1 2 >>

Маричка Вада
Звездочка

Звездочка
Маричка Вада

Капитан космического корабля Питер Корсо считает себя достаточно зрелым и опытным. Его главные приоритеты – холодный расчет, дисциплина и трезвый взгляд на происходящее. Но жизнь на его корабле переворачивается с ног на голову, когда он заступается за девушку-рабыню на далекой планете и поддавшись на уговоры, увозит ее с собой. Девиз новой знакомой – Лучше уж разок огрести по полной, чем потом всю жизнь жалеть, что не воспользовался шансом! Череда захватывающих приключений в космосе, погонь, предательств и, конечно же, встреча с настоящей любовью – все это вы сможете найти на страницах фантастической истории о любви «Звездочка».

Маричка Вада

ЗВЕЗДОЧКА

Глава 1

Стоял жаркий полдень. Межгалактическая военная база объединённой армии на планете Зарекс, что находится в системе Зеленого Глухаря, заказала доставку нового электромагнитного передатчика, но ошиблась в бланке заказа на одну цифру в модификации. Бухгалтерия долго не хотела принимать эти накладные, и ушли часы на сверку по факту прибывшего оборудования и того, что они хотели видеть у себя. В итоге, назначив виноватых, под ворчание главных бухгалтеров, приемная комиссия подписала бумаги. Пройдя весь этот ад, владелец небольшого космического корабля – капитан Питер Корсо – решил пропустить стаканчик сменча в местном баре.

Его бизнес заключался в перевозке небольших грузов, исключительно для военного ведомства. Однажды напав на эту золотую жилу, он старался выполнять заказы вовремя и надлежащим образом, поэтому доход был стабильным, хотя не таким уж и большим. В свое время ему пророчили хорошую карьеру на военной службе, но Корсо нелегко давалось беспрекословное подчинение уставу. Дослужив до капитана и имея право управлять кораблем и небольшим экипажем, он оставил путь на этом поприще. Не сказать, чтобы Корсо находился в восторге от такой работы, но это позволяло хоть немного утолять жажду приключений и новых познаний. По натуре своей он был авантюрист и с удовольствием бросался в омут приключений, если предоставлялся шанс и впереди маячил хороший куш. Однако в стрессовых ситуациях оставался хладнокровным и действовал исключительно расчетливо. Экипаж, с которым он вот уже пять лет бороздил космос, больше его боялся, чем питал теплые чувства. Человек не дюжего роста и физической силы, проводящий каждый день по часу в спортзале, кого угодно может заставить трепетать перед своим взором. В командовании Корсо слыл жестким и бескомпромиссным, никто никогда не брал на себя смелости оспаривать его решения.

Одет капитан был в матерчатые штаны, сшитые по военному, заправленные в тяжелые магнитные сапоги. Такая обувь – обязательный атрибут людей, которые всю свою жизнь проводят на корабле. Если происходит авария или по иным причинам отключается искусственная гравитация, то сапоги помогают оставаться в вертикальном положении. На его бедрах покоился специальный ремень, с которого свисала кобура. Эта кобура крепилась к правой ноге, и располагалась так, чтобы удобно в любой момент, не мешкая, вытащить бластер. Крепкое тело Корсо обтягивала футболка, поверх небрежно наброшена расстёгнутая рубаха с коротким рукавом. Каштановые волосы капитана были аккуратно пострижены, по вискам практически выбриты, на лице произрастала густая короткая бородка, которая скрывала шрам на правой стороне чуть пониже губы. То есть она не скрывала, но делала его не таким заметным. И хотя Корсо было уже под сорок, выглядел он как вполне симпатичный самодостаточный мужчина средних лет, удовлетворенный жизнью, но не удовлетворенным состоянием сегодняшнего дня. Сейчас капитан хотел только одного: выпить в тишине своего любимого горячительного напитка со льдом и отправится с этой чертовой жаркой планеты восвояси.

