<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 21 >>

Антон Дюваль
Судьба Пятерых, или Нефритовая лилия. Историко-приключенческий роман


– Я не хочу обманывать графа, тем более в чувствах, мне ли не знать, что нет страшнее яда, безответная любовь. Пора кончать, пока это не переросло в более глубокие чувства. Он так к нам добр, этот наивный мальчик.

– Чепуха, какая к черту доброта, он просто наивный глупец, – гнул свое лорд Глайд.

– Вы не правы Джон, пора кончать этот театр и ехать дальше.

– Этот влюбленный безумец, сделает все, чтобы мы остались здесь на десять дней. Уж поверьте мне.

– В таком случае я ему скажу, что у меня на сердце другой, и что все его старания напрасны, – юная леди, хотела уже покинуть свою комнату, однако голос Глайда, остановил ее.

. – Своим признанием, ты обрекаешь меня, на нищету.

– А если дело дойдет до свадьбы? – растеряно спросила леди.

– Тем лучше, вы станете богатой женой.

– Но г-н де Лавон, ни лорд Гилмор, и так скоро к праотцам, он не отправится. Не хотите же вы сказать, что будете ждать старости графа, в надежде пережить его?

– Конечно же, нет. Вы можете при желании овдоветь, через день после свадьбы.

– «Через день после свадьбы?», – переспросила леди. – Не значит ли дорогой мой «брат», что мне придется его убить?

– Вы догадливы «сестра» моя. Но начать нужно с его дяди, г-на Сайега, ведь граф его единственный наследник.

– Убить человека, о нет, этого не будет, никогда!

– А-а, так вы его должно быть сами любите, и ломаете передо мной комедию! Но что же, совет вам и любовь, оставайтесь с ним, а я, как только починят карету, уезжаю в Венецию.

– Как вы можете говорить такое, ведь я люблю вас. Просто отец, перед своим арестом, говорил моей матери: « Дороти, если не хочешь, чтобы наши дети, повторили мою судьбу, учи их, не переступать заповеди Божьих».

– Все это глупости, Маргарет, – произнес лорд Глайд. – Так может рассуждать только неудачник. Если бы ваш отец, не был так самоуверен в заговоре, все вышло бы иначе. А теперь, если вы действительно любите меня, решайтесь!

– Ах, право, я не знаю, – тревожно произнесла леди, сжав в волнении руки. – Все это, мне не по душе.

– Решайтесь!

– Я согласна, – произнесла леди Нортумберленд.

– Вот и умница, теперь приводите себя в порядок, и выходите к нему.

Леди Нортумберленд исполнила все то, что велел ей лорд Глайд, и вышла к графу, который допевал последний куплет.

Приди, не медли, не томи напрасно!
Спешу увидеть блеск очей твой вновь…
Приди, приди, о не томи напрасна.
Приди!… Приди моя любовь.

– Браво граф! – донесся голос лорда Глайд, спускающегося по лестнице. – Простите, что помешал вашей идиллии.

– Это вы меня простите лорд Глайд, должно быть, мое пение разбудило весь дом, – с виноватой улыбкой проговорил граф де Лавон.

– Что вы граф, вы пели так красиво и, судя по всему, вы произвели на мою сестру впечатления, и на меня признаться тоже.

– Мне лестно слышать, я впервые в жизни написал стихи, – признался граф.

– Вот как, а с виду и не скажешь. Вы поэт.

– Благодарю, – поклонился граф де Лавон.

– Хотя сейчас ни время для признания, почему бы нам с вами не прогуляться, ночь такая теплая, и так удивительно пахнут цветы в вашем саду.

– Я с удовольствием составлю вам компанию, лорд.

Они прогуливались по лавандовому полю, от которого веяло приятными ароматами. Лорд Глайд продолжал свой разговор:

– Хочу признаться, мой милый граф, быть может, это не прилично, но моя сестра в вас влюблена.

– Это она вам сама сказала? – с глазами полными надежд, спросил граф.

– О да, сейчас она, об этом мне призналась, в своей комнате.

– Не скрою от вас, я тоже влюблен в вашу сестру, – признался де Лавон.

– Ну и отлично, так в чем же дело, женитесь на ней, и делу конец.

– А она не откажет? – все еще продолжал сомневаться юноша.

– Ну что вы граф, она об этом только и мечтает.

– Решено, я на ней женюсь. Завтра же, я объявлю о помолвке.

– Поторопитесь юноша, как вы заметили леди Глайд, очаровательна, к ней сватались лучшие лорды Лондона, но предпочла она только вас. Действуйте быстрее, фортуна может отвернуться от вас.

Услышав это, граф де Лавон, поспешил сообщить леди Глайд, о своем намерениях.

Между тем, леди Глайд, она же Нортумберленд, сидела на скамейке и, смотрела на ночное небо, усеянное серебристыми звездами. По ее щекам катились слезы. Свет луны освещал ее лик, от чего она была еще прекрасней.

Граф встал на одно колено и подал ей букет, только что сорванных лилий.

– Ах, благодарю вас граф, вы так добры, – проговорила печально леди.

– Я слышал от вашего брата, что вы в меня влюблены, и если это так, то я готов завтра объявить, о нашей с вами помолвке.

– О, да, я влюблена в вас, – грустно произнесла девушка.

– Вы плачете, скажите откровенно, это брат вас заставляет на мне жениться? Я все пойму, и настаивать на браке не стану.

О, как был близок к истине этот юноша. О, если бы он знал, какие неприятности ждут его за этим признанием.

<< 1 2 3 4 5 6 7 8 ... 21 >>