<< 1 2 3 4 5 >>

Волшебство сказки внутри тебя. Сборник Психологических Сказок
Любовь Анатольевна


Счастливые Купец и Святослав повезли Благовению ко дворцу царскому. На золоченом крыльце встретил их сам Царь в золотом Венце.

– Приветствую тебя девица красная. Наслышан я о Чудесном Хлебе твоем и кротком нраве, – величаво проговорил Царь. – Наслышан я и о коварстве сестер твоих, их ждет суровое наказание, Будут казнены они.

– Не губи их Царь батюшка! – бросилась в ноги Царю Благовения. – Скудны они разумом, не ведали, что творят, – залилась слезами она.

– Сердечна ты! – молвил Царь. – Будь по твоему. Но наказания им все рано не избежать – каждый по делам своим получать должен.

И отправили Гордению на царский свинарник за свиньями убирать, да гордыню свою усмирять. А Скупидоне волосы остригли, в рубленую рубаху нарядили, да отправили подаяние на Храм собирать.

А Благовении и Святославу Царь свадьбу богатую справил. Благовения в Чудо Печке Хлебов напекла на все Славное Государство. Всем Государством гуляли, молодых благословляли.

Царевич и волчица

В некотором царстве, в некотором государстве жили Царь с Царицей. И было у них три сына. Царь учил сыновей уму-разуму, чтобы жили по совести и достоинство свое не теряли. А когда придет время, то достанется Царство-Государство самому достойному, чтобы правил мудро, народ не обижал, богатства Царства приумножал.

Старшие братья больше гуляли, а младший батюшкины науки изучал.

Шло время, и приближался день, когда Царь будет достойного выбирать. Поняли старшие братья, что младшему не соперники. И решили они от младшего брата избавиться, чтобы Царство с ним не делить. Добыли они Сон-травы и опоили младшего Царевича. А когда уснул Царевич крепким сном, отнесли его в темный лес, в чащу густую и бросили на съедение волкам.

Спит Царевич в глухом лесу сном крепким, проснуться не может. А тут и волчица мимо бежит. Увидела тело бездыханное Царевича, и потащила его в логово к себе, волчатам на ужин. Логово в корнях старого дерева находилось. Оставила она Царевича в логове с волчатами, а сама опять на охоту отправилась. В это время налетел ураган сильный. И был он такой силы, что деревья с корнями выворачивал. Вот и старое дерево, под которым логово волчицы находилось, с треском начало качаться, земля под ним ходуном заходила, корни из земли вывернула. Оказались волчата и Царевич без защиты, в самой гуще урагана.

Проснулся Царевич от страшного треска и шума, ничего не поймет. Видит, вокруг ураган бушует, деревья ломает, а рядом в один клубочек волчата свернулись, от страха поскуливают. Тут раздался еще более страшный треск, и на волчат стало заваливаться соседнее дерево. Царевич не раздумывал, он накрыл волчат своим телом, а дерево рухнуло Царевичу на спину. Царевич тут же потерял сознание.

Волчица тем временем торопилась к логову. Ее сердце колотилось от бешеного бега и страха за волчат. Когда она увидела полную разруху, она громко завыла от горя. И тут услышала слабое поскуливание. Метнулась к поваленному дереву. Увидела Царевича, закрывшего собой волчат ее. Вытащила волчица Царевича и волчат из под завала, и в безопасное место перетащила.

Сколько Царевич был без сознания, только очнулся он в просторной норе. Открыл он глаза и видит, над ним большая волчица нависла и пристально на него смотрит. Похолодело у Царевича все внутри от страха. Решил он, что пришел его конец.

– Не бойся Царевич, я тебя не съем, – проговорила волчица человеческим голосом. – Спас ты волчат моих, за это и я сохраню твою жизнь.

У Царевича отлегло немного от сердца. Вот только как он попал сюда и где дорога домой?

– Братья твои тебя на погибель бросили, – прочитав его мысли, ответила волчица. – Только возвращаться с пустыми руками домой не советую, беда приключиться.

