценки получал только честным путём. С Этьеном общался чисто для галочки, спать с ним он не рисковал – аристократы в этом плане придерживались строгих традиций и избегали постельных утех до брака. А после свадьбы вели себя как Барри, позволяя папарацци раз в неделю обнаруживать у легкомысленного омеги нового ухажёра.

Тори на его пассию смотрел исподлобья, но Гео с каким-то садистским наслаждением дразнил брата своими публичными свиданиями, объятиями и поцелуями. Чем дальше они друг от друга, тем проще им обоим. Каждый раз, когда Гео ловил на себе взгляд тёмных глаз, хотелось оттолкнуть, окатить Тори холодной волной, отбросить прочь! А потом пустить ледяную стрелу себе в голову, потому что Гео жить без Тори не сможет.

Но и рядом с ним находиться было просто невыносимо. Гео злился на себя, на родителей, которые не замечали, как дети взрослели, и держали их в одной комнате. Даже Барри и то обратил внимание на его чувства. Они с Тори росли бок о бок, всегда вместе, так близко, словно единое целое. И Тори, как его путеводная звезда, всегда указывал, что правильно и как лучше, без него Гео запутался, заблудился в своих эмоциях и не понимал, что хорошо и что плохо. Когда именно желания стали нестерпимыми? Кажется, прошлым летом его душа окончательно сломалась, испорченная магией, чёрная и прогнившая. Папа был прав, что ненавидел магов: таким как он не место на Земле.

В середине зимы, после защиты основных дисциплин, всем студентам первого курса предстояло сдавать ориентирование. В течение четырёх часов группы из трёх человек должны были перебраться из точки «А» в точку «Б», собрав восемь флажков и не потеряв членов команды. Гео попал в команду с проверенными ребятами: Парто ди Арк и Ларк ди Спенсор. Бароны из небогатых семей во всем его поддерживали и искали дружбы.

По общему баллу их трио шло в десятке первых, ребят поставили на вторую половину дня, дав довольно сложный маршрут. Гео с парнями прикинули дорогу, ещё пока готовились. С собой разрешалось взять верёвку, нож и минимальный паёк. Но благодаря магии Гео мог схитрить и обходить сложные места магическими мостами. Обговорив этот момент, все трое согласились использовать магию, только если не будут укладываться по времени. Обманывать никто не хотел.
<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 10 >>