В баре, несмотря на ранний час для такого заведения, сидело два местных жителя, этакие жирные червяки на ножках и с тоненькими ручками. Они что-то пили и громко ржали, потрясая своими пятью подбородками. Зрелище было то еще, поэтому Корсо старался не обращать на них внимания. Бармен, он же хозяин забегаловки, худенький скрюченный старик, с носом, свисавшим аж до подбородка, сидел в углу и подсчитывал, видимо, прибыль со вчерашнего вечера. Официантка, смешная девушка-лапша, как прозвал ее про себя Корсо, сновала туда-сюда, наводя порядок в зале. На ней был надет непонятный костюм, сделанный как будто из длинных макарон. Истрепанные крученые веревки, грязного песочного цвета, свисали с резинки на талии – это и была вся юбка. Такие же веревки свисали с резинки, завязанной под руками, прикрывая небольшую грудь. И, как показалось, капитану, вместо волос тоже были эти веревки. В общем, девушка выглядела так, будто на нее опрокинули кастрюлю с пастой, и та прикрыла, сколько могла, бесстыдство. Когда в очередной раз официантка проходила мимо двух шумных посетителей с подносом грязной посуды в руках, один из них смачно шлепнул ее по заду. Тут же раздался взрыв хохота и оба червя заходили ходуном, как студни на ветру. Девушка оцепенела на секунду, было видно, как в ней борются чувства – смесь негодования и брезгливости, но поборов себя она глубоко вздохнула и с гордо поднятой головой сделала шаг вперед. В этот момент второй червь поставил ей подножку. Официантка споткнулась и полетела на пол, до последнего пытаясь удержать поднос. Посуда грохнулась следом, раздался звон битого стекла, а осколки полетели во все стороны. Корсо еле успел отшатнуться от стремящегося к его ногам бокала. Оба шутника разразились еще большим смехом, в прямом смысле надуваясь так, что казалось – они прямо-таки лопнут. Хозяин подскочил с места и принялся бранить ни в чем не повинную деваху, обзывая ее последними словами.

– Ах, ты ж криворукая. Да ты что, совсем глаза потеряла? Ты забыла, как себя вести в приличном обществе с глубокоуважаемыми порядочными жителями надо? Ты под ноги что – совсем не смотришь? – всё громче орал старик, пытаясь перекричать гогот зарексианинов. Он уже подбежал к поднимающейся девушке и замахнулся на нее полотенцем, которое носил на плече. Та только испуганно прикрыла голову подносом.

Капитан успел перехватить его руку, до того как она опустилась на спину официантки.

– Эй, приятель, полегче, – начал успокаивать его Корсо, – девчонка-то не виновата ни в чем. Тебе надо своих «уважаемых» аборигенов приструнить, уж больно много они на себя берут.

– Знаете, – огрызнулся старикан, – вы тут не местный, поэтому отпустите мою руку и не лезьте не в свои дела. Девка моя, что хочу, то и делаю с ней.

– Это кто тут абориген, ты уродец? – окликнул Корсо, вставший со своего стула, зарексианин, намереваясь, видимо, показать кто главный. Он весь сжался, выгнул спину, а вперед выставил кулачки, несоизмеримо крохотные относительно его тела, но готовые к драке. Это смотрелось комично, но капитан был не в настроении смеяться.

– Отлично, восстание воинственных червей, это как раз то, что я ищу! Знаешь, у меня нет желания бить твое жирное тельце, – сплюнув, ответил Корсо. – Утро и без этих кривляний было крайне напряженным.

Капитан украдкой посмотрел на официантку, которая так и застыла на полу. Она смотрела из-под импровизированной защиты, удивленно распахнув глаза и, когда поймала его взгляд, едва заметно отрицательно качнула головой.

Дальше все произошло очень быстро. Червь двинулся на Корсо, полагая задавить массой, но железный кулак капитана впился ему прямо в один из подбородков. Зарексианин закашлялся и согнулся, пытаясь восстановить дыхание. В это время второй схватил бутылку со стола и разбил ее. Вооружившись этим нехитрым приспособлением, червь набросился на мужчину. Но ручки его были уж больно коротки для драки с физически подготовленным человеком, поэтому Корсо без труда поймал мельтешащую перед носом конечность и завернул ее за спину хозяина. Схватив за подобие затылка, он со всей силы стукнул червя мордой о барную стойку. Владелец заведения, тем временем, пришел в себя от неожиданности и собрался было звать охрану, но подскочившая официантка приложилась к его голове подносом. В дверях и без этого появились нежеланные зрители, сбежавшиеся на шум. Это были два крепких дейтонца – человекоподобных ящера. Девушка вцепилась в руку Корсо и прошептала:

– Бегом, через кухню, я тебя выведу.