– Что же мне делать? – спросил растерявшийся Царевич.

– Выполни просьбу мою. Мне отлучиться надо, а волчат одних бросить я не могу. Проживи в логове один год, заботься о волчатах. И я тебя отблагодарю. – попросила Волчица.

– Будь по твоему, позабочусь я о волчатах, – согласился Царевич.

– Только Золотую Цепь с шеи белого волчонка не снимай ни в коем случае, – предупредила волчица Царевича и выскочила из норы.

Год прожил Царевич в норе с волчатами. Волчата подросли, стали взрослыми волками и уже сами на охоту бегали. Однажды белая волчица с хоты вернулась подраненная, в шею ей щепа большая воткнулась. Хотел Царевич помочь волчице белой щепу выдернуть, да Цепь Золотая мешается. Помнил Царевич запрет волчицы – не снимать цепь, да делать нечего, помочь надо. Решил, что если ненадолго снимет, а потом опять оденет, то и беды не приключится. Снял Царевич Цепь с волчицы белой и, тут же она обернулась Девицей, красы невиданной.

Налетел ураган сильный, подхватил Девицу и унес. Тут и волчица вернулась.

– Ах Царевич! Что же ты наделал? – запричитала Волчица. – Давно за мной и детьми моими Змей треглавый охотится. Пришлось в волков оборотиться. Цепь Золотая – это чары волшебные. Снял ты чары с дочери моей и увидел ее Змей ненасытный. Унес к себе в заточение. Если бы дождался ты моего возвращения, то сняла бы я чары волшебные сама и в жены дочь тебе бы отдала. Тогда стала бы она для Змея навеки невидимой.

– Пойду я за суженой на край света! – вскричал Царевич. – Найду ее хоть за тридевять земель и спасу из заточения Змея трехглавого.

– Не справиться тебе со Змеем без волшебного оружия, – сказала волчица и метнулась в другой угол норы. Вытащила мешок и положила к ногам Царевича. – Меч силы необыкновенной, поможет тебе с головами Змея справиться, – Волчица достала Меч зеркальный. – Лук Золотой поможет самое сердце его поразить, – и Волчица достала Лук Золотой. – А еще возьми Рубашку волшебную, в ней тебя никакая беда не возьмет, – Царевич сам достал из мешка Рубашку и сразу надел на себя.

Поблагодарив Волчицу Царевич заторопился в путь за своей суженой.

Долго ли коротко Царевич колесил по земле в поисках логова Змея трехглавого. Но вот добрался он до высокой горы, в которой была огромная пещера, там и была его суженая заточена.

Подумал немного Царевич и решил хитростью Змея обойти – выкрасть Девицу красную. Схоронился он в зарослях камыша, что неподалеку от пещеры рос. Дождался, когда Змей на охоту отлучится, пробрался в пещеру и выкрал свою суженую. Да только Змей их догнал и пришлось Царевичу все же в бой с ним вступить. Вынул он Меч силы невиданной и одним махом отрубил все 3 головы Змея.

Сыграли Царевич и Девица красная свадьбу. Стали жить в любви да согласии.

Вот только Змей трехглавый не погиб, сердце Царевич ему не пронзил. Отросли у Змея опять его головы. Оборотился он Путником, постучался в дверь, когда Царевича дома не было, попросился на постой. Жена Царевича доброй душой была, в дом проводила, на стол накрыла. За доброту ее, Путник ей бусы рубиновые пожаловал. Обрадовалась Жена Царевича, уж больно хороши бусы. Да только бусы те не простые были – волю они подавляли, разум задурманивали, душу в плен забрали. Как надела Жена Царевича бусы на шею, так морок ее накрыл, остуда к мужу в сердце проникла, любовью к Путнику воспылала.

Предложил Путник Жене Царевича с ним сбежать. Только прежде велел узнать у него в чем сила его, что помогла самого Змея одолеть.

