1 2 3 4 5 ... 7 >>

Карл Ренц
Комментарии к Евангелию от Фомы

Комментарии к Евангелию от Фомы
Карл Ренц

Серия недвойственности
В этой книге приведены лучшие фрагменты комментариев к Евангелию от Фомы Карла Ренца – одного из самых необычных учителей недвойственности. Это его ответы на вопросы участников бесед, организованных Обществом «Метанойя» (Франция), в которых он со свойственной ему бескомпромиссностью выражает живое Слово, несомненным олицетворением которого является сам.

Знаменитое Евангелие от Фомы составлено из 114 логий, или изречений, Иисуса, которые раскрывают тот факт, что Царство Божье уже присутствует в каждом из нас. По меньшей мере половина из 114 логий не была найдена в новозаветных евангелиях, а те из них, что там присутствуют, заметно отличаются. Этот удивительный текст, представляющий Иисуса гностиком, расширяет наши представления о нем и приглашает по-новому заглянуть вглубь самих себя, в Царство Божье.

Карл Ренц

Комментарии к Евангелию от Фомы

© Karl Renz. Text, 2015

© ООО ИД «Ганга». Издание на русском языке, оформление, 2016

Предисловие

Открытие Евангелия от Фомы

Примерно в 1945 году в районе Наг-Хаммади в Верхнем Египте местными крестьянами случайно был найден большой сосуд метровой высоты, внутри которого находились пятьдесят три старинные рукописи, написанные на саидском диалекте коптского языка. Эти обёрнутые в кожу папирусные манускрипты в основном содержали в себе гностические тексты, среди которых было и знаменитое Евангелие от Фомы: этот документ относится к IV веку н. э., однако вполне возможно, что он является коптским переводом греческого текста, следы которого были обнаружены в сильно повреждённой древней папирусной рукописи, найденной в Оксиринхе, греческом городе в Среднем Египте, и датируемой III веком н. э.

Евангелие от Фомы составлено из 114 логий (множественное число от «логия»), или изречений, Иисуса, которые раскрывают тот факт, что Царство Божье уже присутствует в каждом из нас, что противоречит каноническим евангелиям, отстаивающим идею апокалиптического психоза в соответствии с подходом эсхатологии. Такое противоречие объясняется тем, что гнозис, свободный от всех религий, не знает никакой пространственно-временной иномирности.

В предисловии к Евангелию от Фомы, которое было переведено с английского и прокомментировано Эмилем Гиллабертом, Пьером Буржуа и Ивом Хаасом, можно прочесть следующее: «Между временем, когда жил Иисус, и временем окончательной фиксации его слов в канонических евангелиях в их тексты вносились серьёзные изменения». Самый первый английский перевод, цитаты из которого приводятся в этой книге, принадлежит Томасу О. Ламбдину. Мы избрали его по причине его серьёзности и аутентичности. «Тем временем наши смиренные гностики размышляли над СЛОВАМИ, которые со времён Фомы их писцы добросовестно переписывали на новые папирусы по мере изнашивания старых. И продолжалось это до тех пор, пока, поняв, что им грозит уничтожение вследствие их неповиновения иудеохристианским прозелитам, они не решили сохранить если не собственные жизни, то хотя бы свою библиотеку, частью которой, конечно, было Евангелие от Фомы – документ наибольшей важности – его последняя и правильная копия. И так это сокровище было доверено земле на последующие пятнадцать столетий…»

Нет надобности говорить, что это открытие вызвало большую полемику, особенно по той причине, что по меньшей мере половина из 114 логий не была найдена в новозаветных евангелиях, а те из них, которые там присутствуют, совершенно не такие. Весьма отличаясь от канонических евангелий, этот удивительный текст, представляющий Иисуса гностиком, приглашает нас к открытию нас самих нами же самими с помощью самой Жизни, являющейся нашей реальностью. Таким образом, христиан и гностиков разделяет пропасть. Христианская традиция запрещает и уничтожает гностические тексты, а те, что были обнаружены в сосуде, упоминаются в перечне, который приводится в указе епископа Афанасия Александрийского, предписывающем их ликвидацию…

Обнаруженные в Наг-Хаммади старинные рукописи позволяют нам сегодня слышать голос гностиков, жертв гонений, чьи труды решительно отстаивали первостепенное значение индивидуального непосредственного опыта.

Дидим Иуда Фома

В прологе к Евангелию от Фомы говорится: «Вот сокровенные слова, которые сказал живой Иисус и которые записал Дидим Иуда Фома». По поводу Дидима Иуды Фомы Эмиль Гиллаберт написал в своих комментариях следующее: «Ученик, которого обычно называют Фомой, здесь зовётся Дидимом Иудой Фомой, то есть именем, отсутствующим в Евангелии от Иоанна. Дидим (греческий вариант: Дидумос) означает „близнец“. Возможно, это слово говорит об особом положении и праве доверенного лица и глашатая послания Иисуса: Как близнец Фома является своеобразным альтер эго Иисуса». Что же касается Иуды, то Эмиль Гиллаберт многое рассказал об этом персонаже, посвятив ему целую книгу под названием «Judas, tra?tre ou initiе» («Иуда, предатель или посвящённый»).