Капитан на всякий случай выхватил бластер и направил в сторону охраны.

– Тише парни, без лишнего рвения, – и попятился за официанткой. Она протянула за собой мужчину сквозь кухню и вытолкала через черный ход.

– На чем ты сюда приехал? – быстро затараторила девушка, запирая тяжелую дверь на ключ, откуда-то взявшийся у нее в руке. – Где твой транспорт? Куда тебе надо идти? Пойми, они так просто нас не оставят, – в дверь неистово колотили, – надо залечь на дно, временно. Скажи куда и я найду короткий и более безопасный путь.

– Эм, – опешил капитан, – я вообще на корабле прилетел, мне в космопорт.

– А, это не далеко, мы можем добраться до пересечения 45 и 14 по крышам, а там спрыгнуть и добежать, – прикинула она и полезла вверх по пожарной лестнице.

«Шикарно, – подумал Корсо, – по крышам я еще не бегал на какой-то дебильной планете в сопровождении девушки с лапшой на голове». Вслух он этого, конечно, не сказал, а просто последовал за официанткой.

Беглецы перелезли небольшой бортик, который шел вдоль крыши, и опустились на утрамбованную поверхность. Пригнувшись, девушка добежала до противоположного края, ловко перескочила на соседнее здание и поманила рукой капитана. Корсо ничего другого не оставалось, и он повторил ее маневр. Дома в поселении были сделаны из песочных блоков и имели однообразную архитектуру. Все сплошь невысокие, этажа по три, они стояли практически вплотную друг к другу, так что перепрыгивать если и приходилось, то расстояние не больше полуметра. Таким манером беглецы пробежали до крайнего дома улицы, заканчивающейся тупиком. К дому примыкал небольшой тамбур, на который можно было без труда спуститься, а с него и на землю. Корсо уже готов был соскочить вниз, когда девушка вдруг резко присела и дернула его за рубашку.

– Пригнись, слышишь? – не так далеко раздался рев мотокроссов. – Вот, черт, – она поморщилась и замолчала, но потом вдруг вся озарилась и опять затараторила: – У меня есть план! Я сейчас заманю того, кто будет ехать по этой улице, а ты по нему пальнешь. Только чур не насмерть, а так, между прочим. Мы заберем его байк и поедем к твоему кораблю! Как быстро мы потом сможем взлететь?

– Эй, постой, постой, – запротестовал Корсо. – Что значит «пальнуть между прочим»? И, главное, что значит мы? Я полечу с командой дальше по делам, а ты… иди, давай, домой или куда ты ходишь после работы.

– Ты что спятил? – глаза ее, казалось, вылезут из орбит. – Откуда у меня дом?

– Ну, к друзьям, – предположил капитан.

– Какие друзья? Какой дом? – зашипела девушка. – Я – рабыня, и ты меня похитил!

– Э, нет, нет, нет. Это что розыгрыш? – заулыбался Корсо. – Я тебя не похищал, зачем ты мне сдалась?

– А как это, по-твоему, называется? – возмутилась официантка. – После того как я ударила по голове хозяина, мне ход туда заказан. Ты хоть представляешь, что мне будет, если я вернусь? Спасать от мокрого полотенца ты полез, а теперь хочешь оставить меня на растерзание этим молодчикам? Знаешь, что они могут со мной сделать? А мне, между прочим, вот только семнадцать исполнилось!

– Со своими молодчиками разбирайся сама, – твердо ответил ей Корсо, – мне до них дела нет. Что я скажу команде? Где ты будешь жить? Вообще, зачем ты мне нужна?

– Ну как зачем? Мыть посуду, стирать, гладить, я готовлю хорошо, – начала перечислять свои достоинства девушка.

– Получается, их цель ты? Если я им отдам тебя, они отстанут? – бесцеремонно прервав ее, Корсо попытался подняться, но макаронная официантка схватила его за ворот и буквально повисла на шее.

