Мечта не по карману
Марина Сергеевна Серова

<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 10 >>

Девушка взглянула на меня немного растерянно. Странный вопрос посетительницы явно ее озадачил.

– В гостинице напротив есть ресторан, но он только для постояльцев. А ближайшее кафе в паре кварталов отсюда. Вас что-то не устраивает в нашем кафе?

– Все устраивает, – улыбнулась я обеспокоенной официантке. – Я просто так спросила.

Девушка кивнула и, пару раз оглянувшись, поспешила отойти от моего столика. А я впала в самое настоящее уныние. Ну и что мне теперь делать? Мы условились с Алиной встретиться в кафе, но она по какой-то непонятной причине не явилась. И самое главное, идти к девушке домой рискованно – вдруг те, кто за ней следит, увидят меня, наведут кое-какие справки и смекнут, что к чему? Тогда все – финита ля комедия. Мало того, что весь наш замысел с разоблачением неизвестных недоброжелателей полетит коту под хвост, так еще неизвестно, чем это может обернуться для самой Алины. Но когда стрелка часов замерла на двенадцати и стало ясно, что торчать и дальше в кафе не имеет никакого смысла, поскольку Алина не придет, я решительно поднялась из-за столика.

После пары чашек кофе и пребывания в теплом помещении на улице было особенно холодно. Я даже пожалела, что так легко оделась, но подниматься в гостиничный номер и брать что-то потеплее вместо ветровки не было никакого желания, потому я быстрым шагом направилась к автостоянке, где оставила свою четырехколесную подружку. Оказавшись в салоне и клацая зубами от промозглого холода, я тут же включила систему обогрева и завела мотор. Предусмотрительно выяснив у охранника стоянки, как мне лучше добраться до улицы Космонавтов, я принялась колесить по городу. Собственно говоря, ответ моего информатора был настолько исчерпывающим, что я добралась до нужной улицы без особых проблем и почти тут же обнаружила дом с искомым номером. Свернув с автострады в маленький дворик, я притормозила свою ласточку у тротуара и выбралась из салона.

Во дворе царило непонятное оживление. Около одного из подъездов многоэтажки толпился народ: бабульки самозабвенно причитали и качали головами, мужики, стоявшие в стороне, тихо о чем-то перешептывались. А вскоре я заметила и повод для столь странного волнения: у подъезда стояла милицейская машина. Я достала из сумочки листок с адресом Алины и прикинула, в каком подъезде должна находиться квартира под номером сто восемьдесят пять. Как это ни странно, но после ряда несложных вычислений мой взгляд снова вернулся к подъезду, так некстати облюбованному представителями правоохранительных органов. В душе моей шевельнулась странная тревога, и, прежде чем войти в подъезд, я решила, что неплохо было бы сначала разведать обстановку. Я выбрала одну из тетушек, стоявшую чуть в стороне от остальных, приблизилась к ней и осторожно спросила:

– А что случилось-то?

– Ой, – вздохнула толстая тетка, явно проскучавшая все это время в одиночестве и не нашедшая себе любопытного слушателя. – Ужас-то какой творится! Сколько жили тут, и ни разу такого не случалось, а тут на тебе... Видно, времена такие настали. Вот в прежние годы такого бы никогда не произошло, а теперь одни пьяницы и наркоманы кругом – чего от них ждать-то? – понеслась тетушка философствовать.

– Так что случилось? – вернула я свою собеседницу к прежней теме.

– Так девушку убили!

– Девушку? Какую? Она жила в этом доме?

– Жила. Ой, жила!

– И давно труп нашли? – спросила я.

– Так утром ее нашла Мария Поликарпова. Она и милицию вызвала. С девяти утра здесь следователи шныряют: из подъезда никого не выпускают и внутрь тоже никому не разрешают пройти. Только преступник-то уж наверняка давно ушел – ежу понятно. Тьфу ты! Дурацкие порядки!

– Да уж, – теряя интерес к теме, пробормотала я. Настроение катастрофически быстро портилось. Теперь понятно, почему Алина не явилась на назначенную встречу. Девушка просто сидит в своей квартире и ждет, когда следователи закончат работу и позволят всем свободно покидать дом.

– Мария Поликарпова за хлебом вышла, – продолжала тараторить моя новая знакомая, – и увидела, что дверь соседская открыта. Она сначала подумала, что Алинка просто забыла ее закрыть – она ж такая ветреная девка. Она звонить ей стала, но никто не ответил. Тогда Мария Поликарпова дверь хотела захлопнуть и уйти, но в щелку увидела чьи-то ноги. Заглянула внутрь, а она там... мертвая! Застрелили ее в упор – прямо в голову.

– Кто – она? – Услышав знакомое имя, я застыла, как громом пораженная. Теперь я ловила каждое слово своей собеседницы.

