1 2 3 4 5 ... 24 >>

Людмила Ладожская
В плену любви III

В плену любви III
Людмила Ладожская

Действие происходит в Индии, где сын Раджана и Малати Артур встречает в Мумбаи русскую фотомодель Лиану, которая разбила его сердце. Недолго думая, он делает ей предложение. Девушка соглашается с условием, что семья будет жить в Москве. Артур принимает решение продать бизнес в Индии и перебраться ради возлюбленной в Москву. Все, казалось бы, было хорошо, но спустя шесть лет в Москву переехал жить и младший брат Артура Себастьян, который считает, что родители несправедливо разделили наследство между братьями, и пытается с помощью Лианы убрать брата. Чем закончится схватка между братьями, и где же найдет в итоге свою любовь Артур Эванс? Содержит нецензурную брань.

Людмила Ладожская

В плену любви III

Часть I

Артур в задумчивости вел свой новенький, в спортивном оформлении Mercedes-Benz, совсем недавно доставленный прямо из Германии. Настроение было в ноль. Никакой радости и восторга после торжественного мероприятия по поводу окончания школы молодой человек не испытывал, так как вопрос о его дальнейшем обучении оставался открытым. Малати поглядывала на сына, не решаясь первой заводить разговор о его будущем. С тех пор, как погибли в авиакатастрофе Лувиния с Дэвидом, а здоровье Раджана серьезно пошатнулось, она искренне надеялась, что Артур выучиться и продолжит их семейное дело. Но молодой человек настаивал на поступлении в Бомбейский университет на инженерно-строительный факультет.

– Мама, – начал Артур, не в силах больше оттягивать серьезный разговор.

– Артур, сынок, – перебила его Малати, сразу взяв инициативу в разговоре в свои руки. – Артур, я считаю, что ты должен идти по стопам отца, поступить в институт текстильной промышленности и в дальнейшем взять на себя ответственность за семейное дело. На фабрике нужен хозяин. Я не могу постоянно там находиться. Ты сам видишь, что отец сильно сдал. Оставлять его на целый день на попечение медсестры и прислуги – это не правильно. Ему нужна я, – пыталась убедить Малати сына в своей правоте.

– Мама, последние три года ты сама практически руководила компанией и, кстати, отлично с этим справлялась. Даже, если я уеду учиться туда, куда вы хотите, то тебе в любом случае придется на все эти годы брать бразды правления в свои руки. И в результате, я вернусь домой, чтобы заниматься не любимым делом!

– Семейным делом, сынок! Семейным! Ты должен показывать пример своему разбалованному брату, а не идти против семьи! Я представляю, что он нам выдаст, когда ему будет столько, сколько тебе сейчас. Артур, это не прихоть! Пойми, я верю в тебя, верю, что ты со всем справишься! Ну, не могу я надеяться на Себастьяна! Ты с маленького был рассудительным ребенком. Конечно, и озорничал, как другие дети, но было понятно уже тогда, каким человеком ты вырастешь!

– Мама, Себастьяну еще нет и двенадцати! Он повзрослеет и к окончанию школы станет серьезным молодым человеком.

– Артур, не обманывай себя и меня! Ты сам видишь, какие отметки он приносит со школы. Ты не представляешь, чего мне стоит скрывать от вашего отца все его проделки, отметки и регулярные вызовы к директору школы. Его терпят там только от того, что я постоянно оказываю финансовую помощь.

– Мама, прости, но я хочу заниматься любимым делом! Я хочу строить, возводить огромные жилые дома и комплексы! Мама, в этом моя жизнь! А с Себастьяном я обязательно поговорю.

Малати отвернулась от сына и смотрела в окно на мелькающие за стеклом деревья и едва сдерживала слезы. Она уже сама не понимала, как будет лучше для всей семьи и ее Артура в отдельности, у которого впереди была вся жизнь. Если бы Раджан был здоров, то никто не был бы против выбора сына идти на инженерно-строительный факультет. Но она замечала, что Раджан все больше лежит на кровати, нежели проводит время в коляске, как раньше. И она чувствовала, как она нужна ему, как он постоянно нуждается в ней. Да, и сама Малати уже очень устала разрываться между мужем и фабрикой, где всегда нужен был хозяйский глаз.

– Хорошо, Артур, так и быть. Поступай на строительный факультет. Вижу, что не смогу тебя переубедить. В этом ты весь в отца. Только прошу тебя, что бы этот разговор остался между нами. Ни Себастьян, ни отец не должны знать на кого ты учишься. А там посмотрим.

– Мама, спасибо тебе за понимание, – улыбнулся Артур и поцеловал мать в щечку. – Мама, а может, ты больше себе накручиваешь?

– Да, нет, Артур. Я прожила с твоим отцом достаточно, чтобы понимать его настроение и переживания. В тебе он уже видит опору семьи, в Себастьяне только лишь своего младшего любимого сына, которого он сам практически принимал на свет, – грустно произнесла Малати, окунувшись в воспоминания.

– Я тогда так испугался за тебя, мама. Ты так громко кричала. Я помню, как отец и наша кухарка суетились возле тебя. Отец запрещал мне входить в вашу комнату. А я стоял за дверью и молился, как меня учила Шрея, чтобы ты не умерла! Если бы ты знала, как я тогда ненавидел Себастьяна, пока он не закричал, и отец не позволил мне на него посмотреть, – с улыбкой вспоминал Артур день рождения своего брата. – Вот и приехали!