– Ну прошу тебя, не оставляй меня, ты же уже ввязался в это дело. Я буду очень послушной, я буду готовить, гладить, убирать, вообще все что хочешь, буду делать, только забери меня отсюда, умоляю, – на глазах у девушки наворачивались слезы. – В конце концов, ты сможешь меня на каком-нибудь межгалактическом рынке выгодно продать, если найдешь хорошего хозяина. Я обещаю, за меня заплатят не менее восьми тысяч кредиток. А так я буду ниже травы и тише смерти в холодной пустыне. Умоляю! Эти дейтонцы, они, они…

Корсо поморщился, он как никто другой знал, что дейтонцы действительно не обладали чувством меры, если речь шла о причинении телесных повреждений. По природе своей представители этой расы все были склонны к садизму, к тому же обладали подходящим для этого дела телосложением. Поэтому их с удовольствием нанимали в качестве охраны или массовки при переделе сфер влияния. Ни в какой другой роли вы бы не могли встретить дейтонца во всей галактике. Ко всему прочему была у капитана одна слабость, он не мог выдержать девичьих слез. Мужчина посмотрел на ее чумазое личико и вздохнул. Действительно, ребенка в беде оставлять – последнее дело.

– Ладно, давай, – помедлив, согласился он, – выводи меня отсюда, а я найду тебе хорошего хозяина и продам.

– Ура! – оживилась девушка. – Я обещаю быть паинькой.

Преследователи разделились и принялись прочесывать кварталы, не сомневаясь в своем успехе. Один из них как раз медленно въехал в переулок, где за крохотной пристройкой прятались Корсо и его новая знакомая, успевшие к тому времени незаметно слезть с крыши. Официантка подняла руки и вышла навстречу подъезжающему ящеру, который, завидя ее, остановил мото и начал снимать шлем:

– Попалась птичка! Ох, и влетит тебе. Где, этот твой, герой? – скалясь, спросил дейтонец.

– А я не знаю. Представляешь, он хотел меня похитить!? Но я от него сбежала, – совершенно невинно начала она, но видя недоверие на морде ящера, тут же сменила тон на приторно-сладкий: – Борко, ты же не думаешь в самом деле, что я посмела вот так, добровольно, убежать от своего любимого хозяина? Да как же я могла!

– Ну ты и стерва, – плюнул в сердцах преследователь. – Собственными глазами видел, как ты тюкнула шефа по голове подносом и повела ни в чем не подозревающего простака через кухню. Что ты мне тут теперь рассказываешь!?

Борко уже успел заглушить мотор, слезть с мотоцикла и почти подойти к девушке вплотную. И в этот момент капитан два раза выстрелил, попав дейтонцу в ногу и плечо. Тот рухнул на землю.

– Ах ты ж, бестия… – завопил от боли Борко, прижимая лапами кровоточащую рану.

Быстрым движением бывшая официантка завладела оружием ящера и, к немому неудовольствию капитана, отбросила его как можно дальше. Корсо едва заметно хлопнул себя по лбу и, оседлав железного коня, призывно заурчал мотором, подгоняя девушку.

– Прости, дружок, но ваши рожи мне порядком надоели, – рабыня показала язык беспомощно ругающемуся ящеру и уселась на мотокросс, позади Корсо. Она крепко прижалась к своему новому хозяину, и байк помчал их прочь, к космопорту.

Уже на взлетной полосе беглецов настигла погоня. Дейтонцы умудрялись стрелять из бластеров на ходу. Правда было заметно, что целились по колесам, и одним чудом удавалось изворачиваться. В передатчик, который был надет на руку, капитан отдал команде приказ немедленно включать двигатели и встречать гостей. Когда байк въезжал в открытый грузовой отсек, один из бандитов все же задел правую руку Корсо. Капитан потерял управление и, практически положив байк на бок, буквально влетел в корабль, едва успев столкнуть девушку до того, как мотокросс впечатался в груду контейнеров.

– Закрывай, черт бы тебя побрал! – заорал Корсо помощнику, мгновенно поднявшись. – Быстро, быстро, убираемся отсюда! – Он поспешил в кабину управления. За штурвалом уже сидела Хельга, его второй пилот.

– Давай, родимая, жми, пока не схлопотали! – мужчина принялся лихорадочно вводить координаты маршрута, пока его помощник регулировала давление двигателей. – В систему Оливера, там кажется наша следующая точка?
1 2 >>