<< 1 ... 21 22 23 24 25

Леонид Михайлович Млечин
26 главных разведчиков России


Уже на пенсии бывший генерал Рясной рассказывал поэту Феликсу Чуеву, как из Горького его вызвал в Москву секретарь ЦК Георгий Маленков и распорядился:

– Скоро будет рассмотрен и утвержден план освобождения Украины, а там много националистов, оуновцев, которых надо ликвидировать. Вы назначаетесь народным комиссаром внутренних дел Украины.

В годы войны был три Украинских фронта. Рясного, занимавшегося подавлением вооруженного подполья, именовали командующим Четвертым Украинским фронтом. Его методы произвели благоприятное впечатление на Берию. 31 октября 1945 года Лаврентий Павлович писал Сталину:

«Представляем на Ваше усмотрение кандидатуры для укрепления руководства НКГБ.

В качестве первого кандидата можно назвать Рясного В.С., работающего в настоящее время Наркомом Внутренних Дел Украины. Рясной в первые два года войны был начальником НКГБ Горьковской области. С этой работы он в июле 1943 года был выдвинут и назначен Наркомом Внутренних Дел Украины. До войны Рясной в течение 4 лет был на оперативной работе в органах государственной безопасности, а взят на чекистскую работу с партийной работы (секретарь райкома Сталинградской области). Считаем возможным рекомендовать Рясного первым заместителем наркома Госбезопасности с тем, чтобы через 1–2 месяца утвердить его наркомом…

Если Вы одобрите эти кандидатуры, то переговорим с указанными товарищами и представим проект решения».

Вождь кандидатуру Рясного в принципе одобрил. Но вышло не так, как предполагал Лаврентий Павлович. Через два месяца его самого Сталин убрал из НКВД. И Рясного взяли не в Наркомат госбезопасности, а в НКВД. 15 января 1946 года Рясного перевели в Москву первым заместителем (или, как тогда говорили, по общим вопросам) союзного наркома внутренних дел. Но его назначение наркомом не состоялось, им оставался Сергей Никифорович Круглов.

Более того, Рясной и на посту первого зама не задержался. В начале 1947 года Круглов поменял его должностями с другим заместителем министра – Иваном Александровичем Серовым (еще один бывший нарком внутренних дел Украины). 25 февраля Серов стал первым замом. Он занимал эту должность семь лет до 13 марта 1954 года, после чего возглавил КГБ СССР. Рясной остался простым заместителем.

О Рясном вспомнили в феврале пятьдесят второго, когда Сталин озаботился изменением структуры Министерства госбезопасности. 12 февраля 1952 года решением политбюро Рясного перевели в МГБ. Он был назначен заместителем министра и начальником 2-го главного управления (контрразведка). Он был одним из тех, кого в те месяцы вызывал Сталин, желавший перестроить всю работу госбезопасности.

Когда Сталин умер, Берия, который вернулся на Лубянку, приблизил Рясного. С 11 марта по 28 мая 1953 года Василий Степанович руководил разведкой.

По указанию Берии Рясной вызвал в Москву основных резидентов разведки, чтобы поставить перед ними новые задачи. Некоторые указания были вполне разумными. Всем руководителям представительств госбезопасности в странах народной демократии был устроен экзамен на знание языка страны пребывания. Кто сдал экзамен, возвращались назад, хотя и с понижением в должности. Не сдавших зачисляли в резерв. А язык знали далеко не все – привыкли работать с переводчиком.

Разведкой генерал Рясной руководил всего два с лишним месяца. Берия потерял к нему интерес и велел подыскать Рясному другую должность.

В конце мая 1953 года его перевели начальником управления Министерства внутренних дел по Москве и Московской области. И оставался он на этом посту до весны 1956 года.

Министр внутренних дел Дудоров уволил генерала Рясного 1 марта 1956 года, поставив ему в вину «неудовлетворительную работу» по борьбе с высоким уровнем преступности в Москве и области.

