Аня из Авонлеи
Люси Мод Монтгомери

1 2 3 4 5 ... 7 >>
Аня из Авонлеи
Люси Мод Монтгомери

Аня #2Самые лучшие девочки
«Аня из Авонлеи» – роман канадской писательницы Люси Мод Монтгомери, продолжение книги «Аня из Зелёных Мезонинов». Аня Ширли взрослеет, теперь она учительница в школе в Авонлее. Ей предстоит построить отношения с учениками, дать им знания и научить мечтать. Аня, хоть и выросла, но осталась такой же восторженной мечтательницей. Свои фантазии девушка воплощает в жизнь, преображая мир вокруг.

Иллюстрации к роману «Аня из Авонлеи» нарисовала художница Мария Рязанцева. Ей очень точно удалось передать лёгкость и мечтательность Ани Ширли.

Цикл книг об Ане из Зелёных Мезонинов – один из самых популярных циклов в англоязычной детской литературе. Весёлая и деятельная Аня Ширли сразу полюбилась читателям, новые книги ждали с нетерпением. По книгам цикла снимались фильмы и сериалы. Роман «Аня из Авонлеи» лёг в основу фильма «Аня из Зелёных Мезонинов. Продолжение».

Для среднего школьного возраста.

В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

Люси Мод Монтгомери

Аня из Авонлеи

Серия «Самые лучшие девочки»

© Батищева М. Ю., перевод, адаптация, 2020

© Рязанцева М., иллюстрации, 2020

© ООО «Издательство АСТ», 2020

* * *

Моей бывшей учительнице Кейти Гордон Смит в благодарную память о ее сочувствии и поддержке

Суровый долг ее зовет вслед за собою,

И где она пройдет, там зацветут цветы.

Жестоким линиям, начертанным судьбою,

Она легко придаст изгибы красоты.

    Уитьер

Глава 1

Разгневанный сосед

Погожим августовским днем на широком каменном пороге одного из домиков Авонлеи сидела высокая, стройная девушка шестнадцати с половиной лет с серьезными серыми глазами и волнистыми волосами, которые ее друзья называли каштановыми. Аня – а была это именно она – расположилась здесь с твердым намерением сделать грамматический разбор нескольких строк из учебника латыни. Но августовский день, когда голубая дымка окутывает покрытые золотистой пшеницей холмы и легкий ветерок колышет пурпур маков на темном фоне молодых елей, – такой августовский день больше подходит для грез, чем для занятий мертвыми языками. И вскоре учебник незаметно соскользнул на землю, Аня же, устремив взгляд на пушистые облака, громоздившиеся огромной белой горой над домом мистера Харрисона, перенеслась в восхитительный мир будущего, где школьная учительница, Анна Ширли, творила чудеса, вдохновляя юные умы и сердца возвышенными и благородными идеалами.

Однако эти приятные видения рассеялись в результате неожиданного постороннего вмешательства. Сначала на тропинке показалась бегущая трусцой вполне безобидная на вид джерсейская телка, а спустя несколько секунд появился мистер Харрисон. Он перепрыгнул через изгородь, не тратя времени на возню с калиткой, и, разгневанный, предстал перед изумленной Аней. Мистер Харрисон недавно стал соседом Касбертов справа, и Аня никогда не встречалась с ним прежде, хотя и видела его издали раз или два.

Мистер Харрисон лишь несколько месяцев назад купил ферму Роберта Белла и переехал из Нью-Брансуика в Авонлею, но уже успел приобрести здесь репутацию чудака, или «типа со странностями», как выражалась миссис Рейчел Линд, которая всегда была очень откровенной особой. Действительно, мистер Харрисон был не похож на других людей.

Так, прежде всего, он стал вести домашнее хозяйство сам и публично заявил, что не желает присутствия каких-либо «безмозглых баб» в своей «берлоге». Женское население Авонлеи мстило ему за это леденящими кровь рассказами о том, как он ест на ходу, никогда не подметает пол, а посуду моет лишь изредка, да и то только в бочке с дождевой водой.

К тому же мистер Харрисон был скуповат. Когда ему предложили внести деньги на жалованье преподобному мистеру Аллану, он ответил, что предпочитает подождать и посмотреть, на сколько долларов добра принесут ему молитвы мистера Аллана.

В довершение зла мистер Харрисон держал попугая по кличке Джинджер. По словам батрака, которого мистер Харрисон нанял помогать на ферме, не было на свете второй такой нечестивой птицы. Ругалась она ужасно!

Все это промелькнуло в голове у Ани, пока мистер Харрисон стоял перед ней, не в силах произнести ни слова из-за душившего его гнева. Даже находясь в самом дружеском расположении духа, мистер Харрисон не мог претендовать на звание «красавец мужчина»: он был маленький, толстый и лысый. А теперь, когда его круглое лицо побагровело от ярости, а пронзительные голубые глаза почти выскакивали из орбит, Ане показалось, что она в жизни не видела человека безобразнее.