– Артур, может, ты передумаешь? – пытаясь найти в его глазах хоть каплю понимания, еще раз спросила Малати.

– Мамочка, любимая моя, мне показалось, что мы уже все решили. Давай не будем больше к этому возвращаться и рвать друг другу душу.

– Да, сынок.

Артур остановил автомобиль возле ворот дворца, и как подобает мужчине, вышел первым и помог выйти матери.

**************************

– Сита, где господин Раджан и Себастьян? – спросила Малати, войдя в гостиную, наткнувшись сразу на служанку.

– Господин Раджан в спальне, а Себастьян купается в бассейне под присмотром Чанды, ответила девушка.

– Он так и не вставал сегодня? – обеспокоенно спросила Малати.

– Нет, госпожа.

Малати обернулась к Артуру.

– Вот, видишь Артур. О чем я тебе и говорила. Он без меня и в сад не выйдет на свежий воздух. А, Себастьян, тоже хорош! Нет, чтобы с отцом посидеть, изволит плавать в бассейне!

– Мама, он еще так далек от взрослой жизни! Пойдем лучше к отцу.

– Артур, ты уже в четыре года готов был мстить всем, кто на меня осмеливался повысить голос. А ему почти двенадцать лет!

– Мамочка, не ругайся. Отцу нужны положительные эмоции, – спокойно и рассудительно сказал Артур.

– Ты прав, сынок.

Малати с Артуром вошли в спальню. Раджан спал, о чем свидетельствовало его ровное дыхание. Малати присела кровать и, поцеловав своего любимого мужа, громко сказала:

– Раджан, соня, вставай! Что это еще за хандра? Сита сказала, что ты еще и на улице не был!

– Малати, привет. Вы уже вернулись? – потягиваясь, спросил заспанный глава семейства. – Артур, сынок, как все прошло?

– Все хорошо, отец! Аттестат с отличием. Жаль, что ты, конечно, не смог присутствовать там.

– Я горжусь тобой, Артур. Когда ты едешь подавать документы?

– Если вы не против, то завтра. Не хочу затягивать. Да и быстрее уеду, быстрее вернусь и до конца лета буду вместе с вами. Тем более в этом году у тебя юбилей. Наш дом превратиться в растревоженный улей. Я знаю, что даже Радха с Томасом и детьми прилетят из Польши, чтобы поздравить тебя, не говоря уже о стариках Харрисонах и твоем закадычном друге Стивене.

– После того, как дядя Гордон с тетей Лизой уехали в Саураштру к Саманте и внукам, а Стивен и Шанти обосновались в Дели, этот дворец совсем опустел. Первый раз за все эти годы я жажду своего дня рождения, чтобы вновь увидеть всех мне дорогих и близких людей. Первый раз, как бы это странно не звучало.

– Вот, и хорошо, Раджан! Поэтому, вместо того, чтобы валяться в кровати, займись организацией праздника. Я хочу, чтобы все было, как в старые добрые времена при Лувинии и Дэвиде.

– Мне их очень не хватает. Кстати, Артур, когда вернешься, я бы хотел пригласить нотариуса и переписать документы на имущество моей крестной Мэган на твое имя.

– Отец, почему на меня?

– Потому что Себастьян еще мал, а ты очень порядочный человек и в дальнейшем поступишь так, как тебе подскажет твоя совесть. И, еще, если уже пошел такой разговор, то наш семейный бизнес я решил оформить на тебя. Но помимо этого на твои плечи упадут забота о маме и брате. А Себастьяну я оставлю весь чайный бизнес, который приносит тоже неплохие доходы.

– Отец, что за разговоры? И к чему все это? – как-то странно, посмотрев на отца, спросил старший сын.

– Действительно, Раджан. Что за странные разговоры? – обеспокоенно спросила Малати, поправляя подушку под головой мужа.

– Артур старший сын и ему нести ответственность за всю семью. А, вообще, так хотел отец. Помню, когда я спросил его, к чему ему еще и чайные плантации, он мне так и ответил: «Фабрика – одному внуку, плантации – второму!». Так что, дорогие мои, считайте, что сегодня я огласил вам волю вашего деда.

– Отец, я, конечно, ценю твое доверительное отношение ко мне, но мне кажется, что это все несколько преждевременно.

– Да, нет мой дорогой сын, я вот уже несколько лет чувствую себя никчемным работником. Сейчас все держится на хрупких плечах твоей матери. Я слышал, что на фабрике люди зовут ее львицей. Поговаривают, что она там не дает никому спуску, что не очень-то нравится конторским работникам. Поэтому ты должен отучиться и полностью заменить ее. Хоть она и производит впечатление сильной женщины, но она всего лишь женщина.

– Раджан, со мной всегда рядом преданный нам Кумар. С ним мне ничего не страшно. А если я и повышаю голос, то на это есть всегда причины. Мужчины на фабрике до сих пор не могут смириться, что ими теперь управляет женщина. Вот и вся история, – успокоила мужа Малати.
1 2 3 4 5 ... 24 >>