1 2 3 4 5 ... 9 >>

Марина Сергеевна Серова
Демон соблазна

Демон соблазна
Марина С. Серова

Частный детектив Татьяна Иванова
На этот раз частному детективу Татьяне Ивановой оказано особое доверие, к ней за помощью обращается нотариус Скиданова. Что же так ее встревожило? Осечка в собственных темных делишках или проблемы личного характера? Все оказалось гораздо проще и страшнее – Скиданова просит Иванову расследовать убийство своей молодой квартирантки Анны Шевель-ковой. Чем дальше продвигается Татьяна по тернистому пути следствия, чем больше «раскапывает» фактов из жизни тихой, скромной Анны, тем меньше Тане нравится погибшая. Есть ли реальные основания для такой странной антипатии к жертве или все это – плод безудержной фантазии? Пока тайна не раскрыта, Таня сама этого не знает...

Марина Серова

Демон соблазна

ГЛАВА 1

Если вас вдруг вызывает нотариус, то самой естественной кажется мысль о том, что кто-то нежданно-негаданно оставил вам наследство. Во всяком случае, у меня родилась именно такая версия, когда позвонила секретарша совершенно неизвестного мне нотариуса и, не вдаваясь ни в какие объяснения, назначила приемное время. Среди моих клиентов было немало состоятельных одиноких людей. Может быть, какой-нибудь благодарный мне или тайно влюбленный в меня богатенький старичок перед тем, как отойти в мир иной, успел составить завещание в мою пользу? И вот теперь я стану обладательницей несметных богатств…

Разумеется, именно так я и думала, собираясь в нотариальную контору. В жизни некоторых людей иногда случаются сюрпризы в виде неожиданного, но очень вовремя свалившегося наследства. Но это скорее всего не мой случай. Открывая дверь в офис, я запоздало вспомнила о том, что моя профессия – частный детектив. А нотариус тоже человек, поэтому у него, вернее, в данном случае у нее, могут возникнуть какие-то проблемы, требующие моего неотложного вмешательства. Нотариус Скиданова вполне могла вызвать меня к себе, пусть даже через секретаршу, по поводу какого-либо расследования.

– Присаживайтесь, пожалуйста, сегодня вышла небольшая накладка, вам придется немного подождать, – сказала мне симпатичная девушка и тут же ответила на телефонный звонок: – Нотариальная контора… Да, но сегодня у Светланы Юрьевны нет свободного времени. Завтра в десять ноль-ноль вас устроит? Хорошо, записываю: Черняховский…

Не успела секретарша положить трубку, как телефон снова зазвонил. Девчонка трудилась без устали, записывая граждан на прием, а также объясняя подошедшим посетителям, что назначенное приемное время немного сдвинулось и их примут чуть позже. Она была со всеми предельно вежлива, поэтому никто даже не подумал возмутиться. Меня же грела мысль о том, что моя очередь первая, однако клиент, засевший за дверью, не спешил освобождать кабинет.

От скуки я стала гадать о том, каким делом мне предстоит заняться. Первое, что мне пришло на ум, – это кража или подлог какого-нибудь завещания. Такая фабула интриговала. Все остальные версии были расплывчатыми и надуманными, поэтому я их быстро выбросила из головы. Итак, завещание…

Я не успела детально развить это предположение, потому что дверь отворилась и из кабинета семенящей походкой вышел низенький седоволосый старичок с кожаной папкой под мышкой. Сразу после этого секретарша сказала мне:

– Татьяна Александровна, проходите, пожалуйста.

Хозяйка кабинета, Скиданова Светлана Юрьевна, была жгучей брюнеткой лет сорока – сорока двух. Восседавшая в высоком кожаном кресле и одетая в строгий темно-синий костюм, она производила впечатление прямо-таки неприступной особы.

– Присаживайтесь! Извините, что я вызвала вас к себе в таком деловом порядке. Просто я чрезвычайно занята и вряд ли смогла бы подъехать к вам в рабочее время. Я хочу вас нанять для расследования убийства.

Несмотря на то что Скиданова извинилась за сущий пустяк, в ее голосе звучали металлические нотки. Голос был очень звучным, запоминающимся.

– Да, я вас внимательно слушаю, – вставила я в наступившей за этими словами паузе. – Убит ваш клиент или близкий человек?

– Убита моя квартирантка, – ответила Светлана Юрьевна, чем сильно удивила меня.