Вернулся Царевич, а Жена его нахваливает, про его силу спрашивает. Доверял Царевич Жене своей, про Рубашку волшебную рассказал, что никто победить его не может, пока она на нем.

А когда уснул Царевич, выкрала она Рубашку волшебную у мужа, Путнику отнесла.

Тот тут же Змеем обернулся, Царевича на куски порвал, по четырем сторонам разметал. Подхватил Жену Царевича и опять в заточение унес.

Семь лет томилась Жена Царевича в заточении у Змея. А тем временем Волчца нашла кусок от Царевича. Поняла она, что Царевич опять не справился, в беду попал. Собрала она все куски Царевича, в целое сложила и схоронила. А сама к Змею отправилась. Дождалась, когда его на месте не будет, пробралась к дочери своей, бусы рубиновые сорвала с нее. Тут же морок с нее сошел, осознала, что натворила, слезами горькими залилась.

– Слезами горю не поможешь, – строго сказала Волчица. – Придется тебе дочка самой все исправлять и мужа своего выручать.

– Как же мне помочь мужу своему любимому? – заливаясь слезами спросила Жена Царевича.

– Надобно тебе живую и мертвую воду найти. Для этого тебе придется семь железных башмаков истоптать, семь черствых хлебов съесть. Только тогда ты добудешь то, что тебе надобно.

Незамедлительно Жена Царевича в путь отправилась. Долгим и трудным был ее путь. Много испытаний пришлось преодолеть. Истоптала она семь железных башмаков, изгрызла семь черствых хлебов. И вышла она к двум колодцам. В одном колодце была живая вода, в другой – мертвая. Набрала Жена Царевича воды и в обратный путь двинулась. Обратный путь легким был, быстро она добралась до места, где тело мужа ее схоронено.

Сбрызнула Жена тело мужа мертвой водой, и стало оно целым. Полила живой водой, и ожил Царевич. Повинилась Жена перед мужем. Простил ее Царевич, за спасение свое поблагодарил.

Отправился Царевич к Змею подлому. На бой его вызвал. Взмахнул он Мечем и отсек сразу три головы. Достал Лук Золотой, сердце Змея пронзил. Больше не будет Змей Жену его воровать, мороком заморачивать.

Вернулся Царевич домой к родителям своим, Царю с Царицей. Девицу красную представил как невесту свою. Обрадовались Царь с Царицей возвращенью сына любимого. Справили они молодым свадьбу богатую. Все царство-государство гуляло, молодых прославляло.

Матвей крестьянский сын

Жили-были три брата. Были они холостыми и жили в отцовском доме. Дом был ветхим от старости и уже покосился совсем. Отец братьев давно занедужил и не было у него сил следить за домом и хозяйством. Матери у братьев и в помине не было. Все заботы о доме и больном батюшке легли на плечи братьев.

Вот только справлялись старшие братья с делами плохо. Все-то у них из рук валилось. Если крыльцо починят, то через день оно совсем рассыпается. Если хлеб засеют, то посевы сгниют. А младший брат Матвей за отцом ухаживал, да на подхвате у старших братьев был, до серьезных дел его не допускали. Братья Матвея слабоумным считали, потому, что отказывать не умел, да спотыкался на каждом шагу, от этого вечно в синяках ходил.

Только Матвей переживал, что хозяйство разваливается, дом того гляди рухнет, хлеба на три дня осталось. Сидит Матвей в горнице, горюет, думу думает. Вдруг слышит, на чердаке что-то скребется. Пошел проверить, кто в дом к ним пробрался.

Поднялся Матвей на чердак, а там хлама всякого навалено, что и шагу шагнуть некуда. На куче хлама кот тощий сидит, коготки точит.

– Ты кто таков? И почто в дом к нам пробрался? – сердито спросил Матей кота. Хотел прогнать кота, да споткнулся и упал.

– Вот-вот! Так и в жизни твоей, что ни шаг, то падение, – протяжно проговорил кот, лениво потягиваясь.
<< 1 2 3 4 5 >>