Рясной написал письмо Хрущеву:

«В моей работе есть недостатки. При всем этом я считаю, что ко мне подошли несправедливо. Я работал честно. На мой взгляд, на решение обо мне оказало влияние представление в КПК при ЦК КПСС Главной Военной Прокуратуры о том, что:

– я причастен к следствию по трем делам в 1937 году – неправильно осужденных Хакимова, Тахогоди и Зейман. Только что придя в НКВД в 1937 году, я выполнял поручения и отдельные следственные действия по этим делам, как практикант. Следствия же по этим делам я не вел;

– в 1941 году я завел дело и передал в суд на выселение семьи быв. командующего Белорусским военным округом, осужденного в 1941 году к расстрелу; это мною было сделано по распоряжению Берия, со ссылкой на решение ставки;

– что я дал указание в феврале 1953 года надеть наручники на арестованного Эйдус. Это ошибочно. Меня в то время даже не было в Москве, и такого указания я не давал.

По обвинениям, выдвинутым против меня Прокуратурой, я дал подробные объяснения в КПК. Это дело еще не рассматривалось. Я прошу Вас, Никита Сергеевич, поручить разобрать все обстоятельства, изложенные мною. Я считаю, что не заслужил такого наказания, как увольнение из органов МВД.

Я прошу оставить, не увольнять меня из органов МВД, а дать мне любую работу, которую буду выполнять честно, по-партийному. Я был предан партии и останусь им».

5 июля 1956 года Василия Семеновича Рясного уволили из органов «по фактам дискредитации». Но генеральского звания не лишили. Он умер в декабре 1995 года.

Александр Панюшкин. Посол и резидент

После перевода Рясного в московское управление полтора месяца обязанности руководителя разведки исполнял генерал Александр Михайлович Коротков. Его образование ограничивалось средней школой. В органы госбезопасности его взяли на должность монтера по лифтам, но быстро отметили очевидные таланты молодого человека, который преуспел на самом трудном нелегальном поприще.

Коротков работал на немецком направлении. В первых числах января 1939 года его обвинили в том, он сам завербован гестапо. 8 января его уволили из госбезопасности. На следующий день он написал письмо наркому Берии. Лаврентия Павлович прочитал письмо, изъявил желание поговорить с автором и распорядился оставить Короткова в кадрах. Перед войной его командировали в Берлин, и он сумел восстановить связь с важнейшими агентами берлинской резидентуры.

В 1946 году он стал заместителем начальника разведки. Но начальником его так и не сделали. Сначала помешало очевидное благоволение к Коротокову Лаврентия Павловича Берии, которого в пятьдесят третьем расстреляли. Когда руководителем разведки стал генерал Сахаровский, стали говорить, что он недолюбливает своего заместителя генерала Александра Короткова, потому и отправил его руководить представительством в ГДР. Возможно, Сахаровский чувствовал в нем конкурента.

Председателю КГБ Шелепину Коротков, любимец Ивана Серова, тоже не очень понравился. В конце июня 1961 года Александра Короткова вызвали в Москву. 27 июня после не очень приятной беседы с Шелепиным Коротков позвонил Серову. Они пошли играть в теннис на динамовском стадионе на Петровке. Прямо на стадионе Короткову стало плохо, и он умер от сердечного приступа. По странному стечению обстоятельств он закончил свою жизнь там, где когда-то началась его карьера. На этом самом стадионе на юного Короткова обратил внимание увлекавшийся спортом секретарь Дзержинского Вениамин Герсон. Он устроил Короткова в госбезопасность наладчиком лифтов. Потом перспективного молодого человека взяли в иностранный отдел…


Вы ознакомились с фрагментом книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста.
Приобретайте полный текст книги у нашего партнера:
Полная версия книги
(всего 12 форматов)
<< 1 ... 21 22 23 24 25