Общество «Метанойя»

Эмиль Гиллаберт был совершенно очарован Евангелием от Фомы. Он говорил, что в Индии, Японии и Китае всегда существовало огромное количество литературы о недвойственности, в то время как в западных культурах такая литература отсутствовала. Обнаружение Евангелия от Фомы представило доказательства того, что Иисус изъяснялся словами недвойственности, что свидетельствует о пробуждённом состоянии, подобном пробуждению великих мудрецов Востока. Таким образом, источник мог быть найден также и в нашей, западной, традиции, однако его веками скрывало богословие. Именно по этой причине Эмиль Гиллаберт был особенно заинтересован в точном французском переводе этого труда в свете универсального гнозиса, то есть недвойственности, причём заинтересован до такой степени, что основал общество «Метанойя», целью которого является глубокое изучение Евангелия от Фомы и распространение знаний о нём.

Карл Ренц

Спустя несколько десятилетий после смерти Эмиля Гиллаберта общество «Метанойя» четыре раза посещала счастливая мысль пригласить к себе Карла Ренца – в 2003, 2005, 2008 и 2010 годах. В ходе этих спонтанных и непринуждённых бесед у членов общества была возможность представить Карлу большое количество логий с целью вызвать его интерес к их комментированию. В этой книге приведены лучшие фрагменты комментариев Карла, в которых содержатся его ответы на вопросы собеседников и в которых он со свойственной ему бескомпромиссностью выражает в процессе общения живое Слово, несомненным олицетворением которого является он сам.

Помимо того что его комментарии касаются самих логий, они также отвечают на вопросы участников беседы по мере их естественного возникновения, и этот свободный поток (берущий начало в каждой из логий подобно паучьей сети, которая сперва выпускается, а затем натягивается) овладевает теми, кто открывается, блокируя все мыслимые пути к отступлению и создавая таким образом чуждое условностям недвойственное эхо истинного гнозиса.

«Мы должны – как предлагает Иисус – избавиться от личностных одежд. Необходимость такой самоотдачи подчёркивается во всех 114 логиях, – особо отмечал Эмиль Гиллаберт, соглашаясь с Карлом. – То есть абсолютная обнажённость, и То есть Иисус».

Логия 57

Иисус сказал:

Царство Отца подобно человеку, имеющему хорошие семена.

Его враг пришёл в ночи и высеял сорные травы поверх хорошего семени.

Человек не позволил им вырвать сорные травы.

Он сказал им: «Я боюсь, что вы придёте и вместе с сорняками вырвете пшеницу».

Ибо в день жатвы сорняки станут ясно различимы,

и тогда они будут вырваны и сожжены.

Поскольку комментарии изначально не следовали в каком-то определённом порядке или в соответствии с некой логической схемой, последовательность приведения логий в этой книге соответствует времени их озвучивания в ходе бесед.

    Анасуйя

Вот сокровенные слова, которые сказал живой Иисус и которые записал Дидим Иуда Фома.

    Пролог Евангелия от Фомы

Иисус – всегда живое слово

    Карл Ренц

1

Я есть То, что есть Иисус

Логия 1

И сказал он:

Того, кому откроется значение этих слов,

смерть не коснётся.

Здесь речь идёт о внутреннем Иисусе, а не его многочисленных изображениях.

По сути, в итоге мы говорим: «Я есть Иисус».

«Я есть То, что есть Иисус». Это другое. Иисус сказал: «Я есть То, что есть Отец, но я не Отец». Это всегда указывает на суть того, что есть, никак его не называя. Поэтому я скажу: «Я есть То, что есть Иисус», но не «Я есть Иисус».

Разве это не то же, что и «Я есть То»?

Когда Бог сошёл с небес и Моисей спросил его: «Кто ты?», он ответил: «Я есть То, что я есть». Таким образом, он определённо дал понять, что он является сутью этого «я есть». Тем, чем является сознание, но не самим сознанием.

Что могло бы означать, что личность остаётся…

Нет-нет, напротив. Фактически это её уничтожает. Это уничтожает определение. Ещё раз: Иисус – это имя, определение. Тогда как ты пуст. Ты – пустота, в которой находится природа Христа. В христианской традиции говорится, что сутью является природа Христа. Так же, как в буддизме сутью является природа Будды, истинное Я. Это просто другое название истинного Я.

1 2 3 4 5 ... 7 >>