<< 1 2 3 4 5 6 ... 9 >>

Марина Сергеевна Серова
Сыворотка правды


Я растерялась – до этого дня разведка детей в свои дела не вовлекала.

Мальчик развернулся и вприпрыжку побежал вперед, и мне ничего не оставалось, как последовать за ним. На выходе с базара мы протиснулись в разбитый старый «пазик» и, проехав шесть остановок, оказались в районе одинаковых белых пятиэтажных «хрущевок». Мальчик приглашающе махнул рукой и помчался вперед.

Район был полумертв: выжженная солнцем, вытоптанная земля газонов, следы костров, разбитые стекла нижних этажей… Я прошла мимо группы подростков, сосредоточенно тянущих общий «косяк», двух бабушек на почти разрушенной скамье, русской женщины с темноглазым ребенком на руках, двух девиц в национальных штанишках, несущих ведра с водой, и вскоре входила в подъезд. На четвертом этаже мальчишка забарабанил в дверь, и через миг молодая таджичка, ни капли не удивившись, впустила меня в квартиру.

Она молча провела меня в спальню. Здесь на положенном на пол матрасе лежал крупный крепкий таджик. Рядом с ним стоял пустой тазик, чайник, пиала и остро пахнущая медикаментами коробка.

– Вы от Андрея Леонидовича? – с трудом спросил таджик. Ему было очень плохо. Пот катился по лбу, а загорелая дочерна кожа приобрела неестественный пепельный оттенок.

– Да.

– Возьмите, – протянул он мне маленький сверток. – Здесь дискета. Отдайте ее Андрею Леонидовичу. Хотя уже, наверное, поздно.

– Я могу чем-нибудь помочь?

– Вряд ли.

Таджик говорил на прекрасном, без малейшего акцента, русском языке. Девушка что-то расстроенно сказала ему на своем и посмотрела на меня.

– Он умрет, если останется здесь. Он ранен.

Я повернулась к мужчине.

– Это бесполезно, – тихо сказал он. – Меня ищут. Я не проеду и квартала. Лучше уходите. – Он повернулся к девушке и сказал ей что-то – коротко и жестко. Она сердито развернулась и, хлопнув дверью, вышла вместе с мальчиком из квартиры.

– Она хорошая, – тихо сказал таджик. – Но она не понимает.

– Я могу доставить вас в госпиталь, – предложила я.

– Все бесполезно, – сказал он. – Это – конец. Группа уничтожена, остался только я. Им помогут из Москвы, и тогда они найдут и меня.

– Вот что, – я поднялась. – Как вас звать?

– Называйте меня Аладдин.

– Хорошо, Аладдин. Давайте рискнем. Воинская часть вас устроит? Никто вас там не тронет.

– А-а… Сергей Довлатович?..

– Да-а, – удивленно протянула я, не понимая, почему он еще не там, если знает командира полка.

– Довлатыч – мужик хороший, но и он не спрячет. Меня и в Москве не спрячешь. Не тот случай.

Я засунула дискетку за пазуху, подумала и отправила туда же паспорт. В конце концов, каждый сам выбирает, бороться ему за жизнь или нет.

– До свидания, Аладдин.

– Прощайте.

Дверь хлопнула, и я обернулась – сзади стояли два молодых таджикских парня. Я прикинула: в окно не выпрыгнешь – четвертый этаж.

Один громко и радостно крикнул что-то через плечо, и в дверях квартиры появился мужчина постарше.

– В общем, так, больной, – громко обратилась я к Аладдину. – Больше питья и строгий постельный режим! Завтра я вас навещу… Разрешите, – нахально протиснулась я мимо парней и направилась к двери.

Парни растерянно отодвинулись.

– Подождите, – остановил меня в дверях высокий сухой мужчина с европейскими чертами лица. – Вы кто?

– Вторая поликлиника. А что?

– Ваши документы.

Я растерянно полезла в сумочку.

– Я с собой не взяла… А вы кто?

– Дайте-ка вашу сумку, – проигнорировал мой вопрос мужчина.

– А что?

– Дайте сюда, я сказал!

Я протянула и возблагодарила высшие силы за то, что загодя вытащила паспорт.

Мужчина порылся в сумке в поисках чего-нибудь важного, но, ничего не найдя, вернул сумку мне.

– Вам придется задержаться.

Я взяла сумку и послушно встала рядом.

– Отойдите от двери, – потребовал русский.

Я отошла.

В дверь зашли еще два человека.

– Ну что? – спросил один у русского.

– Он здесь.

– Алик, родной, ты здесь?! – радостно крикнул один из вошедших и прошел в спальню. – А то я уж думал, ты в Москве! Жалуешься… Видишь, как хорошо, что я тебя нашел!

Он отдал команду на незнакомом мне языке, и парни подхватили и поволокли Аладдина через комнаты к выходу.

– Что вы делаете? – с профессиональной медицинской отвагой возмутилась я. – Больного нельзя транспортировать без носилок!

– Вас не спросили, – парировал русский.
<< 1 2 3 4 5 6 ... 9 >>