Я моментально углядела в этом какое-то противоречие. Априори квартиранты должны увеличивать доходную, а не расходную часть семейного бюджета. А тут выходило, что доход пропал, да еще и новые траты появились. Интересно, с какой стати Скиданова решила потратиться на частного детектива? Что ее на самом деле беспокоит? А ведь действительно беспокоит! Глаза и руки моей новой клиентки выдавали ее нервозность.

– При каких обстоятельствах произошло убийство? – осведомилась я, надеясь услышать то главное, о чем нотариус сразу не решилась мне сказать.

– Поймите, моя работа для меня – все, я должна быть максимально сосредоточенной на деле и свободной от ненужных мыслей и переживаний…

– Я вас понимаю: вы хотите, чтобы убийца был найден скорее, а официальное следствие может затянуться, – подсказала я, чтобы побыстрее наладить контакт с клиенткой.

– Вот именно. К тому же Аню задушили в моей квартире… я не могу оставаться равнодушной к этому, – пояснила Светлана Юрьевна, внимательно присматриваясь к моей реакции. Только что приведенный аргумент не смог меня впечатлить. Если что-то и отразилось на моем лице, так это банальная скука. Скиданова отвела взгляд в сторону и изрекла, глядя в окно: – Есть и другие обстоятельства, которые заставляют меня провести частное расследование…

Мадам Закон медлила с продолжением, а я просто изнемогала от желания узнать, в чем там дело. Ну, давай же, колись! Сама ведь говорила, что загружена работой под завязку. Охотно в это верю, потому что в приемной сидит очередь из трех человек. Может, клиентов там уже и больше. А ты понапрасну тянешь время. Ведь все равно рано или поздно ты мне скажешь, в чем тут соль. Так стоит ли молчать и теребить в руках несчастный «Паркер»?

Однако Светлана Юрьевна не заговорила даже тогда, когда дорогая ручка, которой она выписывала свои вензеля на документах, звучно упала на пол. Нотариус была целиком и полностью поглощена какими-то размышлениями. Вдруг она еще передумает и откажется от моих услуг? Не желая терять намечающееся пополнение своего бюджета, я решила взять инициативу в свои руки.

– Итак, в вашей квартире была убита, точнее, задушена, женщина по имени Анна, – поторопила я. – Когда и при каких обстоятельствах это произошло?

– Вчера, то есть ее тело обнаружили вчера днем, а убита она была накануне. – Скиданова поискала на столе «Паркер», потом подняла его с пола и снова стала крутить его в пальцах. – Я должна вам сказать, что Аню рекомендовала мне моя близкая подруга. Анна – племянница подруги. Девушка приехала в Тарасов из Дольска, поступила здесь в классический университет. Сами понимаете, на правах хозяйки квартиры я несла некоторую ответственность за Анину судьбу…

Этот аргумент меня отнюдь не потряс. К тому же было заметно, что Светлана Юрьевна не испытала облегчения, сказав последнюю фразу. Черт возьми! В чем же там все-таки дело? Что заставляет эту женщину, наделенную серьезными юридическими полномочиями, прятать взгляд и словно бы оправдываться передо мной? А если… Таня, хватит заниматься домыслами, лучше помоги клиентке справиться с волнением и задай ей для начала какой-нибудь простенький вопрос.

– Как долго Аня жила в вашей квартире?

– Почти два года, она заканчивала уже второй курс. Симпатичная такая девушка, ей еще и двадцати лет не было. – Скиданова сделала скорбное лицо, потом вдруг резко вскинула на меня глаза и спросила: – Татьяна Александровна, скажите, а вы обязаны ставить милицию и прокуратуру в известность о том, что обнаружится в ходе вашего расследования?

Этот вопрос меня сильно удивил. Имея юридическое образование, Светлана Юрьевна должна была знать, что мне следует поступать именно таким образом.

– Я работаю на конкретных людей, поэтому все мои действия направлены прежде всего на то, чтобы удовлетворить интересы моих клиентов. Насколько я поняла, вы хотите, чтобы я нашла убийцу и назвала его имя только вам, так? – осведомилась я, стараясь не показать, что такой расклад меня не слишком-то устраивает.

Надо сказать, я – приверженка классической формулы: убийца должен предстать перед судом. Однако желания клиента для меня – закон. Главное – найти преступника, а уже потом окончательно решить, что с ним делать. Короче, компромиссы все-таки возможны.

– Да, вы правильно меня поняли. Официальные органы не нужно ставить в известность о результатах вашего расследования, – подтвердила Светлана Юрьевна, и по оживившемуся выражению лица стало ясно, что ее тревога несколько спала.

– У вас есть конкретные подозрения? – спросила я, совершенно не сомневаясь, что сейчас услышу какое-то имя.