Неожиданно мистер Харрисон обрел голос.

– Я больше этого не потерплю! – закричал он, захлебываясь от возбуждения. – Слышите, мисс? Разрази меня гром, это уже третий раз! Тут и святой потеряет терпение, мисс!

– Может быть, вы объясните мне, что случилось? – сказала Аня с подчеркнутым достоинством. В последнее время она усердно осваивала эту манеру, чтобы иметь ее в рабочем состоянии к началу учебного года.

Но на пылающего гневом мистера Харрисона ее тон не произвел надлежащего впечатления.

– Что случилось? А случилось, разрази меня гром, самое скверное! Я только что снова застал эту телку в моих овсах! Третий раз, заметь! Я застал ее там в прошлый вторник, и я застал ее там вчера. И я приходил сюда и предупреждал твою тетку, чтобы больше этого не было! Где твоя тетка? Я хочу взглянуть ей в глаза!

– Если вы имеете в виду мисс Мариллу Касберт, то она мне не тетя. В настоящее время она находится в Графтоне, куда уехала к дальней родственнице, которая тяжело больна, – сказала Аня с достоинством. – Я очень сожалею, что моя телка зашла в ваши овсы. Эта телка моя, а не мисс Касберт. Мэтью купил ее у мистера Белла три года назад, когда она еще была теленком, и подарил мне.

– Что проку сожалеть! Лучше пойди да посмотри, что учинила эта скотина в моих овсах – вытоптала все вдоль и поперек!

– Я очень сожалею, – повторила Аня твердо, – но, если бы вы вовремя чинили вашу изгородь, Долли не смогла бы зайти на ваше поле. Именно ваша часть изгороди отделяет ваши овсы от нашего пастбища, и на днях я заметила, что она нуждается в ремонте.

– Моя изгородь в полном порядке! – оборвал ее мистер Харрисон, в еще большем гневе из-за переноса военных действий на его собственную территорию. – А тебе, рыжая свиристелка, могу одно сказать: если корова твоя, так лучше бы ты пасла ее, чем рассиживать да читать романы! – Он устремил испепеляющий взгляд на невинный латинский учебник, лежавший у Аниных ног.

Аня вспыхнула: волосы всегда были ее уязвимым местом.

– Уж лучше иметь рыжие волосы, чем не иметь их вообще… кроме пары прядок над ушами.

Удар попал в цель: мистер Харрисон болезненно воспринимал любые намеки на его лысину. Гнев снова начал душить его, так что он не мог сказать ни слова; Аня же, возвратив себе душевное равновесие, поспешила воспользоваться своим преимуществом.

– Я не сержусь на вас, мистер Харрисон. У меня есть воображение, и я могу представить, как неприятно застать в своих овсах чужую корову. Обещаю вам, что Долли никогда больше не зайдет в ваши овсы. Даю вам честное слово!

– Ладно, смотри, чтобы этого больше не было, – буркнул в ответ мистер Харрисон, несколько сбавив тон. Но прочь он затопал все еще в гневе, и некоторое время издали доносилось его сердитое бормотание.

«Думаю, она не сможет выбраться отсюда, – размышляла Аня, запирая своевольную Долли в загоне, где обычно доили коров. – Сейчас она ведет себя очень спокойно. Наверное, объелась этим овсом до отвращения… Жаль, что я не продала ее мистеру Ширеру на прошлой неделе, когда он предлагал мне за нее двадцать долларов. Но я думала, что лучше подождать аукциона и продать весь скот сразу. Теперь я верю, что мистер Харрисон действительно «тип со странностями». Уж в нем-то нет и намека на родство души».

Аня никогда не теряла бдительности в ожидании встреч с родственными душами.

В это время во двор въехал кабриолет – вернулась Марилла, и Аня поспешила в дом, чтобы накрыть на стол. За чаем они обсудили случившееся.

– Скорее бы распродать скот, – сказала Марилла. – Слишком большая ответственность – иметь столько скота, когда некому за ним приглядеть. Я вздохну с облегчением, когда урожай будет собран и нашей фермой займется мистер Барри. Да, мир сей полон забот, как справедливо говорит Рейчел… Вот бедная Мэри Кит при смерти, и, право, не знаю, что станет с ее двумя детьми. У нее, правда, есть брат в Британской Колумбии, и она послала ему письмо, но до сих пор нет ответа.

– А какие дети? Сколько им лет?

– Седьмой год пошел… близнецы.

– Меня очень интересуют близнецы, с тех пор как у миссис Хаммонд было три пары! – оживленно воскликнула Аня. – Они хорошенькие?

1 2 3 4 5 ... 7 >>