– Ну, она – Алинка.

– Алина Завьянова? – тихо уточнила я, уже заранее зная ответ.

– Так ты ее знаешь? – ахнула тетка.

Я молча кивнула и поспешила отвернуться. Я медленно поплелась к своей машине, забралась в теплый салон и потянулась к бардачку – за сигаретами. «Что и говорить, веселенькое получается дельце», – угрюмо рассуждала я, щелкая зажигалкой. Сигарета никак не хотела прикуриваться, а когда я наконец сделала одну затяжку, то тут же отшвырнула от себя белую палочку с отравой. Вот черт! Я же решила бросить курить, и вот опять! Каким образом у меня в бардачке вообще оказались сигареты? Я же старательно ликвидировала все запасы! В открытое окошко полетела вся пачка, а я попыталась вернуться к своим размышлениям. «Накануне девушка звонит мне, рассказывает о том, что за ней кто-то следит, и просит разыскать преследователя, а уже сегодня утром ее находят застреленной. И еще эта „аристократочка“ никак не выходит из головы. Зачем она искала Алину? Есть над чем подумать... Хотя, кто знает, возможно, рассуждать не о чем. Вдруг менты уже знают, кто ее убил?»

Я выудила из сумочки телефон и набрала по памяти номер моего тарасовского приятеля и бывшего сослуживца, а ныне – подполковника милиции Володьки Кирьянова. Уж кто-кто, а он точно мне поможет в этом деле. Наконец я услышала далекий знакомый голос старого друга.

– Привет, Киря, – пропела я в трубку. – Как дела?

– Ты звонишь, чтобы узнать, как у меня дела? Это что-то новенькое! – Володька был явно зол и на ностальгический лад вовсе не настроен. – Быстро рассказывай! Опять вляпалась в какую-нибудь историю и тебе нужна моя помощь?

Вот за что я люблю Кирьянова, так это за его проницательность!

– Ну, вообще-то нужна, – замялась я.

– Говори, что у тебя там?

– Скажи, у тебя есть знакомые из уголовного розыска в Налинске? – решила я зайти издалека.

– Ну, есть. А тебя-то за каким чертом туда занесло?

– По делам, – уклонилась я от прямого ответа.

– Знаю я твои дела, – буркнул Володька.

– Так вот. Тут убили одну мою знакомую – Алину Завьянову. Это произошло буквально сегодня утром. Ты не мог бы узнать для меня, что уже успели накопать здешние работника правоохранительных органов? У них есть какая-нибудь версия? Ну, в общем, узнай что-нибудь.

– Это все? – сухо спросил Володька.

– Все.

– Жди, – сказал приятель и отсоединился.

И я принялась ждать. Минуты тянулись медленно, как жевательная резинка, я уже жалела о выкинутой пачке сигарет, а Володька все не звонил. За это время из подъезда вынесли носилки, укрытые непроницаемым черным полиэтиленом, погрузили в «уазик» и увезли. Следом потянулись люди в милицейской форме. Они тоже спешили покинуть дворик. Зеваки, с нетерпением ожидавшие развязки недавней трагедии, еще какое-то время потоптались у подъезда, обсуждая произошедшее, а затем начали расходиться по своим домам. Двор опустел. По стеклам ударили первые капли дождя, и я совсем приуныла. Может, Володька обо мне забыл? А что, если он вообще позвонит только вечером? Я решительно схватила сотовый, с тем чтобы напомнить приятелю о себе, но трубка неожиданно ожила в моей руке. По дисплею побежали знакомые цифры.

– Ну? Тебе удалось что-нибудь узнать? – затараторила я.

– Удалось.

– И что?

– Твоя Алина Завьянова была убита между девятью и десятью часами утра выстрелом в голову. Предположительно, девушка знала убийцу, если так легко открыла ему дверь и впустила в квартиру.

– Ну... – поторопила я Володьку.

– Ну и все.

– Что значит – все?

– Так. Следствие только началось. Никаких улик на месте происшествия не обнаружили. Никто ничего не видел, даже выстрелов не слышали. Очевидно, пистолет был с глушителем.

– Ну, хотя бы предположительная причина убийства у следствия есть?

– Пока что удалось выяснить лишь то, что девушка жила одна. К себе никого не приводила, даже подруг. Нигде не работала. Короче, знакомых у нее раз, два и обчелся. Их всех уже проверили – у всех стопроцентное алиби.

– То есть «висяк»? – констатировала я.

– Он самый, – не стал спорить Володька.

– Ладно, спасибо.

– Обращайся, если что, – подобрел к концу разговора подполковник и, послав мне воздушный поцелуй, отключился.
<< 1 2 3 4 5 6 7 ... 10 >>