– С чего вы взяли? – торопливо спросила Скиданова, и я поняла, что задала свой вопрос слишком рано. – Я вам этого не говорила.

Да, Таня, Светлана Юрьевна – еще та штучка! Ей палец в рот не клади. Но я тоже не промах, ложной скромностью не обременена.

– Знаете, я профессионал в своем деле, поэтому из того немногого, что вы мне поведали, смогла сделать такой вывод. Разве я ошиблась? – спросила я с чувством собственного достоинства.

– Нет, вы правы. У меня действительно есть подозрения, и я никак не могу решить, говорить вам о них или нет. Это очень личное, – сказала Светлана Юрьевна и украдкой посмотрела на наручные часы.

– Я вижу, что вам нелегко рассказать мне о своих догадках. Давайте вы пока не будете мне их озвучивать, дабы субъективизм не помешал мне выдвинуть собственные версии и начать работать над ними. Опишите только те обстоятельства, в которые вы считаете нужным и возможным меня посвятить.

– Хорошо, – ответила Скиданова и приступила к делу.

* * *

Светлана Юрьевна была профессорской дочкой. Два года тому назад ей досталась в наследство от родителей большая трехкомнатная квартира в доме сталинской планировки на набережной, с прекрасным видом на Волгу. Скидановы особо не нуждались в улучшении жилищных условий, поэтому решили до замужества дочери сдавать «трешку» внаем. Метраж квартиры был большой, район престижный, поэтому арендная плата сулила солидный ежемесячный доход. Проконсультировавшись со знакомым риелтором, Светлана Юрьевна даже сама несколько оторопела от высокой цифры квартплаты, которую она может брать с постояльцев. Только на деле все оказалось не так просто. Время шло, а подходящие жильцы никак не находились. Одних не устраивала высокая плата, другие претенденты не внушали Скидановым доверия. Тогда риелтор посоветовал врезать в комнатные двери замки и пустить трех одиноких жильцов – по комнате на человека. Этот вариант сработал.

Аня Шевелькова поселилась в квартире самой первой. Как уже было сказано, девушку рекомендовала Светлане Юрьевне ее давняя и очень хорошая знакомая – Лариса Евгеньевна Любарская. Родители девушки имели в Дольске, районном центре Тарасовской области, свой строительный бизнес, поэтому Аня могла себе позволить жить не в студенческом общежитии, а на квартире. Но примерно через год у Шевельковых возникли какие-то финансовые проблемы, и Анечка стала задерживать выплаты. Но месяца три тому назад у них все вроде бы нормализовалось, и родители стали вновь присылать девушке деньги, поэтому она погасила долги и стала платить за жилье без задержек.

Второй квартиранткой была Лидия Михайловна Корзунова, женщина лет тридцати пяти – тридцати восьми. Она ушла от мужа и вот уже полтора года пребывала в процессе оформления развода и размена жилплощади. Лидия Михайловна была стоматологом, работала в двух местах, поэтому днем дома практически не сидела.

Почти полгода Скидановы не могли найти третью квартирантку, и в конце концов третьим жильцом в профессорской квартире на набережной стал мужчина, Марчук Игорь Геннадиевич. Он был молод, высок, красив, работал в ночном клубе «Наутилус» стриптизером. Ввиду специфики своей профессии Игорь бывал дома только днем, причем в это время суток он преимущественно спал.

Таким образом, Аня, Лидия Михайловна и Игорь хоть и жили в одной квартире, но встречались на одной территории не так уж часто. Труп Шевельковой пролежал в комнате почти сутки, а Корзунова и Марчук об этом даже не догадывались. В конце этого утверждения, высказанного моей клиенткой, мне сразу же захотелось поставить жирный знак вопроса. Мой аналитически устроенный ум сразу стал строить какие-то версии.

Однако все, что мне рассказала Светлана Юрьевна об обнаружении трупа, она знала с чужих слов, поэтому в ее показаниях могли быть какие-то неточности. Дабы избежать эффекта испорченного телефона, я решила начать расследование со встречи с Мистером Наутилусом. Так я про себя окрестила Марчука, который обнаружил труп и вызвал милицию, а потом позвонил квартирной хозяйке.

* * *

Я отчаянно давила на кнопку звонка, но Игорь не спешил открывать мне дверь. Неужели он изменил своему привычному распорядку дня и, вместо того чтобы отсыпаться после ночного стриптиза, отправился погулять? А может, он спит в берушах или наушниках? Тогда хоть из пушки пали, он ничего не услышит.

1 2 3 4 5 ... 9 >>