<< 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 >>

Марина Сергеевна Серова
Он все видит!

Даша неожиданно оглянулась и увидела меня в окне. Я сделала ей приглашающий жест. Вскоре мы сидели в гостиной, обставленной в стиле рококо и пили чай с клубничным вареньем.

– Скажи, Даша, а что за праздник намечается у вас на субботу? – спросила я.

– С чего ты взяла? – удивилась наша гостья. – Нам отмечать совершенно нечего.

– Татьяна Владимировна сегодня полдня обзванивала своих знакомых и приглашала их к шести часам.

– Странно, мне она ни о чем таком не говорила… Может, еще не успела? Я с утра в город, на ультразвуковое исследование, ездила.

– Правда? И как результат?

– Все не так плохо, как мне в консультации сказали, – Даша улыбнулась.

– А будет еще лучше, если ты до субботы уедешь от Ковалевых. Боюсь, что в этот день может случиться нечто непоправимое. Татьяна Владимировна опять что-то против тебя замышляет и готовится на этот раз очень тщательно. Если хочешь, я дам тебе прослушать записи ее переговоров.

– Не надо, мне не так уж сложно поверить в злокозненность моей свекрови. Я только не могу понять, зачем ей нужны гости?

– Это, так сказать, свидетели, – предположила я. – В случае чего они подтвердят, что вы с Ковалевой жили дружно, в счастливом ожидании рождения ребенка, и тем самым эти люди отведут всяческие подозрения от твоей корыстолюбивой свекрови…

– Да, Татьяна Владимировна изо всех сил старается создать видимость дружелюбия. Она даже вздумала костюмчик для малыша связать – шапочку, шарфик, пинетки, только почему-то черного цвета… Странно, не правда ли?

– Думаю, что это сознательное выражение ее подсознательных мыслительных процессов. Даша, не надо тебе дальше искушать судьбу. Поверь мне, я услышала достаточно для того, чтобы понять – тучи над тобой и твоим малышом сгущаются. Пора менять крышу над головой.

– Да, похоже, другого выхода нет… Когда мне надо уходить? Сегодня?

– Ты уже начала паковать вещи?

– Нет, – призналась Даша. – Я думала, что все обойдется.

– Неудивительно, ведь Татьяна Владимировна как раз использовала метод присоединения, и твоя бдительность притупилась. Ничего, пусть она думает, что ее новый план идеален. Пусть он рухнет в последний момент.

– Хорошо, я сегодня же начну укладывать чемоданы.

– Нет, не надо, – возразила я. – Очень хорошо, что ты пока этого не сделала.

– Почему? Полина, что-то я тебя не понимаю.

– Все очень просто. С методом присоединения свекровь тебя обошла, значит, у нас в запасе останется только одно средство – эффект неожиданности. Скажи, в двери твоей комнаты стоит замок?

– Нет. Я хотела вызвать мастера, чтобы он врезал замок, но так и не решилась. Дверь очень дорогая, эксклюзивная, из цельного массива…

– Насколько я понимаю, Татьяна Владимировна может зайти к тебе в любую минуту и увидеть то, что ей не положено? – уточнила я, и Даша кивнула в знак согласия. – Значит, ты начнешь собираться перед самым отъездом. Слушай, а ведь тебе таскать узлы противопоказано! Нужен помощник.

– Какой еще помощник?

– Желательно, мужчина, который заодно сыграет роль отца твоего ребенка.

– У меня на примете никого такого нет, – сразу же предупредила меня Даша.

– Не переживай, это не твоя забота.

– Поля, прости, а где тут у вас туалет?

– По коридору, прямо и направо, – подсказала я.

Даша вышла из гостиной, и я заметила, что она оставила на диванчике свою сумочку, в которой лежал результат УЗИ. Несколько секунд я колебалась, размышляя о том, имею ли я право прикоснуться к тайне о сроках Дашиной беременности? В памяти всплыл вчерашний разговор Татьяны Владимировны с ее мужем: «Я была на днях в женской консультации и поинтересовалась, какой точный срок… Как я и предполагала, Дашка обманула нас на пару недель». Мне не хотелось быть одураченной своей клиенткой, поэтому я расстегнула «молнию» сумочки и вынула из него бумаги. Быстро перелистав их, я нашла результат ультразвукового исследования и сразу же прочитала – двадцать одна неделя.

Из коридора доносились звуки разговора Даши с Аристархом Владиленовичем. Я быстро засунула бумаги обратно в сумку и стала впопыхах застегивать «молнию». По закону подлости атласная подкладка попала в застежку, и «молнию» заклинило. Я тщетно пыталась вынуть ткань до тех самых пор, пока дверь не открылась. Бросив сумочку на диванчик, я отлетела на середину гостиной.

– Полетт, я обещал показать Даше нашу беседку. Ты не против, если мы немного прогуляемся по саду?

– Нет, конечно, прогуляйтесь, – я вздохнула с облегчением.

– А ты разве к нам не присоединишься?

– Вы идите, я отнесу посуду в столовую и выйду к вам.

Едва лишь дверь закрылась, как я принялась отлаживать работу «молнии». В спокойной обстановке мне довольно быстро удалась вынуть ткань, не порвав ее, и застегнуть сумочку.

В столовой я подошла к настенному календарю и стала отсчитывать недели в обратной последовательности. Вскоре мне стало стыдно за то, что я усомнилась в Дашиной искренности, пускай на сотую долю процента, но все-таки – усомнилась.

– У вас здесь как в раю, – сказала мне Даша, когда я вышла в сад, – столько разных цветов! А эта альпийская горка – просто чудо. У нас же все поросло травой и кустарником. Если бы Рома был жив, он бы сад благоустроил, у нас были такие планы! А у Виктора Николаевича руки не тем концом вставлены, да и не любит он природу, чистый урбанист. Его глаз радует только новый асфальт да серые многоэтажки.

– Вкусы у всех разные, – философски заметил Ариша. – Нам здесь жить больше нравится, чем в городе. Только вот кроты в последнее время одолели, так и подрывают землю, после них то тут, то там кучки земли остаются. Надо с ними как-то бороться. А в остальном здесь все замечательно.

– Ну еще бы! У вас тут такая красота! – повторилась Даша.

– И у тебя в саду так же будет, – пообещала я.

– А может, и еще лучше. Вот станешь хозяйкой, обязательно обратись к специалистам по ландшафтному дизайну, – посоветовал Ариша. – Мы тоже не сами всю эту красоту создавали, а нанимали специально обученных людей.

– Я бы так и сделала, но Татьяна Владимировна любую мою инициативу обрубает на корню. Дом-то теперь не мой, я в нем на правах квартирантки живу, теперь уж последние деньки…

Ариша вскинул на меня вопросительный взгляд, и я пояснила:

– Даша наконец-то решилась. Переезд намечен на пятницу.

– Да, похоже, затягивать с этим больше нельзя.

Мы еще немного погуляли по саду, потом вернулись в коттедж. Войдя в гостиную, Даша сразу же взяла свою сумку и прижала ее к груди. Неужели я положила ее не на то место, где она ее оставила? Ладно, пустяки, проехали.

– Даша, ты можешь нарисовать план вашего дома? – спросила я.

– А зачем его рисовать? У нас есть готовый план, заверенный в БТИ, и несколько копий.

– Мне нужен очень подробный план, на котором бы место каждой табуретки было обозначено.

– Зачем?

<< 1 ... 6 7 8 9 10 11 12 13 >>